Долой консервные трюмы

Спецвыпуск
Москва, 10.09.2007
«Эксперт» №33 (574)
Частная рыболовецкая компания «Морская звезда» способна решать государственные задачи. Но государство пока не готово быть ей партнером

«Я был шокирован, когда впервые увидел вблизи рыболовецкое судно. Я-то представлял себе такой белый пароход. А на нем оказалось столько ржавчины! А запах…» — рассказывает Андрей Шадрин, переехавший несколько лет назад в Калининград из Новосибирска вслед за пришедшим в регион банком, в котором он тогда работал. Теперь в качестве замгендиректора рыболовецкой компании «Морская звезда» он сам водит на суда банкиров, желающих знать, под какое имущество их просят выдать кредит. И каждый раз наблюдает шок, который когда-то испытал сам. «А еще очень сложно объяснить им, как в качестве залога можно предлагать рыбу на борту судов, находящихся в море, — продолжает Шадрин. — Они боятся: вдруг это все фикция. Долго приходится убеждать, что мы каждый день подаем сводку о добыче и нас контролируют не только российские ведомства, но и иностранцы, следящие за тем, чтобы мы не выловили рыбы свыше квот. Мы просто не в состоянии их обмануть». Впрочем, у тех банкиров, что сумели разобраться в специфике рыбодобывающего бизнеса и оценить перспективы «Морской звезды», шок вскоре проходит. Компания не успевает выбирать кредитные лимиты, предоставляемые банками на текущие нужды и модернизацию судов.

Проблема 2015 года

Бизнес «Морской звезды» начинался в смутный для рыболовецкой отрасли России период. В СССР рыбная добыча была планово-убыточной: таким образом государство пыталось приучить народ есть рыбу. Разрушение этой системы сильно ударило по рыбакам Северо-Запада, чей промысел связан с длительными дорогостоящими экспедициями в Атлантику. Калининградская база тралового флота, поделенная при акционировании между работниками и государством и ставшая ОАО «Запрыба», от растерянности до конца 90-х продолжала гонять по океанским просторам суда, не подчиняясь никаким экономическим законам. Руководство компании по старой памяти видело свою задачу в том, чтобы задействовать сотню судов, находившихся в ее распоряжении, не считаясь с возможностями вылова. Росли долги. «Запрыба» стала сдавать свои корабли в аренду. Многие из арендаторов в видении перспективы недалеко ушли от управленцев арендодателя. Не задумываясь о будущем, они выжимали из судов все, что только можно, и, доведя до состояния металлолома, выходили из бизнеса. Моряки оставались без зарплаты, пароходы оказывались брошенными под арестом в иностранных портах вместе с экипажем, отбирались контрагентами за долги. Флот разваливался. Из ста единиц калининградского рыбного флота осталось около трех десятков.

«Морская звезда» свое первое судно взяла в аренду в 1997 году. Вырученных от первой рыболовной экспедиции средств, притом что компания исправно выплачивала зарплату и ремонтировала судно, хватило на то, чтобы через год арендовать еще одно. Потом суда стали покупать. «Экономика нескольких судов — это не экономика одного. Когда у тебя группа однотипных кораблей, централизуется снабжение. Да и затраты на управление несколькими судами, направленными в один район промысла, те же самые, что и на управление одним кораблем», —

У партнеров

    «Эксперт»
    №33 (574) 10 сентября 2007
    Кавказ
    Содержание:
    Кризис перепроизводства силы

    По итогам пяти лет ничем не стесненной борьбы с терроризмом Ингушетия стала самым неспокойным регионом на Северном Кавказе

    Обзор почты
    Международный бизнес
    Экономика и финансы
    Культура
    На улице Правды
    Реклама