Кампания без прессы

Максим Соколов
10 сентября 2007, 00:00

Президентский указ о выборах в V (IX) Думу был встречен неслыханным единодушием экспертного сообщества. Самые разные наблюдатели, не сговариваясь, в первый же день объявленной кампании рассказали, какие могут быть интриги на выборах. Впрочем, слово «интрига» — это очень громко, точнее сказать, какие могут быть люфты, что в настоящий момент трудно предугадать. Список люфтов был довольно невелик: а) пройдет ли ЛДПР через семипроцентный барьер; б) займет ли КПРФ, вопреки всем стараниям С. М. Миронова, второе место; в) каким будет подлежащий разделу премиальный фонд, составленный из голосов, отданных за партии, не прошедшие барьер, — от этого зависит, получит ЕР после раздела премии конституционное большинство или не получит. Причем по первым двум пунктам те, которые не были исполнены непосредственной агитационной заинтересованности, соглашались, что, скорее всего, ЛДПР проходит и КПРФ будет номером два, что же до размеров фонда, то как его угадать — на то воля народа.

Отговорившись по главному, эксперты и обозреватели тут же могли уйти в отпуск. Все более или менее существенное было сформулировано, а дальше предстоят сюжеты, интересные скорее в смысле изучения нравов, наблюдений над особенностями человеческой психологии etc. Когда нет иных тем, можно понаблюдать и за внутрипартийными интригами, и за тушинскими перелетами, бегающими из одной партии в другую, и за тем, как вожди обманывают перелетов (не все же перелетам вождей), и за межпартийными перебранками, а равно новыми и старыми методами черного пиара. Не то чтобы прав Г. А. Зюганов, обещающий, что эта кампания будет самой грязной, — это скорее вроде стандартной формулы «старожилы не упомнят», ибо когда же они помнят. Однако ценителю будет на что посмотреть.

Но именно что ценителю. Потребителю конечного результата — все-таки парламенты избирают не для красот предвыборной перебранки, а для получения законодательного собрания с тем или иным соотношением политических сил — это будет довольно все равно, поскольку результат наперед известен и возможные флуктуации минимальны.

Речь не идет о том, что всемогущий Кремль уже составил инструкцию, кому сколько нарисовать, а флуктуации могут быть связаны лишь с борьбой между отдельными башнями. Даже если не принимать такого утрированно освободительного взгляда и предполагать, что счет голосов будет идеально честным (а как же иначе?), вряд ли это что-то изменит, поскольку тут действует сочетание уже сложившихся факторов, от честности собственно счета не зависящих. А именно: сложившаяся партийная структура и установленная новым законом избирательная система, принцип которой «имущему дастся, у неимущего отнимется». Можно сколько угодно говорить, что исходное распределение политических богатств сложилось совсем не в идеальной конкуренции (так ведь и с неполитическими богатствами бывает), но уж когда сложилось и к тому добавилось «имущему дастся...», то, поручай счет голосов хоть справедливому Аристиду, имущему и дастся. Если, конечно, Аристид не начнет откровенно мухлевать в пользу неимущих, что вроде бы тоже не очень справедливо.

О том, что нынешнее законодательство формирует партийную олигополию, не говорил только ленивый, с тем молчаливо соглашались и творцы системы, избегая лишь термина «олигополия». Оттого не вполне понятно нынешнее желание разрекламировать кампанию и придать ей максимальную живость. Бесспорно, сочетание подлинных политических страстей с гарантированной предсказуемостью результатов — это и есть искомая гармония приятного с полезным, но когда премудроковарные люди начинают мечтать еще и о такой гармонии, это выглядит несколько наивно.

Разумнее смириться с тем, что это будет избирательная кампания без прессы. Не в том смысле, что про выборы не будут писать и говорить, — будут, разумеется, куда же они денутся. Тут дело не в разнарядках (хотя, наверное, будет не без них), какие-то события текут, их освещают. Но — это самое существенное, если угодно, больное — делается это и будет делаться без всякого партизанства. Т. е. без личного чувства сопричастности к успехам и неудачам тяжущихся партий: «Нам так же чужды их печали, как мы и наши чужды им».

С одной стороны, что за беда? Оргработа всюду налажена — в том числе и со СМИ, уж телевидение точно не подкачает. С другой стороны, до сих пор нервом кампаний была партизанская пресса, причем неважно, какого направления. Существенно то, что в кампаниях, представлявших интерес для граждан, и граждане, и СМИ были движимы искренними страхами и искренними надеждами. Эти страхи и эти надежды могли быть совершенно противоположного свойства — но они были. И порождали идейность освещения кампании, вследствие чего — идейность голосования. А равно и его непредсказуемость, поскольку страх и надежда — весьма сильные чувства, способные мобилизовывать и отдельного человека, и целые социальные группы если не на сверх-, то хоть на какие-то усилия. Как минимум на то, чтобы оторвать себя от дивана и сходить на участок. По итогам выборов всегда было интересно узнать, сколько нарочито аполитичных людей все же встали и пошли являть свою волю. Без партизанства, порождаемого страхом и надеждой, того бы не было.

Зададимся же теперь вопросом, что было бы, окажись завтра сняты существенные ограничения и на регистрацию блоков, и по избирательным барьерам, а СМИ подвергнись разнузданию. В силу понятных причин станет несколько живее, но вот насчет сильного и искреннего чувства сопричастности к тяжущимся за победу позволительно усомниться. Все-таки чувства должны быть сколь-нибудь массовыми. Чисто сектаторские структуры и при изрядной свободе не волнуют, не греют, не зажигают никого, кроме узкого круга приверженцев. Если кто в состоянии представить себе убедительную и искреннюю агитацию за выключенных сегодня из игры НБП, ОГФ, касьяновский НДС или включенных, но маргинальных СПС и «Яблоко» — благо тому. Иные же усомнятся.

Тезис о том, что закрутка избирательных гаек была делом похвальным, не все разделяют, но стоит понимать, что утрата прессы и утрата эмоциональной составляющей — процесс, зашедший столь далеко, что одна лишь обратная открутка утрату вряд ли восстановит.