«Питерское мясное дело»

Игорь Архипов
5 ноября 2007, 00:00

Зимой 2004 года в крупной компании, занимающейся импортом продовольствия (название фирмы и фамилию ее руководителя мы не называем, поскольку судебные разбирательства еще не закончились), сотрудники налоговой инспекции провели проверку исполнения закона о применении контрольно-кассовой техники при осуществлении наличных денежных расчетов. Никаких нарушений налоговики не обнаружили и спокойно отбыли восвояси. Однако через три недели на склад компании прибыли сотрудники первого отдела ОРЧ (Оперативно-розыскная часть) № 8 ОБЭП ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области и предъявили подписанное заместителем начальника ГУВД постановление на проведение осмотра складских помещений и изъятие предметов административного правонарушения — вдруг оказалось, что фирма незаконно продавала мясо, свободная реализация которого была запрещена. Работникам ОБЭП предъявили документы: партия говядины, о которой шла речь, полностью предназначена для свободной реализации, что подтверждается соответствующими сертификатами. Несмотря на это, милиционеры вывезли со склада фирмы несколько тонн говядины, рыночная стоимость которой составляла около 500 тыс. долларов.

Как подчеркивает предприниматель, действия сотрудников правоохранительных органов были изначально незаконными и сопровождались многочисленными процессуальными нарушениями. Прежде всего, они не имели права изымать в рамках административного дела (в отличие от уголовного) то, что только может явиться предметом правонарушения, — Кодекс об административных правонарушениях РФ не предусматривает такой нормы. Это главный аргумент юристов компании, который в дальнейшем признавался в ходе судебных разбирательств. Кроме того, в числе процессуальных нарушений при изъятии товара, подтвержденных впоследствии судом, числится вывоз мяса не приспособленным для этого транспортом, без необходимого ветеринарного контроля.

Сотрудники милиции были в состоянии алкогольного опьянения и, вытащив оружие, угрожали работникам склада. Директору фирмы, когда он попытался протестовать против видеосъемки, на глазах у десятка свидетелей сломали палец на руке (впрочем, в ходе дальнейшей проверки жалобы прокуратурой это списали на неловкость пострадавшего).

Примечательная деталь: одним из понятых при изъятии говядины был представитель фирмы, через которую затем и реализовывался конфискат. Причем в связи с тем, что часть говядины якобы испортилась, вся партия изъятого мяса (напомним, рыночной стоимостью примерно 500 тыс. долларов) была оценена «независимым оценщиком» в полтора миллиона рублей. Именно эта сумма была предложена ограбленной компании в качестве компенсации понесенного ущерба, после того как через полгода районный федеральный суд признал злополучное постановление об изъятии товара незаконным. При этом ГУВД не обжаловало решение суда, и оно вступило в силу. Никаких доказательств того, что изъятая продукция может быть опасной и негодной для реализации, ответчик так и не представил.

После этого компания вновь обратилась в Арбитражный суд с иском о возмещении убытков в размере около 30 млн рублей, и первая инстанция признала требование законным. Однако вскоре апелляционная инстанция отменила это решение с совершенно абсурдной мотивировкой: да, постановление об изъятии товара было незаконным, но ведь никто в судебном порядке не доказал незаконность собственно действий работников милиции при исполнении этого постановления! Следующим этапом судебной эпопеи стало рассмотрение в кассационной инстанции — признав в очередной раз факт незаконности постановления об изъятия мяса, дело отправили на новое рассмотрение в первую инстанцию Арбитражного суда. Это было уже в начале нынешнего года. Адвокаты компании обратились с просьбой о назначении независимой судебно-бухгалтерской экспертизы документов бухгалтерского учета, чтобы оценить убытки. И, несмотря на протесты представителей ГУВД и РФФИ, судья удовлетворила это ходатайство. Дальнейшее развитие событий было предсказуемо: рассмотрение дела стало откладываться под разными предлогами по инициативе ответчиков. «Мы уже привыкли к этой тактике ответчиков, — отмечает предприниматель. — Постоянно добиваться переноса рассмотрения дела по существу, используя для этого всевозможные юридические лазейки, затяжки, проволочки, — это их главная тактика, с помощью которой они рассчитывают избежать ответственности за свои незаконные действия. Мне хорошо запомнились слова майора из ОБЭП, проводившего изъятие товара: “Законы пишутся для вас, а не для нас!”». В ноябре должно состояться очередное заседание суда по делу о мясном конфискате.

«Подобные истории с конфискацией товаров происходили с очень многими предприятиями, и большинство из них просто тихо откупались, — говорит Александр, генеральный директор компании. — С нашей фирмой возникла накладка: в Федеральном и Арбитражном суде, в различных инстанциях нам удалось доказать незаконность действий сотрудников ГУВД. Однако и почти четыре года спустя нанесенный нам сотрудниками милиции ущерб не возмещен».