Не надо «лимонов»

Павел Самиев, Алексей Янин
15 октября 2007, 00:00

Запрещение института аккредитации банками страховых компаний может погубить сверхперспективный рынок. Выход есть: предложить прозрачные и эффективные стандарты оценки и отбора страховщиков — по финансовой устойчивости, опыту работы и профессионализму

Последние несколько месяцев и страховой, и банковский рынки взбудоражены вопросом «сговора» страховщиков и банков. Решительные действия Федеральной антимонопольной службы уже привели к тому, что банки в массовом порядке пересматривают свои отношения со страховыми компаниями, а страховщики расталкивают друг друга локтями, стремясь «покаяться» перед ФАС раньше своих конкурентов в надежде избежать крупных штрафов. Каждый день появляются сообщения о добровольном отказе от «неконкурентной практики». Среди осознавших свои ошибки — практически все лидирующие компании и ряд крупных банков. Получается, все они нарушали законы, действовали во вред клиентам?

Единства мнений относительно того, как разрешить возникшую коллизию и на каких принципах выстраивать взаимодействие банкам и страховым компаниям, нет ни в профессиональном сообществе, ни среди чиновников. Споры продолжаются. Почему же столь значительно внимание к этому вопросу?

Страхование рисков, связанных с банковскими программами, — хит сезона. Этот рынок страховщики называют одним из наиболее перспективных. И не зря. Темпы роста удивляют даже привыкших к рекордам аналитиков. Рынок автокаско при автокредитовании испытывает настоящий бум: его объем, по оценкам «Эксперта РА», в 2006 году составил 16,3 млрд рублей и в 2011-м может достигнуть 68,5 млрд. Рынок страхования жизни и здоровья при потребительском кредитовании в 2006 году составил 4,0 млрд рублей, а рынок ипотечного страхования за аналогичный период — 1,7 млрд. Темп прироста собираемой премии по этому сегменту страхового рынка в 2006 году по отношению к 2005-му составил 240% (!). Очевидно, к 2011 году объем рынка страхования рисков, связанных с ипотекой, превысит объем рынка страхования жизни и здоровья при потребительском кредитовании. Так, по оценкам «Эксперта РА», по ипотечному страхованию в 2011 году может быть собрано 10,8 млрд рублей премии, а по страхованию жизни и здоровья при потребительском кредитовании — 9,6 млрд. И это еще сверхконсервативный прогноз! Общая величина взносов страховых компаний, связанных с банковским кредитованием, в 2006 году составила порядка 1 млрд долларов. Мы ожидаем, что в 2010 году объемы взносов превысят 2 млрд долларов (см. график).

Динамика и перспективы сектора не могут не радовать. Однако уже второй год идет обсуждение, насколько рыночными и конкурентными принципами руководствуются его участники. Сговор, завышение тарифов, кэптивность, навязывание клиенту условий — вот лишь часть обвинений, звучавших в адрес банков и страховщиков со стороны прессы и госорганов.

Обитель зла

Обратимся к истории вопроса. Какие экономические механизмы стоят за проблемой отбора страховщиков банками? Аккредитация — явление сложное. С одной стороны, банк, отбирая отдельные страховые компании для работы по страхованию залогов, заботится об интересах своих клиентов и, таким образом, о своей собственной выгоде. Фактически речь идет о том, что клиент, приходя в банк, покупает продукт совместный — банка и страховой компании. В этой ситуации недостаточно качественная страховая составляющая кредитного продукта снизит общий уровень предоставляемой услуги и нанесет значительный ущерб как клиенту, так и репутации банка.

Комментирует директор департамента методологии и анализа Русской страховой компании Николай Кузьмин: «Для банков наличие страхового полиса является определенной гарантией возврата по кредиту. И банки, на наш взгляд, имеют право рекомендовать заемщикам круг страховых организаций, которые могут обеспечить такую гарантию. Другой вопрос, что банки фактически становятся продавцами страховых продуктов, диктуют страховым организациям и клиентам страховые тарифы. Банкам и страховым организациям необходимо вырабатывать равноправные отношения, объективно оценивать как кредитные, так и страховые риски».

На страховом рынке России работает немногим менее тысячи страховых компаний, и все они очень разные, с разным уровнем надежности и качества оказываемых услуг. Часто можно услышать мнение: если у страховой компании есть лицензия, значит, она достаточно надежна, чтобы работать по страхованию залогов. Те, кто так полагает, или заблуждаются, или сознательно лукавят. За последнее время Федеральная служба страхового надзора отозвала лицензии у множества компаний, и процесс очистки рынка продолжается. Совсем недавно рынок потрясли несколько громких банкротств страховых компаний, чрезмерно увлекавшихся демпингом и высокими агентскими комиссиями по автокаско и ОСАГО (что вообще незаконно). При этом еще незадолго до отказа от своих обязательств эти компании формально ничем не отличались от конкурентов: у них были лицензии, клиенты, и они «работали» на страховом рынке.

Конечно, есть и другая сторона: механизм аккредитации может использоваться (и активно использовался до последнего времени очень многими участниками рынка) для различного рода манипуляций с ценой кредитного продукта, при которых происходит «перенос» части стоимости кредитной услуги с выплаты процентов на оплату страхового полиса. Подобное искажение информации о реальной цене продукта действительно может вводить в заблуждение клиентов, особенно имеющих слабое представление о финансах, и нарушает принципы честной конкуренции. Еще один момент: отбор страховщиков банками приводит к тому, что отдельные компании занимают монопольное положение по отношению к кредитным продуктам. Действительно, есть несколько связок банк–страховщик, которые, находясь в рамках одной группы, не приглашали другие компании и, соответственно, не оставляли клиенту выбора: если он брал кредит в банке N, то и страховался в страховой компании N-страхование.

Справедливости ради следует отметить, что масштаб этой проблемы значительно преувеличен. Поясняет заместитель генерального директора ГСК «Югория» Алексей Семенихин: «Фактически в стране нет таких банков, которые работали бы исключительно с одной страховой компанией, игнорируя все остальные. Почти все банки работают с рядом страховщиков. При этом, если клиент приходит в банк с полисами каких-то иных компаний, как правило, они принимаются».

Даже самые одиозные группы перешли на более рыночные принципы. Обычно банки формируют пул страховщиков, из которых клиенты могут выбрать подходящую для них страховую компанию, причем между компаниями, входящими в этот пул, разыгрывается очень жесткая ценовая борьба. И экономическая теория, и реальная практика хозяйственной деятельности показывают, что для жесткой конкуренции достаточно, чтобы на рынке работало всего две-три компании (достаточно вспомнить рынок услуг сотовой связи), а в пулы банков входит обычно свыше десятка страховщиков.

Что делать?

Что предлагается сделать с институтом аккредитации? Самый простой вариант — отменить. Этот радикальный путь предполагает следующее: обязать банки принимать полисы всех без исключения страховых компаний. В этом случае борьба за клиента между страховщиками будет происходить исключительно двумя способами: раскручиванием бренда и занижением страховых тарифов. Причем если первый способ будет доступен только компаниям, обладающим значительными свободными средствами для рекламы, то к демпингу как наиболее простому методу конкурентной борьбы прибегнуть смогут все желающие, то есть преимущественно те компании, которые и без того обладают невысокой платежеспособностью. В подобной ситуации мы столкнемся со случаем классического ухудшающего отбора (антиселекции), при котором будут вытесняться более надежные страховые компании, а менее надежные за счет демпинга захватят наибольшую долю рынка. Развитие этих процессов неминуемо повлечет за собой серию банкротств на страховом рынке и снижение доверия к системе потребительского и ипотечного кредитования со стороны населения.

Комментирует заместитель генерального директора Московской страховой компании Александр Федонкин: «Если дать заемщику возможность страховать залог в любой компании, то он, скорее всего, выберет ту, у которой тариф будет меньше, не заботясь о гарантиях исполнения обязательств при наступлении страхового случая, тем более что выплата в основном будет производиться банку как выгодоприобретателю первой очереди».

Модель антиселекции блестяще описана нобелевским лауреатом Джорджем Акерлофом в статье «Рынок “лимонов”« (1970). Он рассматривал рынок подержанных автомобилей, на котором в явном виде существует проблема асимметрии информации. Покупатель не может адекватно и быстро оценить качество автомобиля, единственный точный критерий — цена. Как говорится, если не видно разницы — зачем платить больше? В результате на рынке остаются только «лимоны» — некачественные автомобили по низким ценам. Рынок подвергается эрозии — и это тот самый парадоксальный случай, когда свободная ценовая конкуренция вредна. Ровно то же может случиться и со страховым рынком, если тариф станет единственным инструментом конкуренции.

Другая крайность — положиться на пресловутую невидимую руку рынка и предоставить банкам полную свободу в ограничении круга их партнеров из числа страховых компаний. Но здесь мы рискуем столкнуться с тем, что невидимая рука задушит сама себя: ведущие банки под воздействием различных нерыночных факторов могут аккредитовать для работы лишь крайне небольшое число приближенных к себе компаний, в результате чего компании, не вошедшие в состав избранных, останутся за бортом перспективного рынка без шансов на него попасть.

Истина, как всегда, лежит где-то посередине. Наиболее реальный вариант — аккредитацию разрешить, но нормативно определить параметры надежности, которым должны соответствовать страховщики, чтобы успешно пройти эту процедуру. Глава ФАС Игорь Артемьев уже сообщил, что к середине 2008 года должен быть разработан документ, устанавливающий требования к соглашениям между страховщиками и кредитными организациями. В частности, ФАС хочет закрепить в документе запрет банкам и компаниям согласовывать между собой тарифы на страхование клиентов, получающих кредиты, однако процедура отбора будет узаконена. Данное решение позволит уйти от банковского «произвола» по отношению к страховым компаниям, но при этом не допустить страховщиков с неудовлетворительной надежностью к работе по страхованию, связанному с кредитованием.

За длительный период развития рыночной экономики на Западе удалось выработать надежный и удобный критерий выбора страховых компаний — рейтинг надежности, независимую оценку платежеспособности и финансовой устойчивости страховой компании. В одном буквенно-цифровом обозначении концентрируется многонедельный труд группы аналитиков, которые проводят всесторонний анализ финансового состояния компании. Провести такой анализ по каждой страховой компании, подавшей заявку на аккредитацию, своими силами многие банки не смогут — издержки будут запредельно высоки, да и не каждый страховщик согласится раскрыть банку в полном объеме данные своей управленческой отчетности. Рейтинговые агентства выполнили за специалистов банка эту работу, результаты которой доступны всем желающим.

В России уже есть пример успешного применения финансовых критериев отбора и использования рейтинговых оценок для отбора страховых компаний. В число обязательных требований АИЖК к страховым компаниям входит наличие рейтинговой оценки независимого рейтингового агентства, имеющего высокую репутацию и признанного на рынке данных услуг. Подобное требование позволяет не допускать к работе по ипотечным программам страховщиков с низкой надежностью, но при этом оставляет потенциальную возможность для аккредитации любой российской страховой компании, которая сможет соответствовать требованиям к надежности. Среди аккредитованных АИЖК страховых компаний 27 имеют индивидуальный рейтинг «Эксперта РА» и три — рейтинг международных рейтинговых агентств. Проверено: «лимонов» нет.