Задача для Мушаррафа

Политика
Москва, 20.08.2007
«Эксперт» №30 (571)
Чтобы удержаться у власти и дать отпор исламистам, президент Пакистана должен подружиться с оппозицией и консолидировать общество на борьбу с исламским экстремизмом

Пакистан лихорадит. Даже празднование дня независимости прошло сдержанно и мрачновато. Штурм Красной мечети, предпринятый Исламабадом для усмирения и устрашения исламистов, на самом деле продемонстрировал бессилие политического руководства перед лицом рвущихся к власти исламских экстремистов. Ситуация усугубляется тем, что Первезу Мушаррафу за годы правления удалось растерять практически всех союзников как внутри страны, так и за ее пределами. Буквально все видные пакистанские оппозиционные лидеры и либеральная интеллигенция следят за событиями в государстве либо из европейских столиц, либо из окон тюрем. Даже Вашингтон в последнее время все резче высказывается в адрес своего протеже и говорит о террористической угрозе, исходящей из Пакистана. Фактически Белый дом выдвинул Мушаррафу ультиматум: либо он договаривается с оппозицией и возвращает в страну из ссылки в качестве премьер-министра Беназир Бхутто, либо Вашингтон умывает руки и ищет себе нового союзника в борьбе с терроризмом и хранителя пакистанской ядерной бомбы.

Эхо Красной мечети

Сам Мушарраф до штурма Красной мечети, похоже, не осознавал реальных масштабов угрожающей ему силы. «Люди, организовавшие оборону Красной мечети, были настоящими профессионалами в военном деле», — сказал эксперт по исламскому терроризму и национальной безопасности Центра Никсона Алексис Дебат, выступая с докладом по возвращении из Пакистана. В мечети были обнаружены колоссальные запасы оружия, включая тяжелые пулеметы, ракеты, противотанковые мины. Еще пару лет назад подобный арсенал можно было обнаружить лишь на неподконтрольной правительству территории где-нибудь в Зоне племен. Сегодня же этот склад находится прямо под носом у правительства в столице. Эксперты полагают, что подобных складов в Исламабаде может быть не один и не два. Предназначение этого оружия понятно даже неспециалистам. Ныне покойный лидер Красной мечети Абдул Рашид Гази неоднократно заявлял о необходимости смены власти в стране.

Штурм Красной мечети не только не напугал исламских экстремистов, но и восстановил против Мушаррафа пакистанское население более умеренных взглядов. «Абдул Рашид Гази, твоя кровь породит революцию», — кричала толпа на многотысячных демонстрациях. Между тем лидеры мирового исламского терроризма, в том числе и ближайший сподвижник бен Ладена Айман аль-Завахири, дали свое «благословение» на месть Мушаррафу. Талибы также уже сделали соответствующие выводы. Почувствовав, что вскоре возьмутся и за них, командиры отрядов талибов, дислоцированных в северо-восточных районах Пакистана, в одностороннем порядке разорвали соглашение о перемирии между ними и Исламабадом, подписанное в сентябре 2006 года. Сотни солдат пакистанской армии уже погибли в столкновениях с боевиками или стали жертвами атак террористов-камикадзе.

Между тем нынешний всплеск исламского экстремизма — результат политики самого Первеза Мушаррафа и его предшественников. Мушарраф — лишь последнее звено в цепочке, в то время как сам процесс начался более полувека

У партнеров

    «Эксперт»
    №30 (571) 20 августа 2007
    Финансовый кризис
    Содержание:
    Россия в зоне риска

    Чрезмерная зависимость от иностранных рынков капитала и слабость национальной финансовой системы делают российскую экономику уязвимой перед угрозой мирового кризиса ликвидности

    Обзор почты
    Спецвыпуск
    Русский бизнес
    Реклама