Нашептывания сирен

Сергей Скрипников
21 января 2008, 00:00

Одной из главных тем предвыборной кампании в США стала дискуссия о необходимости большего протекционизма. Представители американской индустрии высоких технологий встали стеной против ужесточения торговой политики

Настоящее вавилонское столпотворение, невероятный шум и смешение разных языков, бесконечные очереди в кафе и закусочных, люди, сидящие прямо на полу вдоль стен, — такова изнанка крупнейшей в мире выставки потребительской электроники CES — Consumer Electronic Show. Где происходит сие действо, определить несложно. Стоит лишь взглянуть на то, как давятся огромными бургерами десятки тысяч делегатов выставки и гостей Лас-Вегаса. В этом году CES, уже много лет проходящая в сердце американской игорной индустрии, собрала более 140 тыс. человек со всех концов мира.

Впрочем, в этом году определить, где она находится, политически подкованный гость мог не только по сочным бургерам в руках коллег. На глаза то и дело попадались спины делегатов выставки с написанной на них сентенцией «Крутые технологии + свободная торговля = сильная экономика». Такие футболки организаторы выставки из Ассоциации производителей потребительской электроники (CEA — Consumer Electronics Association) раздавали на открытии тысячами.

С чего вдруг ИТ-тусовка, где основные баталии традиционно разворачиваются вокруг новых компьютерных технологий, революционных гаджетов и решений будущего, оказалась в эпицентре предвыборной риторики и борьбы за президентское кресло, идущей сейчас в США?

Тщетно разгоняют тучи

«Грозовые облака собираются над нами. После десятилетней поддержки свободной торговли со стороны обеих партий мы слышим опасные голоса в СМИ, в конгрессе, в речах кандидатов в президенты, уверяющие, что протекционизм — это решение всех американских проблем. Сейчас мы видим, как изоляционизм снискал расположение тех, кто хочет воздвигнуть стены вокруг нашей нации. — Так вызывающе дерзко начал свое выступление на открытии CES Гари Шапиро, директор американской ассоциации CEA. — Несмотря на все исторические уроки и советы ведущих экономистов ученые мужи, политики и демагоги на ТВ снова призывают нас к протекционизму. Как не сработал он в тридцатых годах, затянув Великую депрессию, так не сработает и в 2008-м!»

Чтобы поддержать политику свободной торговли, Шапиро от имени CEA и вместе с директорами двух других крупных и крайне влиятельных организаций — Ассоциации звукозаписывающих компаний Америки (RIAA — Recording Industry Association of America) и Американской кинематографической ассоциации (MPAA — Motion Picture Association of America) — направил в конгресс США письмо с многочисленными просьбами и предложениями.

Так, производители электроники попросили законодателей одобрить торговые соглашения с Колумбией, Южной Кореей и Панамой, а президента — «расчистить путь» к обновлению торговых соглашений с другими странами мира. Помимо этого Шапиро со товарищи попросили защитить осенние инициативы CEA в поддержку свободной торговли. В частности, активно заключать новые двусторонние соглашения о свободной торговле в рамках ВТО, вести борьбу за устранение нетарифных барьеров — коррупции таможенных структур, громоздких таможенных инструкций и надуманных экологических стандартов, а также защищать Соглашение об информационных технологиях, принятое в рамках ВТО (Information Technology Agreement — ITA) и освобождающее продукцию хайтека от таможенных тарифов.

А шторм надвигается

Все эти тревоги и инициативы отнюдь не прихоть нескольких не в меру активных лоббистов. Во многом беспокойство производителей электроники оправданно. Если еще недавно и республиканцы, и демократы в целом поддерживали политику открытых границ, то сейчас прозвенел тревожный звоночек. В ходе предвыборной гонки сначала аутсайдеры, а затем и ведущие кандидаты от демократов — Хиллари Клинтон и Барак Обама — стали высказывать все больше сомнений в пользе открытой торговли для экономики США. В общий котел повалились и проблема непосильного торгового дефицита, и бесконечный вал дешевых товаров из Латинской Америки и Юго-Восточной Азии, и рост безработицы в ключевых отраслях американской экономики — стальной, химической, автомобильной и электронной индустрии.

Барак Обама достаточно четко обозначил настроения миллионов американцев еще в августе, во время своего выступления перед профсоюзами: «Послушайте, американцы не хотят больше покупать дешевые футболки, если платой за низкие цены для них станет потеря работы. Они бы предпочли сохранить работу и заплатить немного больше». Уже во время предвыборной гонки еще более тревожные слова произнесла Хиллари Клинтон в интервью Financial Times: «Мы должны разобраться со всеми этими глобальными торговыми соглашениями и понять, какие из них работают, а какие нет. Большую часть двадцатого века наша страна извлекала пользу из открытой торговли, но я соглашусь с Полом Самуэлсоном, который недавно заметил, что сравнительные преимущества в их классическом понимании могут перестать работать в экономике двадцать первого столетия».

Среди требований к торговым партнерам, о которых говорят демократы, есть и соблюдение демократических процедур в своих странах, и защита от трудовой эксплуатации детей, и поддержка экологических стандартов, однако во всей этой риторике содержится изрядная доля лукавства. Миллионы рядовых американских избирателей крайне далеки от забот об экологии и детском труде где-нибудь в Перу или Вьетнаме. Их тревожат другие проблемы.

Одна из них — соглашение о свободной торговле NAFTA (North American Free Trade Agreement) между США, Канадой и Мексикой, вступившее в силу в 1994 году. Соглашение это оставалось предметом атак со всех сторон почти все время своего существования, однако американцев оно задевает едва ли не больше других, потому что позволило американским корпорациям переводить свои производства в Мексику с ее дешевой рабочей силой, а затем беспошлинно привозить обратно произведенные на другом берегу Рио-Гранде товары. Иные экономисты полагают, что NAFTA стоила американцам сотен тысяч рабочих мест.

Другая острая тема — многосторонние переговоры по беспошлинной торговле в рамках ВТО, которые начались в Дохе (столице Катара) и продолжаются до сих пор (так называемый Doha Development Round). Стороны тогда не сумели договориться, потому что и страны — члены ЕС, и США, и развивающиеся страны не захотели отказываться от субсидий своим фермерам, а развивающиеся страны, помимо прочего, не согласились пускать на свои рынки американские сервисные и ИТ-компании, пока американцы, в свою очередь, не откроют границы для их сельскохозяйственной продукции. Раунды переговоров с тех пор идут один за другим, и среди многих опасностей, которых американцы остерегаются, не только дешевые импортные товары, но и политика вывоза американских производств на территории с дешевой рабочей силой. И вот здесь как раз сильнее прочих торчит шапка электронной индустрии.

Показательный пример — производители сотовых трубок, в первую очередь гордость американской электроники — корпорация Motorola. В 2001 году Motorola, несмотря на многочисленные протесты, закрыла свое производство в небольшом городке Гарвард, в 60 милях к северо-западу от Чикаго. Более двух с половиной тысяч рабочих тогда потеряли работу. Компания была сильно озабочена повышением конкурентоспособности своей продукции, и перевод производства трубок для североамериканского рынка на территорию Мексики оказался весьма заманчивым вариантом. После закрытия производства в Гарварде Motorola расширила мощности своего завода в Чихуахуа — и заметно сократила издержки на оплату труда. Впрочем, мексиканцы торжествовали недолго. В рамках той же стратегии по сокращению издержек уже в 2003 году Motorola продала свою фабрику в Чихуахуа тайваньской Foxconn International, сконцентрировав производства в Бразилии и Юго-Восточной Азии.

В целом, если речь идет о североамериканском рынке, то большинство компаний электронной индустрии США предпочитают переводить свои производства в Мексику, которая находится ближе всего к границе США и при этом сохраняет низкую стоимость труда, отмечает Эльдар Муртазин, аналитик Mobile Research Group. Если же речь идет о международных рынках, то компании перебираются в Юго-Восточную Азию. «Здесь есть как минимум три причины, — полагает Муртазин. — Первое: дешевизна труда. Второе: наличие обширной базы комплектующих, производимых здесь же. И третье: близость крупнейших логистических центров — Сингапура, Гонконга, Тайваня, заметно ускоряющая и удешевляющая доставку продукции на рынки почти всех стран». Так, анализируя стоимость доставки трубок в Европу из разных точек мира, немецкий Siemens Mobile в свое время исходил из таких оценок. Доставить в Европу один телефон с завода в Латинской Америке будет стоить три-четыре евро и займет три-четыре недели, с завода в Европе — два евро и полторы недели, с завода в Юго-Восточной Азии — те же два евро и не более двух недель.

Еще один показательный пример с Motorola. Один из американских колумнистов, внимательно изучив сайт компании, в свое время выписал оттуда несколько примечательных пассажей: «Motorola последовательно движется к тому, чтобы сделать Китай своим домом... Компания реинвестирует всю свою прибыль в Китай... С самого начала Motorola старалась стать добропорядочным гражданином Китая... Ключевая цель нашего развития — стать поистине китайской компанией…»

За помощью к шаманам

Случайным образом главный торговый представитель США Сюзан Шваб — в прошлом тоже высокопоставленный сотрудник Motorola, она занимала пост директора по корпоративному развитию в американском офисе компании. Зато в правительственных структурах Шваб, среди прочего, как раз занималась стратегией США на переговорах по ВТО в Дохе. Когда в ноябре 2005 года конгресс одобрил ее назначение на нынешний пост, громче всех приветствовали это в Ассоциации производителей электроники — CEA, намекая, видимо, что опыт работы г-жи Шваб в индустрии электроники не даст ей забыть об интересах ставшего почти родным бизнеса.

Шваб и правда весьма последовательно отстаивает интересы электронной индустрии США. Так, на специальном брифинге в рамках CES вместе с Гари Шапиро Сюзан Шваб отметила, что «Соединенные Штаты — главный игрок на мировом рынке электроники. Если суммировать объемы нашего экспорта и импорта, то речь идет более чем о восьмистах миллиардах долларов ежегодного оборота. Глядя на участников CES, легко сделать вывод, как важна для нас открытая торговля — вне зависимости от того, ведут или нет компании производство на территории США, проектируют продукты или пишут софт — все это вращается вокруг международной торговли, создает нам рабочие места и новые возможности».

Кандидаты из стана республиканцев, среди которых немало неоконов, по-прежнему остаются в лагере сторонников свободной торговли. По словам Гари Шапиро, бывший мэр Нью-Йорка Рудольф Джулиани, сенатор от Аризоны Джон Маккейн и бывший губернатор штата Массачусетс Митт Ромни — большие сторонники открытых границ. Наиболее четко по поводу торговли высказался Джон Маккейн во время предвыборных дебатов: «Всякий раз, когда Штаты вступали на путь протекционизма, прислушиваясь к нашептываниям сирен, которые сегодня слышны как никогда, мы платили очень высокую цену за свою глупость. Да, это кажется весьма забавным — колотить китайцев за низкие цены, но свободная торговля всегда была двигателем нашей экономики».