Забастовка без шансов на успех

Александр Механик
обозреватель журнала «Эксперт»
27 августа 2007, 00:00

Работники АвтоВАЗа не хотят работать за 7–10 тыс. рублей. Руководство же не может платить им 25 тыс. и при этом не обанкротить предприятие

В середине июля инициативная группа рабочих трех цехов — «Мотор-3», 46−1 и 45−2 — тольяттинского АвтоВАЗа направила руководству предприятия письмо с требованием поднять заработную плату до 25 тыс. рублей. В случае невыполнения условий рабочие грозились 1 августа остановить главный конвейер завода. Инициатором стачки выступил профсоюз «Единство» во главе с председателем Петром Золотаревым.

Золотарев объяснял требования своего профсоюза тем, что после решения о сокращении выпуска автомобилей на 6% у рабочих исчезла возможность подрабатывать во внеурочное время и по выходным за двойную оплату. По его словам, «до этого многие квалифицированные рабочие, подрабатывая, получали по 15–20 тысяч рублей. Сейчас их доходы упали в полтора-два раза».

Однако несмотря на то, что требования «Единства» так и не были удовлетворены, сама забастовка 1 августа фактически провалилась. В 10 утра работу прекратили 300 человек, в обеденный перерыв они провели митинг с требованиями поднять зарплату, после чего к работе не вернулись. Но главный конвейер забастовщики остановить не смогли. Одновременно с событиями в Тольятти в Москве у представительства АвтоВАЗа в Гороховском переулке прошел пикет в поддержку «Единства», на который собрались представители Революционной рабочей партии, Союза коммунистической молодежи, Совета рабочих Москвы и профсоюза «Студенческая солидарность».

Руководители российского автомобильного гиганта абсолютно уверены, что заявления «Единства» носят исключительно политический характер и совершенно не связаны с реальной ситуацией на предприятии. Письмо с требованием повысить зарплату подписало несколько сотен человек, тем временем в АвтоВАЗе трудится 110 тыс. Кроме того, по официальным данным, средняя зарплата на предприятии в июне составила 15,3 тыс. рублей (в июле была проиндексирована еще на 6%), а никак не 7–10 тыс., как считают представители «Единства». Представители же «Единства» предлагают не считать завышенные зарплаты руководства завода — тогда получится как раз 7–10 тыс.

Отметим также, что требование зарплаты в 25 тыс. — явный намек на лозунги, выдвинутые «Единой Россией», членами которой являются многие топ-менеджеры АвтоВАЗа, в том числе президент компании Владимир Артяков. Во время выборов в Законодательное собрание «Единая Россия» обклеила весь город плакатами с лозунгом «Зарплата 25 тысяч рублей — это реально».

14 августа руководство завода перешло в атаку. В профсоюз «Единство» поступило 26 приказов на вынесение выговоров, лишение премий и тринадцатой зарплаты в связи с невыходом на работу, а двоих, Валерия Мачихина и Алексея Виноградова, и вовсе потребовали уволить. Третий рабочий, Антон Вечкунин, раскидавший в свое время на главном конвейере листовки, тоже на грани увольнения.

Ответом стал новый призыв к забастовке. О нем Золотарев объявил в Москве 18 августа на митинге в поддержку работников АвтоВАЗа, где он заявил, что профсоюз не откажется от борьбы за права рабочих, и пригрозил руководству автогиганта новой забастовкой. После этого там же, в Москве, состоялся совет Межрегионального профсоюза работников автопрома (МПРА). Представители профсоюзов Ford, «Автофрамоса», GM-АвтоВАЗа и шинного завода «Нокиан Тайерс» договорились поддержать работников ВАЗа и консолидированно требовать от руководства предприятий повышения заработной платы. В противном случае, как заявил глава МПРА, лидер профсоюза завода Ford Алексей Этманов, уже осенью они готовы начать серию забастовок.

Впрочем, ситуация на ВАЗе и автосборочных предприятиях принципиально разная, а потому и забастовочное движение может дать разный результат. Руководство автосборочных предприятий заинтересовано как можно скорее запустить производство и наладить бесперебойный выпуск автомобилей на быстрорастущем автомобильном рынке России (за первое полугодие 2007 гоад продажи иномарок выросли на 70%). К тому же удельный вес зарплаты рабочих в структуре себестоимости продукции у них весьма скромен — несколько процентов. А вот ВАЗ в иной ситуации.

Сейчас среднесписочная численность работников тольяттинского завода — 110 тыс. человек. И поднять зарплату с 15 тыс., а тем более с 10 тыс. до 25 тыс. — значит попросту похоронить предприятие. Согласно бухгалтерскому отчету АвтоВАЗа за второй квартал 2007 года доля зарплаты и социальных отчислений в себестоимости продукции составляет 12,33%. Таким образом, удваивая фонд заработной платы, руководство автогиганта будет вынуждено увеличить отпускные цены минимум на те же 5–7%, а учитывая рост цен на комплектующие и повышение энерготарифов — и на все 10–15. Нынешняя ситуация на рынке не предоставляет такой возможности. Продукция ВАЗа и так вовсю проигрывает конкуренцию бюджетным иномаркам. А впереди переход на «Евро-3» (с 2008 года) и «Евро-4» (с 2010-го), что тоже увеличит себестоимость тольяттинских автомобилей.

Единственный вариант — радикальная модернизация производства. Включающая и кардинальное сокращение штата при увеличении зарплаты оставшимся 30–40 тыс. работников. Однако это задача совсем другого масштаба, и она не решается подписью на договоре с профсоюзом.

Получается, сложилась патовая ситуация. Руководство не может принять требование бастующих. Профсоюзы, разогретые успехами своих коллег из других автозаводов, не хотят отступать, тем более что зарплата в 7 тыс. рублей действительно выглядит как издевательство и едва позволяет покрыть коммунальные услуги. Но и массовые увольнения их тоже не устраивают. В результате АвтоВАЗ все более напоминает пороховую бочку, которую может взорвать любая спичка. Город, живущий вокруг одного завода, просто не может себе позволить находиться в зоне столь опасного конфликта.

 pic_text1 Фото: Интерпресс/Photoxpress
Фото: Интерпресс/Photoxpress

О том, как видится ситуация со стороны профсоюзов, мы поговорили с лидером Межрегионального профсоюза работников автопрома Алексеем Этмановым, который в 2005 году возглавил во Всеволожске забастовку рабочих завода «Форд» и сумел добиться существенного повышения зарплат.

— Чем вызвано решение вашего объединения профсоюзов о забастовке, почему именно сейчас и каковы ваши требования?

— На АвтоВАЗе ситуация действительно кризисная: люди выходят на стихийную забастовку, и нашей первичке приходится возглавлять этот стихийный протест.

— Да, протест был, но, судя по сообщениям СМИ, народу вышло немного.

— Знаете, когда людей запугивают, то очень трудно их вывести. Когда объединяется официальный профсоюз с работодателем, чтобы запугать людей и заткнуть им рты, то сами понимаете…

— Официальный профсоюз — это фээнэпровский профсоюз?

— Да. Там представители официального профсоюза отбирали листовки и угрожали людям увольнением. Это разве профсоюз?

— А вы рассчитываете, что сейчас вам удастся поднять больше людей?

— Мы сейчас ни на что не рассчитываем. Мы просто дали оценку прошедшим событиям и, как профсоюз, отметили, что на тех предприятиях, где наши первичные организации существуют, а это пять предприятий, и в целом в автомобильном секторе низкий уровень заработных плат. И приняли решение начать кампанию по повышению зарплат. Мы не говорим, что завтра все вместе выходим на демонстрацию или забастовку. Мы готовим экономическое обоснование, обсуждаем, какая заработная плата нам нужна, и готовим кампанию по ее повышению. Выходим на переговоры и уже по результатам переговоров решаем, как действовать дальше. ФНПР пытается доказать, что наши действия — это политика. Никакой политики, голая экономика. А на АвтоВАЗе ведь и до русского бунта недалеко.

— Вы считаете, что там, хотя это и незаметно, очень накаленная обстановка?

— Да, все это скрывается. Но на самом деле там все очень серьезно.

— А какой средний уровень зарплат у рабочих на АвтоВАЗе?

— Восемь тысяч.

— А у вас на «Форде»?

— У нас минимум шестнадцать, максимум двадцать восемь.

— Многие высказывают мнение, что такая низкая заработная плата на АвтоВАЗе — результат низкой производительности труда. И если повышать зарплату, придется прибегнуть к массовым увольнениям.

— Действительно, по численности АвтоВАЗ — это десяток небольших автозаводов. То, что там низкая производительность труда, мы абсолютно согласны. Но кто в этом виноват? В этом точно не виноваты люди, которые выполняют свои обязанности. Это ответственность руководства завода, которое, кстати, получает зарплаты на европейском уровне. Почему экономия идет за счет рабочих?

— Вы не боитесь, что поднимете людей, но, когда добьетесь повышения зарплаты, руководство справедливо скажет: хорошо, мы увеличиваем зарплату, но проводим жесткую рационализацию и увольняем лишних. И рабочие, которые будут уволены, точно не выиграют.

— Это надо обсуждать. Мы не предлагаем повышать зарплату так, чтобы пришлось увольнять большую часть коллектива, но мы считаем, что надо обсуждать проблему и объяснять, а не скрывать состояние дел на заводе. А сейчас наша первичка, «Единство», выброшена за борт, и люди не удовлетворены работой официального профсоюза. На забастовку ведь вышло очень много людей из официального профсоюза. Нам рассказывают, что там всего сто пятьдесят человек участвовало. Но там только сто семьдесят взысканий объявили за участие в забастовке. Троих увольняют. По нашим оценкам, около пятисот человек стояло. Но дело не только собственно в АвтоВАЗе. Возьмите GM-АвтоВАЗ. Предприятие уже европейского уровня. А зарплата тоже восемь—девять тысяч. Максимум двенадцать.

— На АвтоВАЗе руководство заняло в отношении забастовщиков достаточно жесткую позицию. Вы сами говорите, людей увольняют, выговоры объявляют. Если они не пойдут на переговоры, какие будут ваши действия?

— Вы знаете, есть разные рычаги воздействия. Мы проводим сейчас пикеты по всей России в поддержку уволенных. Если обществу показать, какие репрессии и какой беспредел творятся на АвтоВАЗе, то, я думаю, это окажет влияние. И потом, и у нас в России сейчас начинают дорожить профессиональным именем.