Давно пора отменить

Ольга Власова
5 ноября 2007, 00:00

Резкий подъем цен на молочную продукцию отчасти вызван перекосами в сельскохозяйственной политике Евросоюза. Но после того как действующие квоты на молоко будут отменены, европейские фермы смогут резко нарастить молочное производство

Цены на основные продукты питания, особенно хлеб, молоко и изделия из него, продолжают расти. Беспокоиться начинают даже потребители развитых западных стран, чьи затраты на еду в последние годы не превышали 15% дохода семьи. Жители же менее обеспеченных уголков планеты местами просто близки к панике — боятся, что, если продукты будут дорожать такими же темпами, денег на них может просто не хватить.

Чтобы предотвратить голодные бунты, правительства Египта и Марокко начали судорожно закупать на международном рынке зерно, запасаясь на черный день. Их примеру последовали и другие страны, что еще больше взвинтило цены на мировых рынках. Многие аналитики-алармисты со страниц газет и экранов телевизоров заговорили о том, что при современных объемах использования земель и существующих сельскохозяйственных технологиях человечество скоро уже не в состоянии будет удовлетворить свои растущие аппетиты. Миллиард голодных китайцев, в рационе которых молочные и мясные продукты все больше вытесняют традиционный рис, вдруг из отдаленного кошмара превратился в повседневную реальность.

Жители же западных стран, привыкшие существовать в условиях перепроизводства продуктов питания, выглядят особенно удивленными. Что такого произошло с мировым сельским хозяйством, что оно вдруг перестало справляться со спросом? Разобраться в ситуации, в частности с производством молока, «Эксперт» решил на примере Нидерландов, одного из основных производителей молочных продуктов в ЕС.

Почему не текут молочные реки

Голландскому фермеру Йорану Хофману 22 года, и когда он говорит о коровах, у него горят глаза. Это не очень типично для Голландии, где большинство фермеров приближается к пенсионному возрасту. Молодежь из фермерских семей стремится найти себе более высокооплачиваемую работу с фиксированным графиком.

«Их можно понять, — рассказывает Йоран. — Средний современный фермер сродни главе небольшой компании. Он должен иметь много специальных технологических знаний, самостоятельно принимать различные финансовые решения и работать по 16 часов в сутки. При этом основная масса зарабатываемых им денег, как правило, инвестируется в ферму. На себя и свою семью из этого дохода он тратит очень немного. С развитием тоже непросто. Земли в Голландии мало, и она очень дорогая. Фермы в основном небольшие, в среднем по 80–90 коров. Да и те все достаются по наследству — такой огромный кредит, который понадобится на покупку новой фермы, ни один банк не даст. Из-за того что ферма маленькая, ручного труда на ней много. А чтобы увеличить поголовье и производство, сначала надо купить квоты, что тоже очень недешево. Еще два года назад право произвести литр молока в Голландии можно было купить за два евро. Потом, правда, прошел слух, что скоро квоты отменят, и цена упала — сегодня она составляет 70 центов».

По словам Йорана, квоты сегодня — основной тормоз на пути развития сельского хозяйства. Их ввели в 1985 году, и тогда это было объяснимо: в начале 80-х в Голландии было слишком много молока и заводы тогда могли, например, выбирать, у какого фермера им это молоко покупать. Так что цены были низкими. Продавать молоко за границу тоже было невыгодно, так как на мировом рынке цены были значительно ниже, чем внутри Европейского сообщества. Экспортировать за рубеж можно было только те продукты, на которые сообщество выплачивало экспортную субсидию.

Но вот пару лет назад цены на мировом рынке сравнялись с европейскими, глобальный спрос стал стремительно расти. Однако голландские фермеры и по сей день не могут воспользоваться представившейся им возможностью — как раз из-за квот, которые с середины 80-х даже не были увеличены.

«Производить же молоко больше квоты совершенно невыгодно, — говорит другой фермер, Петер Вит. — На этот случай ЕС установил весьма внушительный штраф. Фактически это выражается в том, что если вы привезли сдавать объем молока, превышающий вашу квоту, то вы за него не только денег не получите, но и должны будете доплатить, чтоб его у вас взяли».

Любовь к здоровой компании

Блеск в глазах Йорана означает в том числе, что все не так уж плохо. «Сегодня в Голландии есть старое и новое сельское хозяйство. Старое, то есть обычно мелкое, управляемое пожилыми фермерами, важным доходом которого являются субсидии, действительно потихоньку вымирает. Но есть и молодежь, стремящаяся заниматься этим бизнесом. Ее не так много, но зато она укладывается в тенденцию развития молочного производства в Голландии — уменьшение количества фермеров и самих хозяйств и увеличение их размеров. Большие хозяйства могут быть более производительны, еще более механизированы и открыты дальнейшему технологическому прогрессу. Так что нынешнего количества молодежи вполне хватит, чтобы управлять этими крупными хозяйствами. Уже сегодня правительство стимулирует создание крупных ферм около 300 голов. Такой бизнес интересен мне и моим ровесникам — товарищам по кооперативу».

По его словам, сегодня в Голландии есть два основных кооператива фермеров — производителей молока. Один при Campine, другой при Friesland Foods, крупнейших голландских компаниях, делящих между собой практически весь рынок молочных продуктов. Кооперативы созданы для защиты фермеров от молокоперерабатывающих производителей. Такой кооператив имеет не только коллективный договор, например, с Campina, но и определенную долю акций в самой компании.

 pic_text1 Фото: World pictures/Photoshot/Photas
Фото: World pictures/Photoshot/Photas

«Подобная система защищает нас и дает определенный рычаг воздействия на переработчиков. Но кооператив — это еще и клуб по интересам. Я там общаюсь с такими же молодыми. Мы обсуждаем проблемы селекции, кормов и тому подобное, придумываем что-то новое. Это своего рода источник производства инноваций в нашем своеобразном бизнесе, — продолжает Йоран. — Так что у Голландии есть молодежь, которая будет дальше развивать молочное производство нового поколения. Мы все прошли хорошую школу и получили серьезное образование. А от наших отцов и дедов унаследовали любовь к здоровой компании, я имею в виду коров. Так что мы сможем конкурировать с производителями из развивающихся стран, где, конечно, труд и земля дешевле».

Добрая весть для голландских производителей молока — грядущая отмена квот. Их обещают убрать окончательно к 2015 году. Это будет означать, что голландские фермы смогут хорошо заработать, поставляя на мировой рынок так много молока, сколько смогут произвести. Сегодня основными покупателями голландских молочных продуктов выступают другие страны Евросоюза. С отменой квот Голландия сможет замахнуться на такой привлекательный, хоть и отдаленный рынок, как Китай.

Молочный авантюризм

Не дожидаясь, когда квоты отменят, голландские фермеры пытаются диверсифицировать бизнес, например, интегрировать его с каким-нибудь смежным производством. Хороший пример такого симбиоза — компания Van den Heuvel. Этот семейный бизнес известен последние примерно 100 лет прекрасным сыром Гауда (его после производства отправляют в сырный кооператив города Гауда, откуда он уже потом и продается). Семья содержала собственную молочную ферму, сегодня полностью механизированную и насчитывающую около 300 коров. Но затем в целях дополнительной прибыли была освоена сборка линий по производству этого самого сыра и другой молочной продукции. Сегодня продажа производственных линий и отдельных узлов фактически превратилась в основной бизнес, а ферма и сыроварня функционируют как наглядный пример работы оборудования для потенциальных клиентов.

Другой возможностью для амбициозных голландских фермеров стала внешняя экспансия. Голландцев всегда удручала нехватка земли у себя дома, поэтому еще в прошлом веке многие из них отправились поднимать сельское хозяйство Канады, Америки, Австралии и Новой Зеландии. Большинство этих «молочных авантюристов» создали чрезвычайно успешные компании.

«В голландцах всегда были дух авантюризма и одновременно любовь к земле и предпринимательству. Быстро поняв, что их собственной территории не хватает для реализации амбиций, они стали осваивать чужие земли. Поэтому сегодня в Голландии вы можете увидеть только часть голландского агрокомплекса. Остальная и при этом значительная часть рассредоточена по всему миру, — говорит Петер Милленаар, глава компании Matrix, продающей сельхозтехнику в России.

Пожалуй, лучший пример такой экспансии — крупнейший в мире производитель пищевых продуктов компания Unilever. Но у голландских фермеров есть и более скромные проекты. Например, они создали компанию Friesian по экспорту голландских сельскохозяйственных технологий. Работает она в странах, которые, обладая всеми условиями для налаживания собственного молочного производства и огромным спросом на молоко, пока самостоятельно не могут наладить систему производства и дистрибуции этого продукта. Йоран Хофман по совместительству сотрудник этой компании — у него остается время от работы на своей маленькой фермы, и он время от времени выезжает в Россию или на Украину, где Friesian запускает очередной молочный комплекс. Голландцы стремятся максимально заработать на том молочном буме, который начался в мире. О России Йоран говорит с восторгом: «У вас такая прекрасная земля, и она так дешево стоит по сравнению с нашей голландской. Можно строить фермы и на пятьсот коров, и на пару тысяч, и нет никаких квот. А молочный бизнес так плохо развит, что я иногда думаю: а не уехать ли мне к вам, я бы такую ферму построил. Только вот девушка у меня в Голландии, и боюсь, она не согласится».

Амстердам—Гаага—Москва

Зеленый профиль

Сельское хозяйство Голландии, возможно, лучшее в мире. До сих пор ему удавалось находить компромисс: сочетать прибыльность бизнеса с максимальным сохранением окружающей среды и традиционного исторического ландшафта. Голландия — одна из самых небольших стран ЕС. К тому же ей постоянно приходится отвоевывать территорию у моря. Тем не менее голландцы смогли сделать свое государство одним из наиболее крупных производителей продуктов питания. Агросектор входит в число ключевых элементов экономики страны (около 10% ВВП). Получая минимум субсидий из ЕС, Голландия занимает второе место в мире по экспорту сельхозпродукции. Среди главных причин успеха — крайне серьезное отношение к сельскохозяйственным технологиям, которые здесь рассматривают наравне с другими высокотехнологичными секторами. Только на уровне правительства ежегодно на исследования и образование в этой области тратится 850 млн евро.

Профиль голландского сельского хозяйства виден невооруженным взглядом уже на подлете к Амстердаму. Многочисленные коровы на зеленых полях, прорезанных каналами, расчерченные полосы цветов и бесчисленные крыши теплиц, похожие сверху на солнечные батареи. Сегодня голландцы работают над тем, чтобы их теплицы не только были самодостаточными, то есть обеспечивали сами себя энергией, но и производили дополнительное электричество и тепло для близлежащих городов и деревень. Мясо-молочное производство, птицеводство, цветы и свежие овощи, большинство из которых выращивается в теплицах, — это наиболее значимые сегменты голландского сельского хозяйства.