Операция «Бирма»

Екатерина Кудашкина
8 октября 2007, 00:00

Прошедшие волнения в Бирме — это начало процесса передела власти в стране. Однако его основной причиной и мишенью является соседний Китай

После полутора месяцев беспорядков в Бирме наступило затишье. Волнения улеглись, аресты продолжаются, а монахи, главные участники событий, покидают бывшую столицу Янгон. Еще недавно тысячные толпы буддийских монахов и горожан двигались по улицам и требовали смены военного режима. Массовые антиправительственные выступления, в ходе которых было убито десять человек, оказались самыми крупными с 1988 года, когда на смену предыдущему военному правительству пришло нынешнее. Между тем большинство аналитиков считают, что это лишь временное затишье и что в Бирме все только начинается. И главным виновником грядущих катаклизмов является большой сосед Бирмы — Китай.

Буддийская демократия

Поначалу народные выступления проходили без политических лозунгов. Участники маршей протестовали против неожиданного решения правительства в очередной раз поднять цены на горючее. 15 августа бензин и дизельное топливо подорожали вдвое, а цена сжиженного газа, на котором работает общественный транспорт, выросла в пять раз. Подобные скачки случались и раньше: два года назад правительство в девять раз подняло цены на топливо, однако тот шаг потрясений не вызвал. На сей раз демократические силы решили использовать ситуацию более эффективно и вывели народ на улицы. Первый марш протеста был организован в Янгоне демократическим движением «Поколение студентов 1988 года». Это движение было создано в прошлом году активными участниками протестов 1988 года, в которых погибло более трех тысяч человек. По словам старшего научного сотрудника Института востоковедения Аиды Симония, членами этого движения стали в основном участники прежних беспорядков, проведшие много лет в заключении и недавно вышедшие на свободу. Большинство из них слывут интеллектуалами и не имеют работы. Своим политическим лидером члены движения признают главу победившей на выборах в 1990 году Национальной лиги за демократию Аун Сан Су Чи, которая 11 лет находится под домашним арестом.

Поначалу марши были довольно малочисленными, но во время разгона одной из таких демонстраций в городе Пакокку пострадало несколько буддийских монахов. Для монастырей это послужило знаком для дальнейшей эскалации конфликта. Всебирманский союз буддийских монахов (ВСБМ) потребовал от правительства извинений. Их не последовало. Тогда монахи отказались принимать пожертвования от военных и членов их семей. Для буддистов, а их в Бирме около 85% населения, это суровое наказание. Не имея возможности жертвовать монахам, человек лишается надежды улучшить свою карму. 21 сентября ВСБМ призвал граждан к «мирной борьбе против военной диктатуры до ее полного падения». С этого момента выступления обрели политические лозунги, демонстрации превратились в многотысячные, а их главными участниками стали монахи. Тогда в двух крупнейших городах страны — Янгуне и Мандалае — власти ввели комендантский час, толпы стала разгонять не полиция, а армия, а вокруг монастырей были выставлены оцепления.

Сегодня волнения прекратились, эксперты полагают, что в ближайшее время новых потрясений не будет. Однако говорить, что ситуация разрешилась, было бы неверно. Повышение цен на энергоносители и требование демократии — лишь повод для политического кризиса в Бирме. Одной из основных причин бирманских волнений стало стремление Запада и Индии уменьшить присутствие Китая в регионе. Военная диктатура Бирмы в ее нынешнем виде имеет тесные связи с большим китайским соседом, поэтому, поддерживая местных демократов, Запад одновременно подрывает позиции Китая в этой стране.

Куда заводит дружба

 pic_text1

Сегодня Китай действительно пользуется в Бирме режимом максимального благоприятствования. Он стал близким другом бирманских военных после того, как те в 1988 году с особой жестокостью разогнали мирных демонстрантов. «Тогда Бирма оказалась в международной изоляции, и Пекин просто этим воспользовался», — рассказал «Эксперту» профессор Centre for Policy Research Индии Джордж Вергиз. В обход международных санкций Китай поставлял Бирме оружие — и укреплял дружбу с нынешним военным режимом. До недавнего времени 80% вооружения бирманской армии было китайским. В Китае проходили подготовку бирманские офицеры. Помимо этого КНР поддерживает военный режим Бирмы в СБ ООН и оказывает этой стране экономическую помощь. Сегодня Китай — самый крупный из иностранных доноров Бирмы: только по официальным данным, в 2005 году объем его помощи составил 100 млн долларов. В 2006 году в структуре бирманского импорта на долю Китая пришлось 34%. Китай спонсирует строительство транспортных магистралей — в особенности тех, которые могут соединить Поднебесную с побережьем.

У самого Китая есть веские причины продолжать поддерживать своих старых друзей. Внушительные запасы природного газа Бирмы и ее чрезвычайно выгодное стратегическое положение вполне оправдывают в глазах Китая хлопоты, связанные с поддержкой недемократического режима. Бирма открывает Китаю кратчайший путь в Южную Азию и Индийский океан, прямо к морским границам своего давнего конкурента Индии — в Бенгальский залив и Андаманское море. В Бенгальском же заливе, в штате Аракан, находятся и крупные шельфовые месторождения природного газа, запасы которых оцениваются 4,53–7,74 трлн кубометров. Сейчас в Бирме работают нефтегазовые компании из Южной Кореи, Индии, Китая и Таиланда, однако в апреле поползли слухи, что газ с этих месторождений генералы намерены продавать исключительно Китаю.

Сегодня на территории Бирмы уже находится четыре станции радиотехнической разведки, позволяющие вести радиоперехват в Индии, Таиланде и в Индийском океане. Также Китай готовится развернуть базу ВМФ на берегу Бенгальского залива и строит трубопровод длиной 2380 км, который свяжет месторождения в Аракане с китайской провинцией Юньань.

China, go home?

С учетом того, какие возможности для Китая открываются в Бирме, становится понятно, почему это вызывает серьезную озабоченность Запада. Агрессивная китайская экономическая экспансия последних лет привела к тому, что сегодня США и ЕС пытаются по возможности замедлить продвижение нового тяжеловеса. Усиление Китая вызывает беспокойство и у Индии: ее не может не тревожить перспектива создания китайской военной базы в непосредственной близости от ее берегов. При этом у Индии есть собственные экономические интересы в Бирме, однако эксклюзивность отношений между Китаем и хунтой мешает их развитию. Таким образом, по мнению аналитиков, сложилась ситуация, когда маленькая Бирма является одной из тех точек, на которой мировые державы попробуют сдержать рост геополитического влияния Китая. «Сегодня реальность такова, что влияние Китая в Бирме только нарастает. Ослабить китайские позиции там можно только сменой режима», — сказал «Эксперту» завотделом Юго-Восточной Азии Института востоковедения РАН Дмитрий Мосяков.

Против Китая играют сегодня и внутриполитические настроения в самой Бирме. В последнее время присутствие «старшего брата» стало вызывать вспышки раздражения у простых бирманцев. В феврале 2007 года Союз молодых монахов распространил в Аракане листовки с призывом бойкотировать китайские товары, так как Китай поддерживает хунту. «Это первый шаг, — процитировало одного из активистов информационное агентство диссидентов в изгнании, — скоро мы перейдем к действиям против китайского правительства». Китайские компании привозят своих специалистов, и это тоже раздражает жителей Бирмы — они полагают, что китайцы отнимают у них рабочие места. Население обвиняет китайцев в том, что они скупают в стране нефть и газ, в то время как сами бирманцы получают горючее по квотам. «Нынешние протесты, — уверен Бахукутумби Раман, директор Institute for Topical Studies в Ченнаи (Мадрас), — были не только антиправительственными, но и антикитайскими».

По мнению многих аналитиков, состоявшиеся в Бирме крупные выступления — лишь начало процесса по смещению военной хунты и вытеснению Китая из этой страны. В ближайшем будущем процесс получит дальнейшее развитие. «Комбинация с Бирмой уже просчитана, но разыгрываться она будет не сегодня», — говорит завсектором общих проблем и военной политики ИМЭМО РАН Сергей Казеннов.

Результатом развития политического кризиса в Бирме, однако, совсем необязательно будет свержение военной диктатуры и установление демократии, как этого хотят бирманские диссиденты. Ведь никто из внешних сторон не заинтересован в радикальной дестабилизации страны, которая, вероятнее всего, произойдет в случае установления буддийской демократии. Вполне возможно, что Запад удовольствуется приходом к власти более молодого и политически гибкого крыла генералитета, не связанного столь тесной дружбой с Китаем и готового к ослаблению политики изоляционизма.