О кройке тришкина кафтана

Александр Привалов
4 февраля 2008, 00:00

Пресса не слишком активно обсуждает экономический форум «Россия», случившийся в Москве на прошлой неделе. Разумеется, все отписались по мажорному докладу Кудрина, но как раз в этом месте неожиданностям было неоткуда взяться: никакой на свете министр финансов, появляясь на публике в столь тёмный момент глобального финансового смятения, в принципе не может и не должен издавать никаких звуков, кроме сугубо оптимистических. Разница допустима разве что в типе оптимизма, который может себе позволить данная страна: сдержанный или подчёркнутый. Кудрин выдержал свои речи в подчёркнуто оптимистичном духе, что кажется правильным, — но что тут обсуждать?

Между тем было на этом форуме выступление, которое стоит обсуждать, — выступление недавно назначенного министра регионального развития Козака. Он, как известно, склонен к решительным движениям и всегда производил или хотя бы предлагал перемены, которые не раз были достаточно резки для того, чтобы называться реформами. Естественно было ожидать, что не обойдётся без таковых и в Минрегионе. Придя в конце сентября на это хозяйство, в тот же момент увеличенное ещё на несколько триллионов рублей (с приходом нового министра Минрегиону было передано множество связанных с регионами полномочий от МЭРТа), Козак, надо полагать, увидел, что рычагов, пригодных для разруливания столь масштабных задач, ему не хватает. Собственно, примерно то же самое он уже видел и ступенью ниже — на посту полпреда президента в Южном федеральном округе; и уже предлагал весьма резкие меры.

Напомню, тогда, два с половиной года назад, Козак предлагал ввести в регионах, чьи бюджеты состоят в основном из дотаций, серьёзные элементы прямого федерального правления: назначение центром в таком регионе своего министра финансов, а то и своего премьера. Неизвестно, по какой из множества возможных причин эти предложения тогда не прошли, но понятно, почему они даже в случае реализации не могли серьёзно изменить ход дел. Прежде всего потому, что к лету 2005 года главу региона, в том числе и сколь угодно дотационного, Москва назначала своею властью. Много ли прибавилось бы к управляемости региона, если бы рядом с этим могучим рычагом влияния был пристроен параллельный, точно такой же, но поменьше? Едва ли. Тем не менее тогда идею Козака одобряли весьма многие — включая людей, ясно понимающих, что ключом к победе она не станет. Одобряли потому, что в ней было нечто более важное, чем спорные детали. В ней была честная констатация: знакомство с реальностью показывает, что «вертикаль власти» как-то не очень работает — надо быстро что-то предпринимать.

Теперь давайте сравнивать. Тогда, через несколько месяцев после назначения в ЮФО, активный администратор Козак счёл необходимым выступить с предложениями по резкой корректировке существующей системы управления регионами. Теперь, через несколько месяцев после прихода в Минрегион, Козак считает необходимым предложить — что? А вот что. Во-первых, новую раскраску карты: «В результате сравнения территорий по общим преимуществам мы выходим на семь-десять макрорегионов, которые имеют общие экономические признаки и в которых можно выстраивать специфическую политику, имея в виду прогнозы по долгосрочному развитию этих регионов». Эти новообразования (говорят, они будут повторять разбиение России на экономические регионы, принятое в советские времена) никоим образом — упаси Боже! — не будут конкурентами «президентским» федеральным округам. Они только для анализа, только для прогноза, только для выработки рекомендаций: какие, например, отрасли промышленности в регионе развивать… Это трудно комментировать. Для всей России такие рекомендации вырабатывать даже не берёмся, а для макрорегионов так вот сразу и сделаем? Не сделаете — хотя бы потому, что в любом экономрегионе (даже если Сибирский ФО по разумному советскому примеру разделить на Восточно- и Западно-Сибирский) найдутся субъекты федерации, для которых общие рекомендации так же невозможны, как невозможна общая диета для льва и агнца. Тогда зачем огород городить? Чтобы показать видимость работы? Раньше за Козаком вроде бы такого не водилось. Во-вторых, предлагается нечто почти обратное тому, что сам Козак предлагал из ЮФО: делегирование на региональный уровень ряда экономических полномочий. Не бесплатно, впрочем, — взамен на параллельно возрастающую ответственность. В-третьих, декларируется возможность устраивать регионам, имеющим особое значение для страны, специальные налоговые, таможенные, тарифные и прочие условия. Очень правильно. Всё же прочее: прямая финансовая помощь успешно отчитывающимся регионам, предоставление каждому региону миллиарда рублей в год на тамошние инфраструктурные проекты и т. д. — детали второго порядка.

Явное различие в пассионарности между предложениями Козака летом 2005 года и на прошлой неделе можно понимать двояко. Возможно, действенность вертикали власти с федерального уровня кажется более удовлетворительной, чем казалась с окружного, — поэтому становятся уместными новации типа «с этого бока маленько выпустить, а там чуток ушить». А возможно, с министерского уровня стало похоже, что задача разработки и реализации стратегий развития регионов в предлагаемых условиях вообще не решается, — это тоже делает новации названного типа вполне извинительными.

В самом деле, пока губернаторов избирали, центр не давал им денег, справедливо полагая, что те всё разворуют. Теперь губернаторов назначает центр — почему же регионам опять не дают денег, почему доля центра в консолидированном бюджете как была 60%, так и остаётся? Если центр по-прежнему опасается губернаторского воровства, то кто ж ему виноват? Ссылки на стабфонд едва ли явятся исчерпывающим ответом. (Чубайс на том же форуме «Россия» призвал всех идти к Минфину с плакатиками — благодарить Кудрина за стабфонд. По-моему, рановато: иды марта наступили, но ещё не прошли.) А пока центр не даёт денег регионам, не желает достаточно много инвестировать сам и не стимулирует к масштабным инвестициям частный капитал, так ли велика разница, какими верёвочками связаны друг с другом федеральные и региональные чиновничьи шестерёнки? или какими цветами субъекты федерации раскрашены на карте Минрегионразвития?