Тот-кто-выжил-за-наши-грехи

Культура
Москва, 22.10.2007
«Эксперт» №39 (580)
Поттериана, самый коммерчески успешный проект современной литературы, — одновременно еще и самый моралистический. Но это тоже может быть достоинством

Все кончилось, господа. Мальчик все-таки был. Гарри Поттер страдал, но не умер. Галочка поставлена над всеми «й», точка — в финале.

То есть, конечно, насчет «все кончилось» и «точка поставлена» никаких гарантий: бизнес есть бизнес, и никто не может поручиться, что поттериана не прирастет очередным сиквелом, — никто и ничто, даже эпилог с названием «Девятнадцать лет спустя». Но Джоан Роулинг на протяжении всей своей саги демонстрировала авторскую и человеческую адекватность, неожиданную для бедной учителки, чей записанный едва не на салфетках в кафе роман стал главным брендом мирового массолита, а ее саму сделал миллиардером. Так что рискнем все-таки назвать книгу «Гарри Поттер и Дары Смерти», вышедшую в русском официальном переводе 13-го несчастливого числа, не только седьмой, но и — последней.

Собственно, благодаря интернету с его форумами и стремительным любительским переводом все заинтересованные лица были в курсе еще до выхода перевода Ильина-Лахути-Сокольской в «Росмэне» — и про то, что Гарри вопреки слухам останется жив, и про то, что доброй трети других главных персонажей такое счастье не светит, и про все остальное. Гарри странствует по Британии и разыскивает «крестражи», в которые лорд Волдеморт расфасовал фрагменты своей трудноистребимой души. Пожиратели Смерти обретают контроль над Министерством Магии и устраивают зачистку всех «маггловских выродков», то бишь нечистокровных волшебников. В школе чародейства Хогвартс воцаряются темные силы во главе с профессором Снейпом, он же Снегг, про которого только в самом конце станет понятно, хорош он или плох. Собственно, ничего не ясно даже насчет профессора Дамблдора: очень может быть, что самый положительный герой поттерианы был вовсе не так мил, как казалось. Зло властвует практически безраздельно, и шансы добра на матч-реванш тают с каждым днем. Но, конечно, матч-реванш будет. Не может не быть.

А то мы не догадывались. С эпопеями вообще такая беда — всем всё приблизительно ясно задолго до завершения, и окончательного расчета читатель ожидает, уже держа ответ в уме. Зато можно наконец с чистой совестью обобщить и подытожить, сказать себе и другим, что же все это такое было.

И вот тут чаще прочего звучало: сага про Гарри Поттера, всемирный феномен, заново приохотивший потерянное компьютерное поколение к чтению, жанровая революция, вызвавшая цепную реакцию подражаний, тренд и бренд, возбудивший планетарную моду и сюрреалистические протесты главных христианских церквей, — «просто литература». Нормальная, чуть повыше среднего.

Не меньше, конечно. Но и не больше.

Что ж: это так. И не так.

Вот уж что точно — Джоан Роулинг вообще посредственный писатель; первые книги могли смазывать, приглушать очевидность этого факта эйфорической инъекцией чудесного (а ингредиенты своего «коктейля счастья» скромная британская разведенка, нельзя не признать, подобрала здорово), но на дистанции-то все очевидно.

У Роулинг недурна фантазия, это да, — а еще лучше усидчивость и педантичность, способность скрупулезно учит

У партнеров

    «Эксперт»
    №39 (580) 22 октября 2007
    Съезд КПК
    Содержание:
    Вечно вместе с партией

    Коммунистическая партия Китая становится более открытой и понятной для общества, но ее роль внутри страны меняться не будет. Дискуссия по этому поводу, осторожно начатая в Китае в начале правления Ху Цзиньтао, свернута и более невозможна

    Спецвыпуск
    Обзор почты
    Русский бизнес
    Реклама