Угроза терроризма. Как с ней бороться?

24 сентября 2007, 00:00

На вопросы «Эксперта» отвечают ведущие политические партии страны

«Единая Россия»

Спокойно и без истерик

С угрозой терроризма сегодня сталкивается практически любая страна. Россия не исключение. Более того, Россия одной из первых приняла на себя удар международного терроризма. И, естественно, перед законодательной и исполнительной властью остро встала и продолжает стоять задача создания системы, которая позволила бы качественно противодействовать террору.

После трагедии в Беслане, потрясшей весь мир, мы проанализировали законодательство и с группой специалистов из ФСБ, Генпрокуратуры, Министерства юстиции подготовили новый вариант законопроекта «О противодействии терроризму». Его авторами стали Борис Грызлов, Владимир Васильев, Анатолий Куликов, я и ряд других депутатов. В прошлом году он вступил в силу.

 pic_text1

Одна из главных проблем, которую рельефно выявила в том числе и бесланская трагедия, — координация сил и средств. А потому создавать новую систему мы начали с изменения управления в сфере противодействия терроризму. Причем не только силовых структур — готовиться к возможной атаке должны не только те, кто этим специально занимается, но и все органы власти.

Новый закон дал нашим специалистам дополнительные инструменты для эффективной работы. В законе была зафиксирована необходимость создания Национального антитеррористического комитета (НАК). Сегодня этот орган создан и продуктивно работает. Во многом благодаря НАК в последнее время был проведен целый ряд успешных операций, в том числе и по ликвидации лидеров бандформирований, участие в которых принимали спецподразделения МВД и ФСБ. Было значительно увеличено финансирование борьбы с терроризмом — без качественного кадрового и материально-технического обеспечения антитеррористической борьбы любые структурные меры не дадут должного эффекта. В рамках Федеральной целевой программы «Антитеррор» в 2006–2007 годах были выделены весьма существенные средства, в том числе на создание спецтехники, новых вооружений, улучшение подготовки и оснащение специальных подразделений.

Анализируя применение закона в течение полутора лет, можно с уверенностью сказать, что он действительно работает. Теперь нужна тонкая настройка созданной и работающей системы.

На мой взгляд, нужны более мощные меры соцзащиты военнослужащих и офицеров, которые занимаются борьбой с террором. Люди рискуют своей жизнью каждый день и каждую минуту, и они должны быть уверены, что с тылами у них все в порядке. Улучшение соцзащиты — это приоритет на ближайшее время как для комитета Госдумы по безопасности, так и для «Единой России». Мы поддерживаем очень плотные контакты с силовыми структурами, получаем от них обратную связь, в том числе в части, касающейся совершенствования законодательства.

Сегодня очевидно, что радикальной корректировки закона «О противодействии терроризму» не требуется, но при этом жизнь не стоит на месте, ситуация меняется, и мы должны быть готовы оперативно и адекватно реагировать на эти изменения.

Но это только одна сторона проблемы. Кроме собственно антитеррористических мер большое значение имеет и изменение социально-экономической ситуации, в первую очередь на Северном Кавказе. Сейчас в Чечне ситуация изменилась, строятся больницы, школы, создаются новые рабочие места. Это один из важнейших элементов поддержания стабильности и мира. И в Чечне, и в других республиках Северного Кавказа еще очень много социальных проблем, которые необходимо оперативно решать. По инициативе «Единой России» в Госдуме была создана комиссия по проблемам Северного Кавказа во главе с Владимиром Катренко. Для этой комиссии социально-экономическое развитие региона — приоритет. Одна из основных задач — привлечение инвестиций в этот очень интересный и перспективный регион. Эта работа будет продолжена, и она находится на особом контроле руководства партии.

Михаил Гришанков, первый заместитель председателя комитета ГД по безопасности

 

СПС

Граждане имеют право знать правду

Прежде всего, безусловно, необходимо навести порядок. Во-первых, запретить спецслужбам заниматься политическим сыском и вообще политическими вопросами. Во-вторых, спецслужбы должны быть поставлены под общественный контроль. Согласитесь, несмотря на закрытость спецслужб, обществу небезынтересно, как тратятся те огромные средства, которые выделяются на спецслужбы. Граждане России должны понимать, куда идут деньги, сколько разворовывается и уходит на взятки. За шесть лет их бюджет увеличился в шесть раз, а угроза терроризма сохраняется. Вспомните, что произошло недавно с поездом Москва-Санкт-Петербург.

 pic_text2

Далее. Я считаю, что проблемы терроризма должны стать предметом дискуссии в обществе, а не заявлений высокопоставленных начальников. Еще никто в мире проблему терроризма без политических методов не решил. Вспомните ирландский терроризм в Великобритании, терроризм в Испании, Алжире, Франции. Везде имели место и общественная дискуссия, и политические решения. А у нас никакой дискуссии нет, а есть только действия силовиков. Мы должны верить, что эти действия адекватные — но что мы видим сейчас в Ингушетии? На самом-то деле, там сейчас все полыхает.

Таким образом, улучшение работы спецслужб, прозрачность их финансирования, общественный контроль плюс возобновление политических дискуссий по этой теме приведут к тому, что с терроризмом будет покончено.

Прошло шесть лет после терактов в Соединенных Штатах 11 сентября 2001 года. С тех пор там не было ни одного теракта. Почему? Не потому, что они умнее. Посмотрите на лицо Буша. Дело в том, что после событий 11 сентября они провели тщательное расследование всей деятельности ФБР, ЦРУ, Агентства национальной безопасности и наказали огромное количество высокопоставленных людей. В конгрессе постоянно идут слушания. Спецслужбы отчитываются об израсходованных деньгах. А кто у нас провел расследования по Дубровке? Или кто наказан по Беслану? Патрушев? Нургалиев? Какие сделаны выводы? И так по каждому теракту — концы в воду. Стрелочников накажут, а всех остальных наградят. Американцы не умнее нас, просто они ведут себя честно, а наша власть — нет. Вопреки мнению послушной Госдумы СПС после теракта на Дубровке провел самостоятельное расследование. Сегодня наши выводы подтверждаются всеми экспертами. Мы установили причину гибели людей. А причина — преступная халатность, допущенная при спасении заложников. Людей клали на спину, у них западали языки, и они задыхались. Людей надо было класть лицом вниз, а языки вынимать пальцем. Тогда бы они дышали и остались живы. Свое заключение мы отдали Путину, а он никакого хода ему не дал. Я не могу себе представить другой страны, где после Дубровки и Беслана Патрушев и Нургалиев остались бы на своем месте. А они на месте. И только потому, что лояльны. Придя в Госдуму, мы будем требовать расследования по каждому теракту и наказания виновных. В этом будет состоять наша миссия в парламенте.

Борис Немцов, член Федерального политсовета СПС

 

ЛДПР

Частная жизнь уходит в прошлое

Нынешний российский терроризм — это порождение советской эпохи и влияния внешних сил, новейшая технология ведения гражданской войны против сложившегося строя. И этот террор выгоден определенным силам как на Западе, так и внутри России. Для кого-то это служение ложным идеалам, для кого-то — борьба за независимость, для кого-то — способ достижения политических целей, а для кого-то и просто доходный бизнес. Сложность противодействия террору в том, что использование смертников позволяет провести теракт где угодно. Но бороться с террористами можно и нужно.

Конечно, следует создавать армейские спецподразделения, которые будут противостоять террористам. Вести патрулирование автомагистралей, улиц городов и поселков. Проводить тотальные обыски, направленные на установление террористов и их пособников. Через них можно будет выявить местоположение тренировочных лагерей бандитов и уничтожить их.

Но самое главное — это психологическая подготовка населения. Полностью искоренить преступность — в том числе и коррупцию, и терроризм — невозможно. Поэтому граждане должны быть бдительны, готовы ко всему, должны не бояться террористов и быстро реагировать на их появление. Для этого людей надо научить правильно представлять себе психологический портрет террориста и быстро вычислять злоумышленников. Когда террорист готовится провести теракт, у него не может быть радостного настроения и широкой улыбки. Как правило, этот человек знает, что сейчас погибнет.

Там, где возможны теракты, население должно быть вооружено и обучено быстро действовать. Взять хотя бы Беслан. Сколько мужчин пришло провожать своих детей в школу? Пятьсот человек, не меньше. А если бы они все были вооружены? Что могла бы поделать с ними горстка террористов?

 pic_text3

Еще один шаг — жесткий контроль за милицией, армией и военными производствами. Нередко ведь именно коррупция в силовых ведомствах позволяет террористам вооружаться. Откуда, например, чеченские боевики получали оружие? От продажных прапорщиков российской армии, с оборонных предприятий — из Тулы, из Ижевска. Бомбу ведь не сделаешь дома. Зато можно купить. А должно быть нельзя — для этого следует усиленно отслеживать как изготовление, так и оборот взрывчатых веществ.

Кроме того, надо как можно большую территорию охватить камерами видеонаблюдения, контролировать передвижения подозрительных лиц, прослушивать все телефонные переговоры. Обязать население при сдаче квартир сразу же сообщать в милицию. Пожалуйста, сдавайте, обогащайтесь, но платите налоги и информируйте правоохранительные органы о личности жильца, как это делается в гостиницах. Демократия вынуждена вводить столь жесткие ограничения, потому что свободу не все используют во благо общества и себя самих. Ведь даже если однажды исчезнет «внешний фактор» — происки других государств, — то останется бытовой терроризм. Ну не хочет человек служить мелким клерком, ему 30 лет, у него кризис, рутина ему осточертела, и он хочет эффектно уйти из жизни. И вот мы получаем десятки погибших от его рук невинных граждан.

В американских аэропортах всех раздевают чуть ли не догола — это вынужденная мера, зато у них с 2001 года на воздушных линиях ни одного теракта. Все прослушивается, везде проверяют биометрические данные и отпечатки пальцев. Но что делать? Иначе-то бороться невозможно. Как это ни жаль, но сегодня неприкосновенность частной жизни уходит в прошлое. Безопасность требует серьезного ограничения свобод всех граждан без исключения. Нам приходится выбирать меньшее из двух зол: или жить с ограничениями, или умирать свободными.

Владимир Жириновский, лидер ЛДПР