Не было, нет и не будет

Экономика и финансы
Москва, 03.12.2007
«Эксперт» №45 (586)
Банк России прекрасно справился с локальным кризисом ликвидности в августе-октябре этого года. И он готов расширять инструменты регулирования ликвидности вплоть до принятия нерейтинговых залогов

Последние месяцы убедительно продемонстрировали, что глобализация финансовых рынков это не только благо, но и фактор серьезного риска. В начале осени российская банковская система столкнулась с резким снижением ликвидности из-за сокращения притока денег из-за границы. Потом вдруг обнаружилось, что инфляция, с некоторых пор считавшаяся обузданной и послушной приказам монетарных властей, вышла за пределы предписанных ей значений.

Осеннюю проблему с ликвидностью Банку России удалось погасить достаточно быстро и эффективно. Но уже сейчас очевидно, что мировая финансовая система кардинально меняется. О том, с какими проблемами нам предстоит столкнуться и как Центробанк собирается их решать, рассказывает первый заместитель председателя Банка России Алексей Улюкаев.

— Алексей Валентинович, можно ли считать, что пик кризиса ликвидности уже позади?

— Никакого кризиса ликвидности не было, а было повышение спроса на нее — серьезное, но не драматическое. Но и эта ситуация повышенного спроса для нынешнего года закончена. Мы, я считаю, прошли этот этап достаточно удачно. Сейчас ситуация штатная. Объемы рефинансирования со стороны ЦБ вполне разумные, мы выдаем не слишком большие суммы, в пределах 60–90 миллиардов рублей в день, иногда по 100 миллиардов. В декабре бюджет добавит ликвидности в банковскую систему, и на какое-то время банки вообще не будут обращаться к нам за рефинансированием.

— В начале осени вы предсказывали, что самая высокая востребованность в рефинансировании проявится в ноябре. Почему ноябрь и почему ваш прогноз не сбылся?

— Скорее, не совсем сбылся. Период октября-ноября был выделен по нескольким причинам. Во-первых, можно было предположить менее позитивное сальдо капитального счета платежного баланса: основной приток капитала пал на апрель-май, а в последнем квартале он, судя по всему, будет невысоким. Во-вторых, сокращается текущий счет платежного баланса, и на этом основании можно говорить, что в четвертом квартале динамика денежного предложения будет меньше. А это и есть то, что определяет уровень ликвидности банковской системы. В-третьих, внешний фактор — резкое сокращение мировой ликвидности. И как следствие — стремление инвесторов перейти в инструменты, гарантирующие меньшие риски, что подразумевает вывод капитала с развивающихся рынков. Для российских банков это означает трудности с рефинансированием уже полученных средств, будь то облигационные займы или кредиты, и удорожание ставок по тем привлечениям, которые удается рефинансировать.

Наконец, есть и особенности нашего бюджетного процесса, который, как известно, у нас исполняется неравномерно. И в сентябре-октябре бюджетное сальдо не в пользу ликвидности, в это время бюджет работает как своеобразный пылесос — изымает больше, чем дает. Понятно, что уже с конца ноября и в декабре все будет наоборот, но этот период надо как-то пережить. И еще такое чисто техническое обстоятельство — деньги ЮКОСа, которые до конца октября были размещены в Газпромбанке. Примерно половину из них банк ис

У партнеров

    «Эксперт»
    №45 (586) 3 декабря 2007
    Госкорпорации
    Содержание:
    Уроки переодевания «Рособоронэкспорта»

    Вместо реализации проектов частно-государственного партнерства власть увлеклась созданием госкорпораций. Эту модель проще использовать для ситуационного управления, но она не может заменить собой стратегию развития и грозит подорвать позиции частных компаний

    Обзор почты
    Рейтинг
    Реклама