Время потребителей

4 февраля 2008, 00:00

Экономисты вот уже несколько лет говорят о растущем потенциале азиатских рынков. Тем не менее прорыва пока нет — внутреннее потребление все еще не в состоянии стать прочной основой экономического роста в большинстве стран региона. Эта тема особенно актуальна сегодня — в условиях прогнозируемого сокращения потребления в США и Европе. О проблемах и особенностях основных азиатских рынков «Эксперту» рассказал экономический советник Mastercard Worldwide по Азиатско-Тихоокеанскому региону Юва Хедрик-Вонг.

— Какие изменения в структуре потребления Азии произошли за последнее время?

— Самая большая неожиданность последних двух лет состоит в том, что в Китае не удалось достичь ожидаемого роста потребления. Мы полагали, что внутренний рынок здесь будет расти намного более быстрыми темпами. Это связано с тем, что мы переоценили скорость проводимых реформ, в первую очередь в сфере приватизации земли и фактического запуска системы социального обеспечения. Последствия медленного развития по этим направлениям привели к подавлению потребления, доля инвестиций к ВВП росла, а доля потребления падала. При этом рост доходов населения не трансформировался в рост потребления. Для сравнения: в 2006 году средний располагаемый доход в КНР был в два с половиной раза больше, чем в Индии, и при этом среднедушевое потребление превышало индийский уровень лишь на 75 процентов. Это говорит о том, что китайские семьи продолжают откладывать крупные суммы на всякий случай.

Другой важной особенностью стал резкий рост заграничного туризма, это мощнейший тренд в Азии, который полностью меняет стиль жизни. Если он сохранится, это будет иметь огромное влияние на экономику. Правда, пока ездят в основном по странам региона. Понятно, что все больше людей могут себе позволить поездки в Европу и США, но основная масса путешествует в соседние страны, то есть «туристические» деньги будут продолжать работать на Азию.

— Судя по последнему индексу потребительской уверенности, позитивнее всего смотрят в будущее жители Вьетнама. С чем это связано?

— Вьетнам примерно на пятнадцать лет отстает от Китая в проведении реформ, так что у них есть пример и они могут учиться на ошибках. Кроме того, здесь сейчас очень эффективная система коллективного управления, которая принимает на себя ответственность за то, что происходит в стране. Три года назад, например, премьер-министр подал в отставку, потому что не мог справиться с коррупцией. Простые вьетнамцы видят, что у них есть правительство, которое все держит под контролем, и это, безусловно, дает им уверенность. Во Вьетнаме очень много молодежи, которая оптимистично смотрит в будущее. Сейчас в страну поступает много инвестиций, активно идет урбанизация, резко увеличились возможности для получения работы. Наличие авторитарного правительства обеспечивает переход к рыночной экономике без социальных потрясений.

Меня поражает, с какой готовностью вьетнамцы готовы работать с США. Они не забывают историю, но стараются лишний раз ее не вспоминать. В Ханое сегодня можно увидеть американцев в футболках, посвященных Вьетнамской войне, причем вполне возможно, что эти футболки сделаны здесь же.

— В исследовании, проведенном Mastercard год назад, говорилось, что наиболее перспективными потребителями в Азии будут молодые женщины. Значит ли это, что иностранным компаниям, выходящим на эти рынки, стоит ориентироваться в первую очередь на эту нишу?

— Это общий тренд. Действительно, женщины становятся все более активными покупателями во всем регионе, но на самом деле ситуация меняется от страны к стране. В Японии я бы не стал продвигать продукты для молодежи, в первую очередь из-за высокой доли пожилых людей, в распоряжении которых к тому же находится львиная доля национального дохода. В Японии молодежь в принципе зарабатывает намного меньше, чем их ровесники в США и даже в других странах Азии, зарплаты вырастают, когда люди уже достигают зрелого возраста. Японцы живут очень долго, особенно женщины, они переживают мужчин в среднем на девять лет, так что в этой стране наиболее перспективной нишей я бы назвал товары для пожилых женщин.

В Корее демографическая ситуация, кстати, во многом похожа на японскую, но здесь у молодежи намного больше денег, поэтому эта ниша также довольно перспективна.

Особая история у Индии — единственной развивающейся страны в Азии, экономический рост которой основан на внутреннем спросе. В этой стране я бы ориентировался на достаточно узкую прослойку богатых индийцев. До них довольно легко добраться: 90 процентов таких покупателей живет в пяти крупнейших городах страны. Обычно это хорошо образованные молодые люди с хорошим вкусом. Можно сказать, что они намного более «сложные» потребители, чем люди с сопоставимым доходом из других стран Азии. Их очень немного, от двух до четырех миллионов человек, но именно в этой нише сегодня можно заработать.

— А Китай?

— Если говорить о «богатых» покупателях, к которым мы относим людей с доходом более 25 тысяч долларов в год, то 60 процентов из них сосредоточены в трех городах — Пекине, Шанхае и Гуанчжоу. Это значит, что вам не нужно тратить деньги на создание широких каналов дистрибуции. Иная ситуации со средним классом, который к 2015 году достигнет 100 миллионов человек, но они будут ровным слоем размазаны по всей территории страны, до них нужно как-то добираться. При этом именно «богачи» сегодня готовы платить больше за товар иностранной марки (по нашим данным, до трети), хотя иногда они путают местные компании с зарубежными.

— Как будет развиваться внутренний рынок КНР в ближайшие годы?

— С развитием системы социального страхования китайцы будут меньше откладывать на черный день и больше тратить. Большие надежды возлагаются на внутренний туризм, в первую очередь автомобильный. Вообще в ближайшие несколько лет автомобиль может полностью изменить лицо Китая. Уже сегодня идет бум развития придорожных мотелей, целые регионы открываются заново. Мы полагаем, что внутренний спрос будет расти быстрее, чем в последние годы.