Зачем Путин в Тегеран ездил

Политика
Москва, 22.10.2007
«Эксперт» №39 (580)
Россия будет проводить в отношении Ирана собственную политику. Отношения с этой страной слишком важны для нас, чтобы сводить их лишь к посредничеству в вопросе иранской ядерной программы

Поездка Владимира Путина в Иран вышла исторической во всех смыслах. Она не только стала первым визитом главы нашего государства в Иран со времен Сталина, но и вызвала немалый переполох в мире. Несмотря на политическую изоляцию, Иран неуклонно укрепляет свои позиции регионального лидера. Самостоятельно строя с ним прагматичные отношения, Москва наращивает свое влияние в мире.

Визит состоялся

Незадолго до иранского визита в Москве побывали госсекретарь США Кондолиза Райс и министр обороны Роберт Гейтс. Они пытались убедить Путина доказать свою лояльность интересам западного сообщества и проявить жесткость в отношении Ирана и его ядерной программы. Впоследствии американские чиновники сообщили, что в обмен на согласие Ирана прекратить свою ядерную программу американцы предложили самое дорогое — приостановить работу над восточноевропейской частью системы ПРО. Уехали они, однако, недовольные — так и не договорившись. Вслед за этим в СМИ вдруг появились слухи о якобы готовящемся в Иране покушении на российского президента.

Как написали затем некоторые издания, Западу настолько не хотелось, чтобы российский президент ехал в Иран, что они прибегли к последнему средству — распространили слухи о покушении. Британская газета Independent опубликовала целый материал, разбирая возможные для России и всего мира последствия убийства российского президента. Однако это не помогло, российский президент все-таки уехал в Тегеран. Сделал он это не из особого геройства или ради показухи, как писали некоторые западные газеты, а в силу необходимости.

Приглашая российского президента к себе в гости, иранское руководство до последнего момента не было уверено, что Путин приедет. С политической точки зрения для Тегерана был чрезвычайно важен сам факт появления российского лидера на иранской земле. Как написали потом все иранские СМИ, «сам факт присутствия Путина в Иране свидетельствует о провале политики Запада, нацеленной на изоляцию Ирана, и означает победу иранской дипломатии». Исходя из российских планов в отношениях с Ираном Путин просто не мог обмануть их ожиданий.

Правильная формула

Запад наблюдал за происходящим в Тегеране затаив дыхание. С одной стороны, там продолжали надеяться, что в последний момент Путин прислушается к высказанным пожеланиям и выступит «посланцем цивилизованного мира», с другой — боялись, что произойдет прямо противоположное и российский президент открыто поддержит американского врага и маргинала Махмуда Ахмадинеджада. Риторика Путина в преддверии саммита внушала Вашингтону опасения, поскольку российский президент, судя по его словам, давить на Тегеран не собирался. На пресс-конференции после встречи с канцлером ФРГ Ангелой Меркель Владимир Путин довольно скептически отнесся к перспективе принятия санкций против Ирана. «Пугать кого-то, в данном случае иранское руководство или иранский народ, — бесперспективное дело: им не страшно, поверьте мне», — сказал президент.

Но и быть адвокатом Ирана Путин не собирался. Возможность появления ядерного оружи

У партнеров

    «Эксперт»
    №39 (580) 22 октября 2007
    Съезд КПК
    Содержание:
    Вечно вместе с партией

    Коммунистическая партия Китая становится более открытой и понятной для общества, но ее роль внутри страны меняться не будет. Дискуссия по этому поводу, осторожно начатая в Китае в начале правления Ху Цзиньтао, свернута и более невозможна

    Спецвыпуск
    Обзор почты
    Русский бизнес
    Реклама