Бомбу сделать проще, чем достать пистолет

Политика
Москва, 05.11.2007
«Эксперт» №41 (582)
Пока неизвестно, кто и почему взорвал автобус в Тольятти. Но уже сейчас можно говорить о появлении нового типа террориста — молодого психически неуравновешенного маргинала

Рейсовый пассажирский автобус, следовавший по маршруту № 2, взорвался в центре Тольятти 31 октября в 8:17 по местному времени. Инцидент произошел на пересечении улиц Карла Маркса и Гагарина, неподалеку от остановки «Космос». В автобусе находились в основном студенты, так как маршрут проходил мимо трех вузов. При взрыве погибли восемь человек, пострадали, по различным данным, от 51 до 63. Мощность взрыва составила до двух килограммов в тротиловом эквиваленте; по данным взрывотехников, взрывное устройство являлось безоболочным, то есть не содержало поражающих элементов. Уголовное дело возбуждено по трем статьям Уголовного кодекса: ст. 205 (терроризм), ст. 105 (убийство) и ст. 222 (незаконное хранение взрывчатых веществ).

Паника, возникшая в городе после взрыва, была следствием информационной блокады со стороны властей. Тольятти накрыла волна слухов о повторных терактах как в самом городе, так и в соседней Самаре. Прошла серия звонков от жителей, которые сообщали, что якобы были взрывы в других местах. Кроме того, теракт, а точнее, шквал звонков вызвал перегрузку сотовых сетей, и множество жителей, которые не могли дозвониться до своих детей или родственников, вынуждены были питаться слухами. При этом милиция блокировала деятельность местных журналистов. Корреспонденты и репортеры интернет-сайта «Пресс-Волга», газет «Панорама Тольятти», «Площадь Свободы» и ряда других изданий были задержаны сотрудниками милиции на месте взрыва автобуса и доставлены в Центральное РУВД. На месте теракта было позволено работать только съемочным группам ОРТ и РТР. Такие действия правоохранительных органов создали информационный вакуум — лучшую среду для паники.

Впрочем, информационный вакуум и жесткие ограничения на действия снимающих журналистов — вполне оправданный элемент системной работы по расследованию терактов и минимизации их последствий. Ограничение связи затрудняет террористам возможности дальнейшей координации как по развитию операции, так и по «выходу» из нее. Что же касается съемок на месте происшествия, то, по опыту терактов с участием чеченских боевиков, часто в толпе зевак оставался участник террористической группы, в обязанности которого входила фиксация акции и ее последствий.

Тем не менее паника — одна из главных целей террористов, а потому надо учитывать, что в будущем они могут использовать новую схему действий милиции и с помощью вполне обычных технологий вброса и распространения слухов многократно усиливать панический эффект.

Не боевики и не националисты

После взрыва были названы довольно стандартные версии происшедшего: чеченские боевики, действия националистов и криминальные разборки. Однако ни одна из них не выглядит убедительной.

Боевики? Во-первых, до сих пор основные теракты боевики проводили либо в Москве, где можно добиться максимального резонанса, либо на юге, где террористам проще найти сообщников, затеряться в толпе и обеспечить «выход». Во-вторых, теракты на наземном общественном транспорте до сих пор были наименее успешными для боеви

У партнеров

    «Эксперт»
    №41 (582) 5 ноября 2007
    Энергоресурсы
    Содержание:
    Спирт бензину не товарищ

    Мировая общественность одурманена идеей сдержать галопирующие цены на нефть производством биотоплива. Но альтернативой ископаемым углеводородам оно не будет: биомасса — слишком ограниченный ресурс, чтобы покрыть растущие потребности человечества в энергии

    Обзор почты
    Наука и технологии
    Общество
    Реклама