Послушайте старого еврея. Но внимательно

11 февраля 2008, 00:00

Центральному банку России не позавидуешь. Пожалуй, впервые за последние восемь лет (а нынешнему составу и вообще впервые) ему приходится принимать серьезное решение в совершенно не лабораторных условиях. Что делать: поддерживать ликвидность финансовой системы, противодействуя нарастающему оттоку капитала, или снижать инфляцию, которая становится политической проблемой? Немудрено, что первый зампред ЦБ господин Улюкаев ухитряется с разницей в один рабочий день выступить с двумя противоположными утверждениями. Тем более что, по-видимому, логика банкира подсказывает необходимость поддерживать ликвидность (и так делают сегодня центральные банки всех развитых стран мира), а советы весьма уважаемых господ и организаций указывают на необходимость стерилизации вроде бы и так тающей денежной массы. Merrill Lуnch советует России разрешить укрепление рубля. Алан Гринспен считает главной проблемой нашей страны инфляцию. Национальная разведка США выражает опасения по поводу растущих финансовых возможностей России, Китая и стран ОПЕК, а также отдельно по поводу растущей экономической мощи России. Знаменитая двойка «чикагских мальчиков» — Егор Гайдар и Анатолий Чубайс, — а также примкнувший к ним Алексей Кудрин говорят о перегреве экономики и опасности инфляции. Причем у них, естественно, нет желания ослабить эту самую «растущую финансовую мощь». Напротив, они говорят не только о перегреве, но и о более активном присутствии России на финансовых рынках других стран.

Но давайте обратим внимание на слова того же Алана Гринспена, когда он говорит не о России, а о странах своей непосредственной сферы интересов: «необходимо удлинить производственные циклы с тем, чтобы кризисы мировой экономики происходили реже», «необходимо задуматься о капитале и помнить, что страх не должен возобладать над эйфорией, которая, собственно, и стимулирует периоды роста». На наш взгляд, Банку России, да и правительству, стоило бы прислушаться к этим рекомендациям великого финансиста, которые он адресует тем, чьим процветанием он действительно озабочен. Иначе говоря, прежде чем начинать борьбу с ликвидностью, стоит задаться вопросом, в какие шашки мы играем: в поддавки или во «взрослые»? Стоит вспомнить, например, как в восьмидесятые годы мировые игроки легко скинули с финансового пьедестала Японию, после чего она пока подняться не смогла. Но мы же не Япония. У нас энергетическое сырье и довольно серьезная армия. У нас все еще не растраченные научные традиции. Слабость нашего капитала — единственная наша слабость. Кроме доверчивости.

Японию подавили распродажей иен. У России рубль неконвертируем, с ней работают на уровне психологии — создавая навязчивый страх инфляции. Потому что если Россия преодолеет этот страх и быстро проскочит текущий локальный кризис, то вообще непонятно, что с ней можно будет сделать.

Один из главных параметров, на который стоит обратить внимание, — отношение денежной массы к ВВП. Нормой является 55–80%, у быстрорастущих стран оно часто равно 100%. У нас сегодня 40%, и нам уже говорят: надо стерилизовать. А как тогда развиваться? Их ответ очевиден: возможности рынка России огромны, иностранные инвестиции неминуемо к нам придут, но только чуть позже, когда российский рынок слегка «осядет».

При этом объективно опасность инфляции сильно преувеличена. Существенно больше, чем опасность кризиса ликвидности. Да, осенью инфляция выросла до 15% годовых. Но этот уровень она не превзошла (за последующие три месяца опустилась до 13%) и, по-видимому, уже не превзойдет. Промышленное же производство преодолевает локальную рецессию, а в сделанных в предыдущие три года инвестициях уже заложен потенциал дальнейшего долгосрочного снижения инфляции.

Если ЦБ наберется мужества поддержать отечественную финансовую систему в ходе весьма вероятного кризиса ликвидности этой весной, а правительство наконец решится на наиболее очевидную антиинфляционную меру — снижение налоговой нагрузки на бизнес (что чисто арифметически приведет к некоторому снижению темпов роста цен), хотя бы в той его части, которая работает на внутреннем рынке, то мы вступим в новую волну роста намного раньше Америки.

И пусть тогда супруги Клинтоны нас догоняют.