Что вечно в этой жизни

Анна Турулина
1 октября 2007, 00:00

Алексей Иванушкин, исполнительный директор Стальной группы «Мечел», — удачный пример «вечного» менеджера у руля компании. За восемь лет у «Мечела» успели поменяться несколько собственников, но Иванушкин, как скала, все эти годы незыблемо стоял у кормила власти комбината

Группа «Мечел» имеет имидж самой «прозападной» металлургической компании в России. В 2004 году она первой из отечественных сталелитейных компаний провела публичное размещение акций на бирже. На основе швейцарского права строились партнерские отношения совладельцев «Мечела» Игоря Зюзина и Владимира Йориха, поэтому когда г-н Йорих решил выйти из бизнеса, развод получился деликатным, без скандалов и неожиданностей.

Последние годы считалось, что лицом «Мечела» на Западе был как раз Владимир Йорих. Говорили, что идея IPO принадлежала ему, у него был опыт работы за рубежом, к тому же как гражданину Германии ему всегда было легче договариваться с иностранными партнерами. Однако на самом деле «западным лицом» компании еще до Йориха был Алексей Иванушкин и остается таковым до сих пор. Кому, как не трейдеру-международнику, быть ответственным за международные контакты?

Судя по биографии Алексея Иванушкина, он не предполагал, что когда-нибудь станет руководить крупным металлургическим заводом на Урале. Он коренной москвич, можно даже сказать, представитель золотой молодежи, так как его отец, генерал КГБ, был консулом Советского Союза в Женеве. В 1984 году Алексей Иванушкин окончил МГИМО, получил диплом экономиста-международника, работал в посольстве СССР в США, в нескольких внешнеторговых организациях. В начале 90-х перешел в швейцарскую торгово-промышленную компанию Glencore. Тогда эта совершенно закрытая структура с оборотом в десятки миллиардов долларов наряду с TWG была одной из самых влиятельных компаний в нестабильной экономике России. Через нее шла большая часть экспорта металлов и угля из страны. Всего за два года Алексей Иванушкин из простого трейдера превратился в директора направления черных металлов и ферросплавов московского офиса Glencore. Это был стремительный карьерный взлет, так как, согласно правилам компании, топовые сотрудники становились ее партнерами. Неудивительно, что когда Glencore удалось получить контроль над Челябинским металлургическим заводом, то управление этим активом было доверено Алексею Иванушкину. Он как-то признался в интервью, что он не производственник, а бизнесмен. Наверное, поэтому, пока было выгодно делать обычную сталь на заводе, способном производить десятки видов спецсталей, и гнать все это на экспорт, он занимался именно этим. Когда в конце 90-х ЕС и США оградили свои рынки от дешевой российской стали, Иванушкину пришлось переориентировать поставки на внутренний рынок. В течение 1999 года, когда он занял кресло гендиректора ЧМК, экспортные поставки комбината снизились с 80 до 40% в пользу российских продаж, при этом «Мечел» впервые за несколько лет закончил финансовый год с прибылью. Тогда же у комбината наметилось хоть какое-то видение того, что делать дальше. Требовалась модернизация и переоборудование ЧМК. Glencore, чьи позиции в России все больше слабели, это было неинтересно. В 2001 году она нашла стратегических инвесторов в лице Игоря Зюзина и Владимира Йориха, которым продала сначала 20-процентный пакет, затем еще порядка 70% акций. К 2003 году на основе «Южкузбассугля» и «Мечела», в который на тот момент входили ЧМК, Белорецкий металлургический комбинат, Вяртсильский метизный завод и никелевое производство «Южуралникель», была создана группа «Мечел». Стальной бизнес был мало знаком партнерам, поэтому они переманили к себе и менеджера. Видимо, это обошлось недешево. А может, сам Иванушкин к тому моменту понял, что сталелитейный бизнес станет в России очень прибыльным. В марте 2003 года Алексей Иванушкин стал генеральным директором всей группы, вошел в совет директоров. Правда, уже через год он уступил пост гендиректора Владимиру Йориху, заняв кресло исполнительного директора. Основной его задачей осталось развитие знакомого ему металлургического дивизиона.

Заслугой Иванушкина можно считать модернизацию ЧМК и выбор правильной стратегии развития комбината. В 2003 году там приступили к реконструкции доменных цехов. Был произведен ремонт прокатных станов, установлено нескольких машин непрерывного литья заготовок. В советские годы ЧМК выпускал очень большой сортамент марок стали, в том числе для машиностроения и оборонной промышленности. После перестройки они оказались невостребованными, но сейчас менеджмент «Мечела» снова делает ставку на спецстали, то есть на то, в чем у комбината есть конкурентные преимущества.

Когда Иванушкин пришел в «Мечел», комбинат приносил одни убытки. Сегодня «Мечел» занимает пятую строчку в ряду крупнейших российских металлургических компаний. В прошлом году его оборот составил 4,4 млрд долларов, размер чистой прибыли — 603 млн. В 2007 году аналитики прогнозируют рост финансовых показателей: выручки — до 5,5 млрд долларов, чистой прибыли — до 835 млн долларов. И хотя большая часть этих достижений должна быть записана на счет сказочной конъюнктуры и высочайших цен на стальной прокат и сырье, Иванушкина, без сомнения, можно считать квалифицированным и достаточно эффективным менеджером. И поскольку он за все время своей работы никогда не претендовал на значимые пакеты акций управляемого актива, его персоной хедхантеры заинтересуются в первую очередь, когда будут освобождаться вакансии гендиректоров на других крупных стальных комбинатах в ходе грядущей консолидации российской стальной индустрии.