Без портов и без транзита

Андрей Виньков
29 октября 2007, 00:00

РЖД и российский Минтранс не желают видеть эстонские порты местом перевалки российских грузов. Эстонские власти решились на ответные меры, в результате которых российский капитал начал избавляться от активов в портовом бизнесе этой страны

После весенних событий в Эстонии, когда власти этой республики решили снести в столице памятник Бронзовому солдату, угольный терминал Coal Terminal AS в Мууге (одна из бухт большого Таллинского порта), по сути, остался без работы. А на днях в эстонской прессе прошла информация, что собственник терминала — российская группа компаний TransGroup, аффилированная с угольной компанией «Кузбассразрезуголь» и влиятельным российским бизнесменом Искандаром Махмудовым, — ищет возможность продать его оборудование. Новое оборудование терминала, как говорится, с иголочки, начало работать лишь в 2005 году и сейчас большую часть времени простаивает. И это после того, как на его строительство российскими предпринимателями было потрачено около 136 млн долларов. Есть непроверенные сведения, что оборудование терминала будет демонтировано и переправлено в порт Усть-Луга.

Это уже не первый случай за последние полгода, когда российские инвесторы уходят из портового бизнеса Эстонии. В начале августа группа компаний «Северстальтранс» привлекла ING Corporate Finance для продажи своего пакета в 80% акций Estonian Oil Service AS (EOS) — терминала, который оказывал услуги по перевалке светлых и темных нефтепродуктов в Мууге. Говорили также, что российский предприниматель, совладелец холдинговой компании «Кинэкс» и бывший председатель совета директоров банка «Россия» Андрей Катков ищет покупателя на свою долю в компании Sillamae Sadam AS, строящей в Силламяэ (еще одна бухта большого Таллина) нефтяной терминал. А новгородская компания «Акрон», входящая в тройку крупнейших производителей минеральных удобрений в России, отказалась от своих планов строительства терминала удобрений в той же Мууге.

Можно подумать, что наши влиятельные бизнесмены в едином патриотическом порыве решили отказаться от выгодных проектов в этой стране. Отчасти так и есть, ведь их патриотизм взялись простимулировать Российские железные дороги (РЖД). Тем не менее были и объективные причины ухода российского портового бизнеса из Эстонии.

География транспорта от РЖД

Как пояснила «Эксперту» Елена Подер, председатель правления терминала Coal Terminal AS, «угольный терминал не работает из-за отсутствия груза». Действительно, грузооборот порта Таллин продолжает падать. За девять месяцев 2007 года он снизился более чем на 6,5%, до 28,6 млн тонн. Наибольший спад произошел как раз в перевалке угля, и темпы падения нарастают. Так, в мае этого года оборот этой товарной группы упал на 41,6%, в июне-июле — на 78%, в августе — на 77% и в сентябре — на 88,8%, до 62,9 тыс. тонн. Таким образом, грузооборот угля в таллинском порту (терминал Мууга) за девять месяцев снизился на 32,3%, до 3,6 млн тонн.

Нестабильна ситуация и по остальным сырьевым товарам. За девять месяцев оборот нефти и нефтепродуктов здесь снизился более чем на 5%, до 17,3 млн тонн. Товарооборот по металлу за тот же период — более чем на 11%, до 829,4 тыс. тонн. Перевалка минеральных удобрений — на 8,8%, до 1,4 млн тонн. В целом за девять месяцев этого года транзит упал почти на 8%, до 23,7 млн тонн.

Официальной причиной снижения объема перевозок через Эстонию и, в частности, через терминалы Мууги стал ремонт на российском участке Октябрьской железной дороги, а также начало строительства вторых железнодорожных путей на участке Мга—Гатчина—Вейнмарн.

Плюс к тому, и этого тоже почти никто не скрывает, на трафик из России в Эстонию повлияли напряженные межгосударственные отношения. В апреле эстонское правительство решило демонтировать в центре Таллина памятник павшим во Второй мировой войне (Бронзовый солдат), что вызвало акции протеста, бойкоты и негодование россиян. Заигрывание эстонских политиков с недавней историей, оправдание нацизма и притеснение русскоязычного населения дошли до своей логической точки, которую поставили уже российские власти, по максимуму блокировав всяческие экономические и политические связи с этой республикой. И РЖД стали одним из инструментов этой политики.

Впрочем, в пресс-службе РЖД называют и еще одну причину снижения трафика в Эстонию. Мол, монополия специально ограничивает грузоперевозки в эту республику и перенаправляет их в российские терминалы. Глава РЖД Владимир Якунин уже не раз однозначно декларировал позицию госкомпании: «Мы в первую очередь будем загружать наши российские порты». А министр транспорта России Игорь Левитин заявлял ранее: «Россия планирует осуществлять транзит всех нефтепродуктов и других энергоносителей только через свои порты. Стратегические грузы, в частности энергоносители, будем перекачивать через свои терминалы».

РЖД сократили количество грузовых вагонов в направлении Эстонии с 1400 до 980 в сутки, о чем были уведомлены эстонские коллеги и грузоотправители. Часть транзитных грузов пошла по другим маршрутам: перевозки нефти и нефтепродуктов переключены на порты Литвы и Латвии, леса — на порты Финляндии, минеральных удобрений — в терминалы северо-запада России, угля — на российский порт Усть-Луга и порты Украины.

Уйти придется все равно

По первым признакам санкции против Эстонии обещали быть недолгими. Ведь, как можно заметить, в транспортном бизнесе этой прибалтийской страны четко прослеживаются интересы влиятельных российских бизнес-групп. Вполне возможно, что эти деловые структуры моги бы нивелировать экономические и политические санкции. Ведь им есть что терять. Деньги затрачены серьезные. Да и экономические условия для бизнеса в Эстонии очень вольготные: налог на прибыль равен нулю (если прибыль не идет на дивиденды и реинвестируется).

Однако, похоже, эстонские власти не готовы идти навстречу инвесторам из России, тем более «русским империалистам», и отнюдь не собираются как-то бороться за российский транзит. Более того, в процессе решения задач загрузки своей транспортной инфраструктуры эстонцы готовятся поменять специализацию портов.

Министерство экономики и коммуникаций республики создало специальную комиссию, призванную оценить возможности Эстонии в сфере транзита. По ее оценкам получается, что потенциал порта Мууга заключается в развитии европейских морских перевозок, а также в транзите с запада на восток. Уже в 2009 году этот порт надеется открыть новый контейнерный терминал. И статистика подтверждает оценки эстонцев: в грузообороте большого Таллинского порта растут только контейнеры и перевалка колесной техники. Так, оборот контейнеров за девять месяцев увеличился немногим больше 20%, до 136 тыс. TEU. Пресс-секретарь Эстонских железных дорог Урмас Глазе говорит, что «контейнеры гораздо выгоднее, чем перевозка нефтепродуктов, так что для нашего бизнеса проблем не будет. Мы делаем ставку на транзит грузов из Китая в Эстонию, Германию и Россию».

По мнению руководства Таллинского порта, новые виды грузов, на которые будет делать ставку Мууга, уменьшат экологические риски. И действительно, зачем члену ЕС Эстонии «грязные» грузы? Эстонские власти уже наложили экологические ограничения на угольный терминал в Мууге. А совсем недавно этот терминал был оштрафован на 1 млн крон за выброс угольной пыли, чего в принципе избежать невозможно. Подобные же меры были предприняты и против нефтяных терминалов. Характерно, что с увеличением оборотов в новых портах под Санкт-Петербургом перекачка мазута через Таллинский порт уже становится невыгодной.

Деятельность российского капитала с расчетом хоть как-то завязать экономические отношения с Эстонией и тем самым притянуть эту прибалтийскую республику если не в друзья, то хотя бы в партнеры, на месте была оценена иначе. «Здесь достаточно сложно работать. При всех благостных условиях ненормальная среда в отношении русского бизнеса. Русских обвиняют в тоталитарных замашках, постоянно провоцируя на политический конфликт», — доверился «Эксперту» анонимный источник. Показательный пример: ходатайствовавшего об эстонском гражданстве главу «Северстальтранса» Андрея Филатова одно время обвиняли в подрывной деятельности на территории страны.

В общем, местные власти делают все возможное, чтобы бизнес по транзиту российского сырья через Эстонию стал невозможным.