Слово и дело генпрокурора

Политика
Москва, 10.09.2007
«Эксперт» №33 (574)
Генеральный прокурор Юрий Чайка сильно преувеличил успехи следствия по делу Анны Политковской и в итоге очень осложнил дальнейшее расследование

Журналистку Анну Политковскую убили 7 октября 2006 года в 16 часов 10 минут в подъезде дома на Лесной улице, где она снимала квартиру. 27 августа текущего года генпрокурор сообщил о раскрытии этого преступления Владимиру Путину. Вот что сказал Юрий Чайка: «Мы серьезно продвинулись в расследовании уголовного дела по факту убийства журналистки Политковской. На сегодняшний день по этому делу арестованы десять человек, буквально в ближайшее время им будут предъявлены обвинения в совершении этого тяжкого преступления». После чего Юрий Чайка дал на эту тему обширную пресс-конференцию.

Десять, а точнее, одиннадцать подозреваемых действительно были задержаны, однако дальнейшие события развивались уже совсем по другому сценарию.

Из одиннадцати задержанных двое были отпущены на свободу почти сразу и без предъявления обвинений. Это бывший сотрудник оперативно-поискового управления ГУВД Олег Алимов (его освободили 30 августа) и охранник Алексей Беркин, который вышел на свободу на день раньше. Кроме того, еще у одного задержанного, бывшего оперативника столичного УБОПа Сергея Хаджикурбанова, есть железное алиби, созданное самой прокуратурой. На момент совершения убийства он находился в тюрьме. Следующий подозреваемый в причастности к убийству, подполковник ФСБ Павел Рягузов, вообще обвиняется в совершении других преступлений. Ему в итоге инкриминируется превышение должностных полномочий, похищение человека и нарушение неприкосновенности жилища. Обвинения серьезные, но они никак не связаны с убийством Политковской, что специально подчеркнули все должностные лица сразу после решения суда о его заключении под стражу. Помимо этого есть еще четыре чеченца, братья Тамерлан, Джабраил и Ибрагим Махмудовы и Магомед Димельханов. Всем им предъявлено обвинение в «убийстве лица в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением им общественного долга», совершенном в составе группы. Однако на пленке, запечатлевшей выход убийцы из подъезда журналистки, стрелок был один. Роль остальных участников еще предстоит доказать. Объективными свидетельствами того, что каждый из них участвовал в готовящемся преступлении, могли бы стать записи разговоров, в которых прямо упоминалось бы убийство. Но таких записей у следователей нет.

То есть буквально за неделю с момента заявления генпрокурора об успехах следствия оно развалилось на глазах. В прессе сразу же появились предположения, что прокурор как раз сказал правду и следствие действительно вышло на убийц Политковской, но вмешались некие «темные силы» и не дали довести дело до конца. Судить об отсутствии или наличии темных сил — отдельное занятие, но в данном случае далеко не обязательно умножать сущности без надобности. Следствие и вправду развалилось, но в первую очередь по вине самого генпрокурора, который, отчитываясь перед президентом, выдавал желаемое за действительное — предварительные результаты за раскрытое дело. У следствия действительно был набор людей, подозреваемых в соучастии, но до раскрытия дела

У партнеров

    «Эксперт»
    №33 (574) 10 сентября 2007
    Кавказ
    Содержание:
    Кризис перепроизводства силы

    По итогам пяти лет ничем не стесненной борьбы с терроризмом Ингушетия стала самым неспокойным регионом на Северном Кавказе

    Обзор почты
    Международный бизнес
    Экономика и финансы
    Культура
    На улице Правды
    Реклама