Последний кирпич в стене

Тема недели
Москва, 03.09.2007
«Эксперт» №32 (573)
Выделение Следственного комитета из Генпрокуратуры радикально меняет систему полномочий силовых ведомств. Теперь ни у одной силовой структуры нет возможностей радикально влиять на политическую ситуацию в стране

Сейчас трудно сказать, насколько объективна была ставка на силовиков и силовой контроль над политическим и экономическим пространством страны. Но как только она была сделана, обнаружился и самый эффективный механизм реализации этого контроля — прокуратура. Ведомство, которое осуществляет надзор за деятельностью всех силовиков и обладает исключительной прерогативой расследования уголовных дел в отношении чиновников, — это очень сильный инструмент. И этим список преимуществ прокуратуры не ограничивался. Любой прокурор, в подчинении которого был целый штат следователей, мог провести проверку соблюдения законности и на основании ее результатов начать уголовное преследование (или, наоборот, прекратить таковое). Ну и, наконец, надзор за следствием осуществляла все та же прокуратура.

Однако по мере становления государства, укрепления путинской системы власти, такое положение прокуратуры начало угрожать уже самой этой системе. Прокуратура, по сути дела, превратилась в «универсальное оружие» в политической и экономической борьбе — контроль над ней открывал перед любыми игроками весьма широкие горизонты.

Угроза обнаружилась еще в 2003 году — сразу после старта «дела ЮКОСа». Путинская элита в отношении к этому делу была консолидирована, но то, какие возможности продемонстрировала прокуратура, заставило многих в окружении президента задуматься об опасности с этой стороны. Тогда же, в ноябре 2003-го, Дмитрий Козак и Дмитрий Медведев разработали предложения об изменении статуса прокуратуры и резком ограничении ее полномочий (выведение следствия из прокуратуры в отдельный следственный комитет). Инициатива эта была сочтена несвоевременной, и ее заблокировали. Однако когда весной 2006 года Генпрокуратура во главе с Владимиром Устиновым начала демонстрировать свои политические возможности (удар по таможне, региональной власти и Совету Федерации показал, как легко с ее помощью перехватывается власть в стране), не замечать исходящую от нее угрозу было уже нельзя. Отставка Устинова сняла остроту проблемы на федеральном уровне. Но на уровне региональном прокуратура оставалась ключевой силой в борьбе за власть и собственность. Все последние скандалы в регионах показывают, что в борьбе выигрывает тот, кто контролирует прокуратуру или играет вместе с ней.

Щит и меч

Однако 7 сентября расклад принципиально изменится. Среди силовиков появится новый игрок — Следственный комитет (СК) при Генпрокуратуре. Новая структура формально хоть и остается «при прокуратуре», однако совершенно от нее не зависит.

Даже процедура назначения руководителя Следственного комитета очевидно указывает на то, что речь идет скорее об отдельном ведомстве. Начальник СК назначается не генпрокурором, а Советом Федерации по представлению президента. Более того, и полномочия СК беспрецедентны. Например, возбуждать уголовные дела в отношении депутатов и прочих чиновников класса А и ниже будет теперь не генеральный прокурор, а начальник Следственного комитета. Возбудить дело в отношении самого генерального

У партнеров

    «Эксперт»
    №32 (573) 3 сентября 2007
    Следственный комитет
    Содержание:
    Последний кирпич в стене

    Выделение Следственного комитета из Генпрокуратуры радикально меняет систему полномочий силовых ведомств. Теперь ни у одной силовой структуры нет возможностей радикально влиять на политическую ситуацию в стране

    Обзор почты
    Наука и технологии
    На улице Правды
    Реклама