Мэйд ин Чайна. Римейк

Международный бизнес
Москва, 10.09.2007
«Эксперт» №33 (574)
Имиджевый скандал вокруг китайских товаров стимулирует полномасштабную перестройку всей экономики КНР — от географического распределения промышленного производства до организации бизнес-процессов

Спокойная жизнь Энди Найда, 32-летнего американского бизнесмена, владельца торговой компании c оборотом 20 млн долларов и квартиры в дорогом районе Гонконга, закончилась в начале июня этого года. «Я не знаю, что делать, я просто смотрю, как каждую неделю сокращаются мои доходы, это даже завораживает», — рассказывает он корреспонденту «Эксперта», хлопая себя по карману, чтобы показать, откуда именно он оплачивает растущие издержки, связанные с производством в Китае. «Готового решения у меня нет, но понятно, что спокойной жизни больше не будет, время легких денег прошло», — вздыхает он и заказывает еще одну кружку пива.

Лето 2007 года выдалось необычайно нервным для всех китайских экспортеров. Почти каждую неделю рынок потрясали новости о случаях отзыва товаров, произведенных в Китае. С полок американских и европейских магазинов исчезали игрушки, обувь, матрасы, ручки, зубная паста — западные потребители неожиданно осознали, что почти все, что они покупают, придирчиво выбирая между брендами известных международных марок, на самом деле произведено из сомнительных материалов на соседних китайских фабриках с непроизносимыми названиями. В августе тема «китайской угрозы» стала одним из самых популярных сюжетов на американском телевидении. Специальные расследования в духе «чем играют наши дети?» приводили журналистов на китайские заводы, где нарушались все мыслимые стандарты производства. Эти репортажи не прошли даром. По данным опросов социологической службы Zogby, к концу августа 63% американцев готовы были бойкотировать китайские товары, а 61% «с удовольствием покупал бы изделия с маркировкой China free, если бы таковые были в наличии».

Примерно в это же время власти КНР начали реформу экспортной промышленности, которая в теории должна привести к постепенному изменению структуры экспорта и даже географическому перераспределению промышленного производства внутри страны. Так что серия скандалов, при всех негативных последствиях для имиджа Китая, оказалась даже на руку центральным властям. Теперь в своем давлении на экспортеров они могут действовать более жесткими методами. Пекин ясно дал понять, что экспорт перестал быть священной коровой китайской экономики, есть новые приоритеты, под которые бизнесменам предлагается подстраиваться самостоятельно.

Кто виноват

Наиболее громкий общественный резонанс вызвал отзыв американской компанией Mattel около 19 млн игрушек из-за повышенного содержания свинца и крошечных, но необыкновенно мощных магнитов, которые, соединившись, проделали дырку в желудке проглотившей игрушку американской девочки. Свинец содержался в желтой краске, которую компания Zhongxin продала компании Dongxin, в свою очередь использовавшей ее для покраски игрушек компании Lee Dеr (другое название Li Da) — одного из десятков подрядчиков Mattel в Китае.

Впрочем, за исключением девочки, здоровью которой был действительно нанесен серьезный вред, единственной жертвой свинцово-магнитного скандала стал генеральный директор Lee Der Чжан Шухун, покончивш

У партнеров

    «Эксперт»
    №33 (574) 10 сентября 2007
    Кавказ
    Содержание:
    Кризис перепроизводства силы

    По итогам пяти лет ничем не стесненной борьбы с терроризмом Ингушетия стала самым неспокойным регионом на Северном Кавказе

    Обзор почты
    Международный бизнес
    Экономика и финансы
    Культура
    На улице Правды
    Реклама