Письма читателей

21 января 2008, 00:00

2008, №  2 (591)

Свидетельство, улика и диагноз

Автор сравнивает язык массовых СМИ с языком Пушкина, с языком образованной части русского общества, очень немногочисленной тогда. На мой взгляд, это не совсем корректно. Если во времена Пушкина печатное слово, то есть то слово, что дошло до наших дней, было богаче нынешнего, то ведь надо понимать, что это слово, которым владели очень немногие. И тогда было множество заимствований, пусть не из английского, а из немецкого: началось при Петре I, продолжалось и при Пушкине, и позже. Как разговаривали простые люди, становится понятным, если прочитать того же «Левшу» Лескова, сделав поправку на то, что сам-то автор был намного образованнее своих героев: может, язык и был богатым, но уж больно изобиловал ошибками и заимствованиями. Был язык высшего общества и толстых журналов, а был язык простой.

Точно так же и сегодня. Трагедии делать из этого, думаю, не стоит. Да, благодаря СМИ множество недоучившихся бездарностей делают глупейшие ошибки в речи на глазах у большого числа читателей и зрителей. Но, если уж создательница просвещенного абсолютизма в свое время делала в слове из трех букв четыре ошибки (еще — исчо), если язык был весь пропитан исковерканными немецкими словами, подменявшими собой русские синонимы, и после всего этого появился Пушкин, а после был золотой век русской поэзии, а потом и серебряный, — то, думается, и сегодня катастрофы не произойдет. В конце концов, речь — это элемент индивидуальной культуры. А последняя есть выбор каждого человека. И насильно не заставишь быть культурным.

Александр Сергеевич Полыгалов

 

Это не одинокая статья о русском языке. Сейчас эта тема — вместе с трендом усиления российской государственности — стала все чаще появляться на страницах печати и на телевидении.

Тема важная, обидно только, что читать эти статьи не интересно. В них не обсуждаются вопросы развития языка. Во всех этих статьях, к сожалению, принимается одна позиция: изменение языка — это зло, а далее приводится больший или меньший перечень прошедших или происходящих изменений с более или менее научным обоснованием того, почему это плохо.

Но изменение языка — это не обязательно зло. Во многих случаях это необходимая реакция на изменение внешнего мира. Язык — всего лишь набор символов, которые позволяют людям передавать информацию друг другу. И этот набор изменяется со временем — не может не изменяться.

Представляется, что развитие языка подчиняется следующим силам:

1. Создание новых слов для обозначения новых сущностей, вещей, явлений. Человеческое общество развивается. Прогресс идет вперед, и он порождает много нового. Новые вещи, которых раньше не было. Мобильный телефон, копировальный аппарат, CD, компьютер и так далее. Как называть эти новые вещи? Можно, конечно, образовывать словосочетания или составные слова. Так тоже бывает. Но это не всегда удобно в употреблении. «Позвони на мобильник» гораздо удобнее, чем «позвони мне на телефон, который работает с помощью радиоволн» или «позвони мне на работающийспомощьюрадиоволнтелефон». Язык — это средство общения, и он должен быть удобным. Удобным его делают слова, удобные в произношении слова. Поэтому они и появляются в ответ на появление нового.

2. Повышение уровня абстракции языка. Если бы все окружающие человека сущности имели свое слово, язык тоже был бы неудобным. Слишком много было бы слов. Поэтому в языке создаются абстракции — слова, обозначающее более общее, чем конкретная вещь, явление. Например, вещь для разговора на расстоянии мы называем телефоном. И если эта вещь деревянная, и если железная, мы все равно называем ее телефоном. Это и есть абстракция языка. Хотя мы могли бы каждый из этих телефонов назвать по-своему. Но абстракции позволяют использовать нам меньше слов и при этом передавать информацию быстро и без искажений. Развитость абстракций — это вообще признак развитости языка.

3. Изменение правил языка (лучшая системность). Но для того, чтобы передавать сложную информацию, недостаточно только иметь слова, которые обозначают вещи и явления. Необходимы еще определенные правила построения сложных смысловых конструкций — для передачи информации о прошлом и будущем, о вещах и явлениях, которые не рядом, о которых мы думаем. При этом язык еще необходимо передавать от одного поколения к другому, а также другим людям, которые пока языка не знают.

Для всего этого существуют правила языка, правила формирования предложений, фраз, прошлого и будущего времени. При этом правила должны быть системными. Иначе их сложно запоминать, сложно воспроизводить. Мы же помним, что язык не должен быть сложным — он должен быть удобным. Поэтому если язык развивается, то правила в нем должны улучшаться, становиться более системными, должно уменьшаться количество исключений.

4. Выполнение задачи национальной/государственной идентификации. Язык — один из наиболее сильных факторов, способных отделять одних людей от других, идентифицировать нацию среди других наций. Это понимают простые люди — вспомним, например, цыган, которые не растворились среди других народов, несмотря даже на усилия государств, где они жили. И во многом это произошло благодаря тому, что они культивируют свой язык, имеют традицию его использования. Это понимают отлично и государства — вспомним, например, Украину, три четверти населения которой не могут говорить на государственном украинском языке, но власти активно его насаждают, понимая, что это очень важный атрибут государственности. Соответственно, и нации, и власти часто выступают силой, которая пытается не допустить изменения языка, его дрейфа в сторону более успешных соседей.

5. Влияние доминирующей нации. Тут все понятно. Если рядом есть нация, которая доминирует в экономическом, технологическом и политическом плане, то часто происходит дрейф языка в сторону языка этой доминирующей нации, хотя бы потому, что большинство новаций приходит от данной нации.

Вот о чем бы хотелось почитать. Хотелось бы почитать, какие тренды развития языка есть во всем мире и как развитие нашего языка соотносится с этими трендами. В чем мы отстаем, в чем не уступаем? Какие языки увеличивают количество «пользователей», а какие уменьшают, и почему это происходит? Только ли потому, что нация доминирует? Или, может, потому, что они более удобны? И в чем они более удобны? И есть ли какие-то тренды в русском языке? Какие новые абстракции образуются, какие правила сейчас в большинстве своем нарушаются — какие нет? И может быть, пришло уже время какие-то правила изменить?

Откуда и как у нас появляются новые слова? Есть ли тенденции? Почему большинство новых слов у нас — заимствования? Почему мало образуется новых слов в близких нам словоформах? И вообще нормальная ли у нас ситуация с заимствованиями? А как было раньше? А как было у других?

Далее еще интереснее. А надо ли нам процессами, происходящими в языке, управлять? И как этим можно управлять? Понятно, что публикация различных критических статей — это тоже определенным образом управление. Но это управление неконструктивное. Из критики мало что может получиться, получиться может из идей, из действий.

А что вместо этого? Обратимся, например, к данной статье. Цитата: «Теперь, похоже, никто не учит говорящих журналистов владению богатой лексикой». Имеется в виду, что уровень владения русским литературным языком снизился у большого количества журналистов. Но позвольте, сколько было журналистов в Советском Союзе — и сколько их сейчас? На наших глазах происходит революция. Возможности стать журналистом сильно облегчились. Количество печатных изданий возросло в разы. Да и вообще сейчас каждый может быть сам себе журналистом. Сколько появилось интернет-изданий! В этих условиях должна ли у нас оставаться система двух языков — официального литературного и живого, как это было в СССР? Я не знаю. Я не знаю — и мне хотелось бы, чтобы специалист поделился рассуждениями на эту тему.

Может, уважаемый журнал «Эксперт» найдет автора, который способен рассуждать о языке в данных категориях? Ведь находит же он авторов, которые могут рассуждать о том, какие у нас и во всем мире рыночные тренды и в какую сторону нам надо двигать промышленную политику. Было бы крайне интересно познакомиться с интересными идеями относительно нашего языка.

Вадим Николаевич Соглаев