Новая индустриализация: точки роста

Александр Попов
26 ноября 2007, 00:00

В Красноярском крае в последние годы идет активное освоение инвестиций. Но местные власти не хотят останавливаться на достигнутом и намерены добиться качественно иного роста экономики

Совместный проект журнала «Эксперт» и компаний ОАО «Красцветмет» и ЗАО «Полюс»

Главный в Сибири и один из крупнейших в России по площади и экономическому потенциалу Красноярский край, занимающий почти 14% территории страны и расположенный в самом ее центре, в последние годы стал местом реализации крупных инвестиционных проектов. Настолько крупных, что губернатор региона Александр Хлопонин абсолютно справедливо назвал этот процесс новой индустриализацией Сибири. Пафоса в его словах немного: итогом реализации только проекта «Комплексное развитие Нижнего Приангарья», на который из Инвестфонда выделено около 34 млрд рублей, станет формирование в этом районе края мощного энергометаллургического кластера. На базе долгостроя — Богучанской ГЭС — будут возведены алюминиевый завод (он уже заложен в Кодинске), целлюлозно-бумажный комбинат, а также вся необходимая для функционирования новой промышленно развитой территории инфраструктура.

Этот проект уже запущен и через несколько лет, если не произойдет ничего чрезвычайного, станет реальностью. На что же сегодня направлены усилия краевых властей? Концептуальный аналитический доклад — первый этап «Программы социально-экономического развития Красноярского края на среднесрочную и долгосрочную перспективу (до 2017 года)» — подготовлен Институтом региональной политики (ИРП). В этом громадном документе описаны возможные точки роста краевой экономики. Совсем необязательно все они будут воплощены в жизнь. Хотя по объему инвестиций в основной капитал Красноярский край давно входит в число регионов-лидеров: из 304 крупнейших российских инвестпроектов 15 реализуются в этом сибирском регионе, что составляет 8% от общего объема. А по данным исследования ИРП «Новая индустриализация России», по объемам заявленных крупных инвестпроектов до 2020 года Красноярский край входит в первую пятерку регионов страны.

Правда, реализация значительной части этих проектов зависит от решений федерального правительства и планов крупных корпораций, на позицию которых будет существенно влиять мировая конъюнктура цен на сырье. Поэтому перед Красноярским краем на новом этапе, с одной стороны, стоит задача привлечения инвестиций в строительство перерабатывающих производств, а также вовлечение в оборот еще нетронутых месторождений (губернатор Александр Хлопонин в своем интервью называет эти процессы поясами сырьевого и индустриального освоения). С другой стороны, власти заинтересованы в диверсификации экономики за счет роста инновационного бизнеса, сферы услуг, строительства, связи, потребительского рынка и инфраструктурных отраслей. Последние, кроме обеспечения доступа к новым месторождениям (транспорт), а также полноценного функционирования новых, в том числе энергоемких, производств (энергетика и связь), призваны вписать край в общероссийские и мировые системы разделения труда. Говоря проще, краевые власти стремятся к тому, чтобы переориентировать экономику региона с опережающего развития отраслей, «просевших» в кризисные 1990-е годы, на качественный рост. То есть на развитие экономики, диверсифицированной и устойчивой к мировым колебаниям, на основе которой в крае будет сформирована комфортная среда для проживания.

Металлическая радуга

Какими бы ни были планы, существенное влияние на развитие экономики Красноярского края еще долго будет оказывать ее базовая отрасль — цветная металлургия. Сегодня на регион приходится более 80% общероссийского объема производства никеля, более 70% — меди, почти 98% выпуска металлов платиновой группы и около четверти первичного алюминия в России. Цветная металлургия обеспечивает свыше половины объема промышленного производства края, почти четыре пятых регионального экспорта и значительную долю налоговых поступлений в краевой бюджет (около 55% доходной части).

Предприятия цветной металлургии Красноярского края имеют ряд важных конкурентных преимуществ: наличие дешевых гидроэнергоресурсов, богатую сырьевую базу («Норильский никель») и относительную близость к растущим рынкам сбыта (Китай и Индия). Проблема в том, что почти 90% производимой отраслью продукции вывозится за пределы России, что обусловливает чрезвычайно сильную зависимость предприятий, а значит, и красноярской экономики от ситуации на мировых рынках цветных металлов. К тому же более 90% объема выпускаемой продукции осуществляется двумя предприятиями цветной металлургии — ГМК «Норильский никель» и Объединенной компанией «Российский алюминий» («Русал»). Значительные объемы производства обеспечивает и ЗДК «Полюс», созданная в 2006 году на базе золотодобывающих активов «Норникеля». Эти гигантские предприятия не имеют аналогов не только в крае, но и в России. Особенно это касается «Норникеля», одно из главных конкурентных преимуществ которого — полный контроль как над всеми стадиями производства, так и над инфраструктурой: энергетическими мощностями, газодобычей и т. д., что позволяет компании в значительной степени регулировать издержки производства.

Перспективы развития отрасли, по понятным причинам, целиком и полностью зависят от планов этих мегакорпораций («Норникеля», «Полюса» и «Русала»). В соответствии с ними в цветной металлургии края в предстоящие годы постепенно будет наблюдаться рост доли горнорудного производства (в первую очередь, золотодобычи) и алюминиевой промышленности за счет ввода в эксплуатацию алюминиевого завода мощностью 600 тыс. тонн алюминия в год в рамках реализации проекта Богучанского энергометаллургического объединения (входит в программу комплексного развития Нижнего Приангарья). Это позитивный процесс: за счет увеличения объемов производства алюминиевой промышленности и золотодобычи зависимость экономики края от динамики мировых цен на никель существенно снизится. Что бы ни происходило, цветная металлургия сохранит позиции важнейшей промышленной отрасли края.

Запасы черного цвета

В администрации края понимают: зависимость экономики региона от цветной металлургии нужно снижать. Тем более что для этого в крае все есть. Прежде всего это касается других ресурсных отраслей: черной металлургии, угле-, нефте- и газодобычи. Так, только запасы железных руд в регионе составляют 2,27 млрд тонн, из которых 56% относятся к легкообогатимым. А прогнозные ресурсы оцениваются в 4,5 млрд тонн.

Проблема в том, что масштабное освоение сырьевых богатств края сдерживается традиционным для Сибири и Дальнего Востока отсутствием необходимой транспортной и энергетической инфраструктуры, а также общей неосвоенностью территории, на которой расположены эти месторождения. Как справедливо отмечается в аналитическом документе ИРП, при существующей инфраструктурной обеспеченности показатели рентабельности освоения многих месторождений стремятся к нулю. Самое печальное, что месторождения, близ которых уже имеется необходимая инфраструктура, из-за вертикальной интегрированности отрасли и низкой заинтересованности доминирующих компаний в развитии производства отрабатываются в недостаточном объеме. Поэтому, несмотря на положительные тенденции развития рынка стали, а соответственно, и рынка железных руд, в Красноярском крае за последние годы рост добычи руды не превышал 100 тыс. тонн в год. Причем объем добычи железной руды вообще постоянно сокращается из-за низкого качества добываемых руд и невыгодных условий, в которых находятся добывающие предприятия в связи с тем, что ценовая политика, объемы производства и иные условия определяются их головными компаниями. Производство стали и проката осуществляется лишь в малых количествах, в основном для внутренних нужд предприятий иных отраслей.

 pic_text1 Фото: Игорь Михайлишин
Фото: Игорь Михайлишин

До 2012 года положение в отрасли вряд ли изменится. Инвестпроекты в черной металлургии Красноярского края лежат в русле расширения производства на уже имеющихся объектах. Так, «Сибэлектросталь» планирует до 2013 года построить завод на незадействованных производственных площадях, позволяющий перерабатывать до 40 тыс. тонн металлолома в месяц, производить 300 тыс. тонн литой заготовки и выпускать 280 тыс. тонн металлопроката в год. В долгосрочной перспективе компания может построить завод по производству специализированных сталей мощностью 1 млн тонн (объем инвестиций 3,3 млрд рублей), однако пока этот проект досконально не проработан.

Создание новых производственных мощностей, согласно прогнозам ИРП, может начаться после 2012 года. Мощный импульс отрасли в южной части края может дать ввод в действие железной дороги Кызыл–Курагино, которую планируется построить за счет средств Инвестфонда РФ и Енисейской промышленной компании, входящей в Объединенную промышленную корпорацию (см. статью «Попробуй увези», «Эксперт» №10 от 12 марта 2007 года). Если эта дорога действительно будет проложена, то кроме доступа к богатейшим угольным месторождениям Тувы она сможет обеспечить рентабельность для создания в Курагинском районе Красноярского края металлургического предприятия мощностью 10 млн тонн стали в год (объем инвестиций 114 млрд рублей).

Еще один масштабный транспортный проект, над возрождением которого сегодня уже задумалось ОАО «Российские железные дороги», — строительство Северо-Сибирской железнодорожной магистрали — сможет обеспечить доступ к месторождениям Нижне-Ангарской и Тагарской групп месторождений. Согласно аналитической записке ИРП, за счет этой транспортной артерии в крае можно было бы реализовать как минимум два крупных инвестиционных проекта. Первый — Тагарское металлургическое объединение с объемом производства 73,3 млн тонн концентрата, 3,2 млн тонн окатышей и 2 млн тонн сляба (объем инвестиций 42 млрд рублей). Второй — Нижне-Ангарское металлургическое объединение, которое позволит производить 10 млн тонн чугуна в год. Но пока эти проекты существуют только в теории, инвесторов еще не найдено. Позитивный настрой краевых властей основан на том, что потребление стали и других продуктов черной металлургии будет расти с каждым годом, а для России будет стратегически важно не потерять свою роль одного из ведущих экспортеров этой продукции.

Другой перспективный сектор — уголь. Его общие разведанные запасы в крае составляют 86,3 млрд тонн, из них промышленно освоено всего 7%. Ведущее предприятие отрасли — концерн «Красноярскуголь» добывает пока около 60 млн тонн угля в год.

Проблема состоит в том, что основными потребителями углей Канско-Ачинского бассейна выступают электроэнергетика и коммунально-бытовой сектор, на долю которых суммарно приходится более 70% общего объема поставок твердого топлива в крае. При этом если в целом по России при снижении потребления угля на электростанциях рост объемов производства происходит за счет увеличения экспорта, то в Красноярском крае подобная переориентация поставок маловероятна. Существенно расширять экспортные поставки красноярского угля без повышения его потребительских свойств (обогащение, производство угольных брикетов, экспорт электроэнергии и проч.) достаточно сложно. На такое положение влияет и транспортный фактор, объединяющий удаленность бассейна от западных и восточных границ и высокие железнодорожные тарифы. Так, при поставках канско-ачинских углей на расстояния более 5 тыс. км их стоимость увеличивается в 3,5–4 раза (без учета расходов на портовое обслуживание и фрахт). В этих условиях сокращение поставок угля на электростанции в регионе влечет и снижение объемов добычи.

Поэтому основные ожидания угольщиков связаны с повышением спроса на угольное топливо со стороны энергетики. Тем более что доля угля в топливно-энергетическом балансе электростанций и котельных превышает стабильно 60–70%. Согласно инвестпрограмме РАО «ЕЭС России», угольная генерация на территории Красноярского края будет увеличена к 2011 году на 1,9 ГВт. При этом соответствующего наращивания нефтегазовой генерации не планируется, что позволяет начиная с 2010 года прогнозировать существенный рост потребления угля на электростанциях. Особенно после строительства двух блоков на Березовской ГРЭС, ввода Железногорской ТЭЦ, реконструкции Минусинской ТЭЦ и Назаровской ГРЭС. По разным подсчетам, к 2017 году потребление угля в электроэнергетике Красноярского края может превысить 18–22 млн тонн условного топлива. В такой ситуации добыча угля на территории края до 2017 года может увеличиться до 72 млн тонн.

Что касается нефти и газа, то перспективы реализации проектов в этой сфере диктует реальность. Так, в крае разведано 25 месторождений нефти и газа. Запасы нефти по промышленным категориям оцениваются более чем в 600 млн тонн, а газа и газоконденсата — более 1 трлн кубометров и 50 млн тонн соответственно. Самые крупные из разведанных месторождений — Юрубчено-Тахомское, Куюмбинское, Терско-Комовское, Ванаварское, Нижне-Тунгусское, Пайгинское и Ванкорское. Добыча газа осуществляется на двух месторождениях — Южно-Соленинском и Северо-Соленинском для нужд Норильского ГМК. Кстати, именно Ванкор (им занимается «Роснефть») рассматривается в качестве одного из базовых месторождений для заполнения нефтепровода Восточная Сибирь–Тихий океан.

Энергия и движение

Реализация новых проектов, особенно в сфере переработки сырья, ставит большие задачи в области инфраструктуры. В первую очередь — транспортной и энергетической. При этом если проекты в транспортной сфере определяются либо необходимостью обеспечения доступа к разрабатываемым месторождениям (как дорога Кызыл–Курагино или «Севсиб»), либо потребностью в создании новых связующих артерий как для самого огромного края, так и для мировых транспортных потоков, то энергетические проекты зависят от других вещей.

Прежде всего красноярская энергосистема на протяжении долгих лет стабильно является энергоизбыточной. И наряду с иркутской энергосистемой выступает в роли балансирующего звена для всей ОЭС Сибири. Из-за этого реализация крупных проектов в области электроэнергетики не имеет экономического смысла без строительства рядом крупных энергоемких производств. К примеру, строительство Богучанской ГЭС возможно только при возведении рядом базового потребителя (алюминиевого завода).

На протяжении последних лет в Красноярском крае наблюдаются значительное увеличение объемов строительства жилья и коммерческой недвижимости, рост загрузки производственных мощностей (в том числе и на энергоемких производствах), объемов перевозимых по железной дороге грузов. Все это ведет к увеличению спроса на электроэнергию, среднегодовые темпы роста потребления которой в 2000–2005 годах составили около 0,5% в год. Наиболее быстро повышается спрос со стороны транспорта и населения. Но основным потребителем на территории края остаются крупные энергоемкие производства, главным образом предприятия цветной металлургии. Так, один из крупнейших алюминиевых заводов России — Красноярский — в среднем за год потребляет порядка 14 млрд кВт∙ч. Еще около 8 млрд кВт∙ч потребляют предприятия Заполярного филиала ГМК «Норильский никель». Таким образом, суммарно на предприятия этих двух компаний приходится около 40% от всей потребляемой в крае электроэнергии.

 pic_text2 Фото: Игорь Михайлишин
Фото: Игорь Михайлишин

Одна из базовых проблем энергосистемы края — ее относительная изолированность. Экспорт как в близлежащие регионы, так и в соседние страны ограничен отсутствием необходимой сетевой инфраструктуры, а также удаленностью энергосистемы от границ вероятных потребителей, в том числе Китая. Эта проблема может быть решена только за счет строительства новых мощных ВЛ (в том числе постоянного тока), расширения действующих сетевых мощностей и т. д. А вот проблема значительной концентрации рынка электроэнергии вокруг нескольких крупных потребителей может быть решена лишь частично. Даже с учетом реализации многих крупномасштабных проектов в производственной сфере чрезвычайно высокая доля первых четырех-пяти потребителей в общем объеме спроса на электроэнергию сохранится.

По прогнозам отраслевых аналитиков, электропотребление в Красноярском крае будет расти высокими темпами за счет увеличения мощностей действующих предприятий, а также из-за освоения Нижнего Приангарья. Для обеспечения электроэнергией новых и действующих промышленных объектов, предприятий сферы услуг и населения в крае в среднесрочной перспективе (до 2012 года) планируется ввести 4,45 ГВт генерирующих мощностей, в том числе на ГЭС — 3 ГВт. А в 2013–2017 годах планируется ввод генерирующих мощностей на уровне 2,9 ГВт. В предстоящее десятилетие потребление электроэнергии в целом по краю увеличится на 36% и достигнет 77 млрд кВт∙ч, в том числе по южным районам края рост составит более 66%. Наиболее быстро потребление электроэнергии будет расти в 2009–2012 годах — именно в эти годы начнется эксплуатация ряда крупных объектов в районе Нижнего Приангарья, в том числе Богучанского алюминиевого завода и Богучанской ГЭС. Тем не менее на протяжении всего прогнозного периода Красноярский край сохранит энергоизбыточность.

Покрытие столь значительного прироста потребления электроэнергии будет происходить как за счет ввода новых гидрогенерирующих мощностей (прежде всего Богучанской ГЭС в 2009–2012 годах), так и за счет тепловой генерации, основной прирост мощностей которой придется на Березовскую ГРЭС-1 — за период до 2017 года предполагается ввести 2,8 ГВт мощности на этой электростанции, что сделает ее одной из самых больших российских угольных ТЭС.

Но высокая доля ГЭС в общей выработке электроэнергии (46–48% в 2017 году против 42–43% в 2006-м) сохранится, что будет обеспечено благодаря не только достройке Богучанской ГЭС, но и началу строительства каскада Нижне-Ангарских ГЭС, в первую очередь Мотыгинской (мощность 1,1 ГВт), которая будет расположена ниже Богучанской. Стоимость строительства Мотыгинской ГЭС оценивается приблизительно в 65 млрд рублей, а в ее реализации помимо ОАО «ГидроОГК» может принять участие иностранный инвестор.

Но наиболее масштабным проектом в области гидроэнергетики может стать строительство Туруханской (Эвенкийской) ГЭС. Установленная мощность этой гидроэлектростанции должна составить 12 ГВт, а среднегодовой объем выработки электроэнергии — 46 млрд кВт∙ч. Данный проект имеет стратегическое значение для всей страны — ГЭС должна будет регулировать пиковые нагрузки ОЭС Центра и Урала, позволит связать с единой энергосистемой страны изолированный Норильский энергорайон. Стоимость строительства станции оценивается приблизительно в 300 млрд рублей. Пока этот проект только обсуждается. Для его реализации помимо значительных финансовых ресурсов необходим и целый ряд уникальных технических решений. К примеру, связать Туруханскую ГЭС с ОЭС Урала и Центра должны будут две линии постоянного тока напряжением 1500 кВ, что само по себе является ноу-хау.

Что касается транспортной отрасли, то здесь ожидается реализация проектов в сфере развития инфраструктуры в регионах нового промышленного освоения (Нижнее Приангарье, низовья Енисея, восток южной части края, Юрубчено-Тохомская зона). Здесь планируется строительство новых железнодорожных линий и автомобильных дорог для обеспечения освоения месторождений полезных ископаемых. Самым крупным проектом стратегического значения мог стать проект создания международного авиационного хаба на базе красноярского аэропорта Емельяново (он будет базовым для создающегося перевозчика AirUnion). Инвестпроектом планировалось вложение в развитие Красноярского авиаузла около 550 млн долларов, проект модернизации предусматривал создание новых пассажирского и грузового терминалов, топливозаправочного комплекса, а также гостиницы и парковки. Основную сумму на развитие аэропорта планировалось получить из Инвестфонда. Недавно аэропорт Красноярска был выделен из состава ОАО «Красноярские авиалинии», причем его контрольный пакет остался у государства. По всей видимости, стратегия развития воздушных ворот столицы Красноярского края будет пересмотрена.

Говоря обобщенно, точки роста в Красноярском крае действительно есть. И они реально могут быть воплощены в больших и выгодных проектах. Проблема в том, что вторая индустриализация Сибири в целом идет достаточно медленно. Потому что советское планирование, порой подминавшее экономическую эффективность, сменили вопросы рентабельности и целесообразности, решать которые вынуждены не только частные корпорации, но и государство. Важно, что красноярские власти, в отличие от своих коллег из ряда других регионов, видят перспективы и понимают, как их можно воплотить в реальность. Тем более что намеченный рост экономики и бюджета региона (к 2017 году его размер планируется довести до 150 млрд рублей) в основном будет зависеть от реализации крупных энергоемких и инфраструктурных проектов.