Как вы относитесь к решению Путина возглавить список «Единой России»?

8 октября 2007, 00:00

На вопросы «Эксперта» отвечают ведущие партии страны

ЛДПР

Президент сделал очень правильный ход

Решение Путина возглавить предвыборный список «Единой России» скажется прежде всего на результатах двух пропрезидентских партий — «Единой России» и «Справедливой России». «Справедливой» это может порядочно испортить жизнь, поскольку она потеряла возможность быть второй пропрезидентской партией. Путину это просто больше не нужно. Какой смысл? Нигде в мире такого нет, чтобы на одного президента две партии работали. Ну а «Единая Россия» мироновцев обставила. Благодаря фигуре президента ЕР теперь может рассчитывать набрать на выборах примерно 55% голосов и, соответственно, получить большинство в Государственной думе.

 pic_text1

Что касается оппозиции, то на ее результаты ход президента никак не повлияет. Те 45% оппозиционных голосов, которые за «партии власти» голосовать все равно бы не стали, в итоге достанутся ЛДПР и коммунистам. Нашей партии решение президента никак не мешает — ЛДПР свои планы менять не будет. Перераспределение голосов между «Единой» и «Справедливой» «Россиями» нас не волнует.

Не скажется шаг Путина и на перспективах правых партий — они все равно не пройдут, их слишком много, целых шесть штук! Вот они и получат каждая по паре процентов и не пройдут семипроцентный барьер. Депутатов у них не будет.

Президент сделал очень правильный ход. После того как «Единая Россия» выиграет выборы, Путин как лидер ее избирательного списка сможет с полным правом согласиться на предложение будущего президента сформировать и возглавить правительство. Таким образом, 90% рычагов власти останутся в руках Путина. Особенно важно, что Путин сохранит контроль над экономическим блоком — именно эта сфера контроля является решающей для определения «веса» политика.

Соответственно, будет сохранена преемственность. Один «человек Путина» будет в Кремле, а другой — главный идеолог и вдохновитель курса — в правительстве. Плюс большинство в парламенте.

На мой взгляд, произошедшее вполне естественно следует из логики российской политики последних лет. Если уж президент собственноручно создавал «Единую Россию», то почему бы ему ее не поддержать? Теперь он вошел в федеральную тройку — продолжение сотрудничества, надо думать, произойдет уже в рамках правительства.

Владимир Жириновский

СПС

Семь вопросов Владимиру Путину

С точки зрения предстоящих парламентских выборов участие в них президента Владимира Путина замечательно. Сразу же отваливаются все фальшь-проекты, главная доблесть которых — с энтузиазмом облизывать вождя. До этого «Единая Россия» была партией «чего изволите», партией прислуги, партией холуев. Теперь пришел хозяин, и прислуга разбежалась по регионам. На политической сцене осталась только власть — Владимир Путин — и оппозиция.

Оппозиция — это «Союз правых сил». Мы не согласны ни с политическим курсом, который проводит президент Путин, ни с социально-экономическим. Мы не согласны с суверенной демократией, потому что это цензура в политически значимых СМИ, это грабеж регионов в пользу федерального центра, это обман и манипуляции во время выборов. Мы не согласны с суверенной демократией, поскольку теперь у России кругом враги. И потому, что это запредельная коррупция.

И вообще мы не согласны с курсом на коррупционно-бюрократический капитализм! Все устали от коррумпированных чиновников и алчных монополий. При стоимости нефти 80 долларов за баррель в стране 20 миллионов нищих. 38 миллионов пенсионеров получают нищенские пенсии в размере трех тысяч рублей, а средний класс зажат с двух сторон — с одной стороны государственными монополиями, с другой — обнаглевшими чиновниками.

 pic_text2 Фото: Митя Алешковский
Фото: Митя Алешковский

Такая модель капитализма характерна для латиноамериканских стран. Фактически Россия уже в третьем мире

СПС всегда последовательно выступал за социально-экономическую модель европейского типа. Путин хочет законсервировать пагубный курс на закрепощение России, а мы не дадим. Было бы логично, если бы за решением Путина участвовать в выборах последовало и согласие на участие в дебатах с оппозицией, но, чтобы не застать гаранта врасплох, мы готовы заранее задать ему вопросы, волнующие страну.

1. Почему за восемь лет его руководства по уровню коррупции (это данные Transparency International) страна скатилась с постыдного 85-го места в мире на позорное 143-е?

2. Почему количество чиновников увеличилось за годы его правления на 600 тысяч человек? На какие средства живут эти люди?

3. Почему, несмотря на увеличение в шесть раз финансирования Вооруженных сил, за семь лет куплено всего три самолета — один Ту-160 и два Су-34? Это данные «Независимого военного обозрения». Кстати, в «тяжелые 90-е», когда нефть стоила 10 долларов за баррель, ВВС России получили до ста самолетов, включая Ту-160.

Кто ответит за вложение десятков миллиардов рублей в три ракетных подводных крейсера № 955, на которых нет ни одной ракеты, так как «Булава» не проходит испытаний и постоянно падает в воду?

Почему свирепствует дедовщина? Почему более 150 тысяч офицеров до сих пор бомжи, которые не имеют собственного жилья? И вообще, каков размер коррупции и откатов в Министерстве обороны?

4. Средняя пенсия по стране — 3100 рублей. Квартплата — 1500–2000. Пусть президент объяснит, как 38 миллионов пенсионеров могут прожить на 30–40 рублей в день.

5. Почему, несмотря на борьбу с олигархами, разрыв между богатыми и бедными за время правления Путина увеличился в 24 раза? Почему увеличился разрыв между уровнем жизни в Москве и в регионах, где средняя зарплата в три-четыре раза ниже столичной?

6. Пусть Путин объяснит, в чем разница между Романом Абрамовичем и Михаилом Ходорковским. Оба участвовали в залоговых аукционах, оба приобрели крупные нефтяные компании, оба стали миллиардерами и попали в список Forbes. Однако теперь один в колонии в Краснокаменске, а второй — губернатор Чукотки с четырьмя самолетами и четырьмя яхтами в Лондоне.

7. И наконец, знает ли президент, что бывает с Россией, когда в ней устанавливается двоевластие? Назначение марионеточного президента-преемника, которого он желает видеть в 2008 году в Кремле, при всесильном премьер-министре — это же классическое двоевластие. А двоевластие на Руси — это смута. Вспомним 1993 год — Бориса Ельцина с одной стороны и Руцкого с Хасбулатовым с другой. Вспомним 1991-й — Ельцина и Горбачева. Чем это закончилось, Владимир Владимирович, вы не забыли? А чем закончилось отречение Николая II в 1917 году? Я уже молчу про Бориса Годунова и Лжедмитрия.

Борис Немцов