Белые пятна на карте ритейла

Александр Ивантер
первый заместитель главного редактора журнала «Эксперт»
Сергей Селянин
руководитель проектов Аналитического центра «Эксперт-Урал»
17 сентября 2007, 00:00

Региональное развитие банковской системы происходит крайне неравномерно. Настоящая конкуренция за ресурсы и клиентов идет в небольшом числе узловых городов и областей. При этом потенциал спроса на розничные финансовые услуги в нескольких сравнительно многонаселенных и богатых регионах пока что явно недооценен банкирами

Анализ банковской системы страны, тем более такой большой и разнообразной, как Россия, довольно абстрактен без изучения специфики регионов. Численность населения, особенно городского, уровень его доходов, а также степень развития и структура местного хозяйства в существенной мере определяют характер региональных банковских рынков. Основываясь на уникальной базе данных аналитического центра «Эксперт-Урал», мы решили проследить закономерности их развития, а также выявить регионы, выпадающие по тем или иным показателям из общей картины связей. Причины таких отклонений могут быть статистического свойства. Например, являться следствием недоучета официальной статистикой уровня действительных доходов населения — эту гипотезу высказывали опрошенные нами банкиры в отношении, в частности, ряда регионов Юга России. А могут служить указанием на явно недоиспользуемый потенциал роста тех или иных видов банковских услуг, прежде всего розничных (вклады, потребительские кредиты, пластиковые карты). Именно такие белые пятна на банковской карте страны, то есть регионы, где частные клиенты недостаточно обеспечены банковскими услугами, мы и пытались обнаружить.

Если говорить о менее прикладных результатах нашей работы, то мы были вынуждены сделать такой вывод: не считая обеих столиц, менее десятка российских областей могут похвастаться наличием реальной банковской системы — с несколькими конкурирующими самостоятельными местными банками (или хотя бы одним мощным местным лидером — не-Сбербанком), с растущим числом филиалов банков федерального либо межрегионального уровня, с заметным вкладом банковской системы в местную экономику и кругооборот доходов предприятий и граждан. Банковская карта России оказалась еще более атомарной и раздробленной, чем промышленный ландшафт страны. Очаги концентрации ресурсов и кредитно-депозитной активности сосредоточены в крайне немногочисленном числе регионов. За пределами двух столиц даже не все города-миллионники могут похвастаться более или менее развитой банковской системой. В то же время такие глухие, по меркам столичных жителей, углы, как Тюмень или Магадан, очень хорошо смотрятся и по уровню развития банковской сети, и по доле местных банков на рынке, и по показателю депозитов и кредитов на душу населения.

Банковский атлас

Начнем с самых общих констатаций. Почти две трети (64%) банковских активов России приходится на Москву. Успокоим скептиков — это результаты корректного счета по статистике ЦБ, исключающего активы региональных филиалов московских банков, в том числе Сбербанка, который и московским-то можно назвать только по прописке головной конторы, но не по географии львиной доли бизнеса. Правда надо учитывать, что на балансах московских банков заметная часть активов (кредитов, поручительств, гарантий, расчетных счетов, управляемых дистанционно) имеет региональную «прописку». Про эти активы корректнее говорить, что они управляются из Москвы.

За пределами Москвы крупнейшей банковской системой страны является уральская (здесь и далее мы нарезали макрорегионы страны в границах соответствующих федеральных округов). Там три явных лидера — Свердловская, Челябинская и Тюменская области. С небольшим отставанием за Уралом следует Северо-Запад — но лишь благодаря Санкт-Петербургу (активы питерских банков и находящихся в городе филиалов банков других регионов в два с половиной раза превышают банковские активы всех остальных областей Северо-Запада вместе взятых). На третьем месте по размеру активов находится банковская система Поволжья с тремя явными фаворитами — Самарой, Нижним Новгородом и Татарстаном. Четвертое место не досталось бы Сибири без наличия такого тяжеловеса уже федерального уровня, как новосибирский УРСА Банк. За Сибирью следует банковская система Юга России. И это притом что по численности населения макрорегион лидирует в стране. Данное несоответствие указывает на явно недостаточное развитие банковской сети южных областей России. Аналогичный вывод справедлив в отношении центральных областей страны, несколько из них попали в наш «антирейтинг» субъектов федерации с явно недоиспользованным потенциалом развития банковских услуг (см. таблицу 5).

Несмотря на то что большинство банков универсальные и оказывают широкий спектр услуг как корпоративным клиентам, так и частным лицам, проводить комплексный анализ услуг для корпоративных и частных клиентов достаточно сложно. Услуги юрлицам имеют свою специфику, во многих случаях для обслуживания таких клиентов достаточно удаленного доступа. Конечно, какая-то часть операций может осуществляться только на месте (кассовые операции, зарплатные проекты), но в целом для обслуживания юрлиц, тем более крупных, большой сети не надо. Крупные корпорации имеют головные офисы в Москве, где и осуществляется их банковское обслуживание. Крупные региональные компании также зачастую работают напрямую с московскими банками, особенно по кредитным операциям. Статистика ЦБ о распределении банковских активов и пассивов по регионам России подтверждает это: если на Москву и Московскую область приходится 64% активов, то на рынке вкладов физлиц доля столицы — уже 40%, а на рынке потребительских кредитов — всего 21%.

Частные клиенты преимущественно работают с филиалами банков, расположенных в данном регионе. Исключение составляют, пожалуй, потребительские кредиты, которые активно выдаются банками, не имеющими филиалов, в основном через торговые сети. Но статистика ЦБ фиксирует географию таких операций по месту расположения заемщика.

Довольно очевидно, что чем больше вкладов населения аккумулируют банки региона, тем активнее они кредитуют население. Однако любопытно, что, как показали наши расчеты, существует довольно жесткая пропорциональная зависимость этих показателей: каждый рубль частных депозитов генерирует в среднем 54 копейки потребительских кредитов. Примерно такое соотношение и в целом по стране: депозиты россиян составляют (на середину 2007 года) порядка 30 тыс. рублей на душу (грубо говоря — две официальные месячные зарплаты), а розничные ссуды — 16,4 тыс. рублей (чуть больше одной зарплаты).

Само же сопоставление с текущими доходами указывает на все еще детский уровень развития банковской системы страны и невысокий уровень жизни подавляющего числа ее жителей. Для сравнения: накопленный размер потребительской задолженности среднего американского домохозяйства составляет с учетом ипотеки более четырех годовых зарплат. А у нас пока, повторим, — одну месячную. Если с таким грузом кризис «плохих» розничных кредитов у нас все же разразится, грош цена российским банкам, не сумевшим справиться со столь копеечным риском.

Довольно любопытно было выяснить, что ни Москва, ни Санкт-Петербург не являются лидерами по объему привлеченных населением потребительских кредитов в расчете на одного жителя. Подушевой уровень розничных кредитов выше в Тюмени, Магадане, Красноярске, Томске, Новосибирске, Самаре. Впрочем, столичные жители явно лидируют по уровню банковских вкладов на душу населения, так что большую УДАРЕНИЕ НА О (в сравнении с провинциалами) часть покупок они могут делать, не привлекая кредиты.

Свой-чужой

Банковская система всех регионов страны представлена тремя большими составляющими: самостоятельные банки региона, филиалы иногородних банков, преимущественно московских, и Сбербанк. Последний присутствует везде, в том числе и там, где по тем или иным причинам нет других банков. Доля Сбербанка во многих субъектах федерации огромна. Если в целом по стране его доля — около 29% активов, то, например, в Пермском крае — свыше 50%.

Что определяет наличие и вес самостоятельных местных банков на территории региона? Здесь играет роль целый ряд факторов: экономический потенциал регионов, специфика реального сектора экономики и социальные индикаторы. Нельзя сбрасывать со счетов и факторы неэкономические, такие как административные и неформальные барьеры для входа на рынок инорегиональных банков. Классический пример — Татарстан, один из самых закрытых для внешних игроков банковских рынков страны.

Безусловно, количество самостоятельных банков изначально было сильно задано исторически — в процессе формирования коммерческих банков из осколков союзных банков без малого двадцать лет назад. Как правило, инициаторами акционирования госбанков выступали управляющие отделений этих банков, которые заручались поддержкой руководителей предприятий региона, а также партийной, комсомольской и профсоюзной номенклатуры, которая на рубеже 90-х годов просто бросилась в коммерцию. Немалую роль сыграли и только что сформированные органы Банка России. В результате в одних регионах госбанки были разделены на несколько отдельных банков, в других — сконцентрированы в одних руках, а в третьих наследство госбанков досталось московским банкам.

Немногочисленные примеры сильных местных банков в регионе в большинстве случаев связаны с наличием крупных промышленных предприятий экспортно ориентированных отраслей. На Северо-Западе, скажем, это Меткомбанк из Череповца, сильно завязанный на «Северсталь», и Ухта-банк, обслуживающий предприятия нефте- и газодобычи Республики Коми. В регионах с крупными городами, в которых развита не только промышленность, но и торговля, сфера услуг, малый бизнес, банкам легче было выстоять в кризисы.

Магия больших городов

Теперь расскажем подробнее о нашем исследовании регионов и его результатах.

Основным параметром региона при нашем исследовании являлась численность населения. Мы взяли 65 самых населенных регионов, не включая в их число Чеченскую республику, в которой обеспеченность банковскими услугами далеко не главная проблема. Помимо Чечни из анализа были исключены 12 регионов с населением от 50 тыс. до 537 тыс. жителей. Сравнивать их с крупными регионами не имеет особого смысла — там не развита не только банковская инфраструктура, но и весь потребительский рынок.

Второй определяющий параметр региона — доходы населения. Из имеющихся статистических показателей доходы характеризуют два: среднемесячная зарплата за 2006 год и валовой региональный продукт на душу населения (доступны данные за 2005 год). И тот и другой показатель имеют изъяны. Так, всем известно, что официальная зарплата и реальные доходы сильно отличаются. А высокий ВРП региона не всегда отражается на доходах населения, особенно это относится к сырьевым регионам. В качестве основного индикатора нами была выбрана зарплата.

Мы исходили из двух незамысловатых гипотез. Первая: высокие доходы населения должны проявляться в высоком уровне банковских услуг на душу населения (в объеме частных вкладов, потребительских кредитов и количестве пластиковых карт). Вторая: в многонаселенных регионах должно быть достаточно большое количество банков и филиалов, в том числе крупных самостоятельных банков. Именно наличие многих местных игроков создает конкурентную среду, показывает, что регион привлекателен для ведения банковского бизнеса.

Было отобрано пять показателей, характеризующих рынок банковских услуг для физических лиц: общее количество банков и филиалов в регионе (число банковских брендов), величина крупнейшего самостоятельного банка региона, объем вкладов, потребительских кредитов на одного жителя и количество пластиковых карт на одного жителя. Далее были выбраны пять пар показателей, которые, согласно нашим представлениям, должны коррелировать друг с другом (количество банков и филиалов — численность населения, размер крупнейшего самостоятельного банка — численность населения, вклады на душу населения — зарплата, потребкредиты на душу населения — зарплата, количество карт на душу населения — зарплата). По первому показателю были отобраны наименьшие значения (то есть наихудшие), по второму — наибольшие (наилучшие). В итоге получилось пять выборок по десять регионов. Семнадцать регионов, где из пяти анализируемых показателей более двух показали значения ниже средних для данной численности населения региона и уровня его доходов, были включены нами в «антирейтинг» субъектов федерации с явно недоиспользованным потенциалом развития банковских услуг (см. таблицу 5).

Есть и обратные примеры — при низких ожиданиях в регионе достаточно высокий уровень услуг в отдельных сегментах рынка. Так, в относительно немногочисленных и небогатых Курской и Костромской областях есть крупные самостоятельные банки, в Курской области также высок охват населения пластиковыми картами.

Наиболее яркие представители «отстающих» регионов — Краснодарский край и Башкирия. Это крупные и богатые регионы, и тем не менее их жители испытывают недостаток в банковских услугах. Более углубленный анализ показал, что в обоих регионах низка доля городского населения (53 и 60% соответственно), а проникновение банков в малые города и села значительно ниже, чем в крупные, тем более столичные города. Зачастую единственным банком в малом городе является Сбербанк, а открытие другого банка экономически нецелесообразно. Поэтому даже несмотря на высокие доходы банковские услуги оказываются недоступны.

На Тверской области, попавшей в рейтинг «недостаточности» по трем позициям, также сказывается проблема малых городов. При относительно высокой численности городского населения (74%) из 23 городов лишь четыре имеют население свыше 50 тыс. жителей, включая столицу региона. А ведь именно крупные города, как правило, являются промышленными, транспортными и торговыми центрами, где выше и доходы, и сбережения населения, а следовательно, и привлекательность для банковского бизнеса.

Вот и получается, что банки тяготеют к большим городам. При примерно одинаковых зарплатах в Самарской и Пермской областях (9,5 тыс. рублей) в первой значительно выше уровень всех банковских услуг, в том числе из-за того, что в Самарской области 59% населения проживает в городах численностью выше 250 тыс. человек, а в Пермской — только 37%.

Применительно к Краснодарскому краю можно попытаться объяснить относительную неразвитость банковского ритейла курортной спецификой этого региона, а следовательно, долей наличного денежного обращения, значительно превышающей среднюю по стране. Свыше 9 млн туристов, посетивших черноморские курорты этим летом, оставили много наличных денег, которые осели в руках местных жителей, чьи доходы существенно выше официально отраженных статистикой, поэтому и кредиты им не нужны. Торговля осуществляется в основном за наличные. Главная причина — отсутствие крупных торговых центров, торговля идет преимущественно через мелкие лавочки и рынки. Распространение пластиковых карт тоже в основном пока базируется на зарплатных проектах, а если основные доходы неучтенные, то данный банковский продукт остается невостребованным.