Укус дырки

Александр Гаррос
24 сентября 2007, 00:00

Пэ Крусанов символично вырулил в голову автоколонны «новой русской качественной прозы» аккурат в 2000-м — с «Укусом ангела». Громокипящая имперско-эстетская мистерия-буфф, выглядевшая так, словно ее соображали на троих Маркес, Павич и Константин Леонтьев, оказалась чуть ли не первым отечественным интеллектуальным бестселлером после Пелевина — и хорошие позиции обеспечила надолго. Впрочем, и Крусанов не дремлет, не забывает заряжать свою византийски витиеватую прозу доброй эпатажной дозой — так что, к примеру, недавнюю его «Американскую дырку», в которой оказавшийся живее всех живых Эс Курёхин организует эзотерический кердык Америке, можно было обматерить, но невозможно было проигнорировать.

Данный сборник, однако (что явствует уже из названия), не кусок бель летр, но порция крусановских журнализмов: эссе, рецензий, деклараций, интервью. Каков же Крусанов, лишенный огневой мощи главного — романного — калибра?

О, не ангел; но и не кусается. Он лихо владеет пером. Он хороший, добротный рассказчик — техничный, ироничный, компетентный и неглупый, о чем бы ни писал: о народовольческом терроре, о прозе Дмитрия Бортникова или о метафизике Петербурга. Он, наконец, бесспорный хитроумный одиссей питерских маргинал-интеллектуалов, всегда готовый вкрутить троянский многоходовый дискурс там, где ахиллесы попроще прямодушно машут бумажными мечами.

И вот тут Крусанов-идеолог способен вызвать изрядное раздражение; и всем-то хорош-пригож, батенька, да подводит контекст. Игры с виртуальной имперскостью, наезды на интеллигенцию — мол, пусть состоит на госслужбе и выполняет госзаказ, а не судьбами Отечества мается, — всё это весело и мило, но реальность, уже сполна востребовавшая имперскую риторику куда глупей крусановской и утоптавшая независимую интеллигенцию до уровня плинтуса, придает веселью элемент стыдной нелепости. Будто умный талантливый человек азартно грызет дырку от бублика, пока сам бублик мрачно трескают неприятные бездари.