Архиепископ против терроризма

Екатерина Кудашкина
18 февраля 2008, 00:00

Британский истеблишмент предлагает Европе новый путь борьбы с терроризмом на континенте. Вместо закручивания гаек и ограничения прав человека нужно создать механизм по выращиванию внутренней версии ислама. Она должна быть европеизированной и встроенной в общую социальную модель

В Британии продолжается скандал, вызванный выступлением духовного главы англиканской церкви Роуэна Уильямса. А заявил он, как пишет пресса, ни много ни мало о неизбежности введения в стране элементов шариата.

Пресса буквально взорвалась гневными заголовками: «Архиепископ Кентерберийский предложил ввести шариат в Британии», «Шариат в Британии разрушит страну», «Архиепископ должен уйти!». Крупнейшая в стране газета The Sun даже предложила читателям подписать петицию с требованием лишить Уильямса кафедры архиепископа Кентерберийского. «Он подорвал свой авторитет духовного лидера церкви Англии и встал на сторону исламских экстремистов», — говорится в петиции.

К средствам массовой информации присоединились политики. Пресс-секретарь премьер-министра Гордона Брауна заявил журналистам, что «шариатские законы не могут использоваться как оправдание нарушений английского права, а принципы шариата не могут применяться в гражданских судах для разрешения споров». «Нельзя допустить, чтобы существовали две параллельные законодательные системы. На мой взгляд, это рецепт социального хаоса», — выступил лейборист, министр культуры Энди Бернем. Баронесса Варси, консерватор, член теневого кабинета, занимающаяся проблемами интеграции иммигрантов, поддержала лейбориста: «Все граждане страны должны подчиняться законам, принятым парламентом и судами». Архиепископа осудили и его коллеги. На заседании Синода предшественник Уильямса, бывший архиепископ Кентерберийский лорд Кейри заявил, что «встраивание исламских законов в систему британского законодательства стало бы национальной катастрофой».

Наступил на больное место

Столь бурная реакция прессы и политиков на слова архиепископа Кентерберийского свидетельствует о том, насколько болезненным стал вопрос интеграции мусульман в британское общество. Сегодня мусульманская диаспора в Британии насчитывает 1,8 млн человек, и она продолжает увеличиваться. Однако напряженность вызывает не только бурный рост мусульманской общины, но и ее радикализация.

Обстановка в Британии стала особенно острой после 11 сентября 2001 года и окончательно накалилась после лондонских терактов в июле 2005-го, когда 52 человека погибли от рук четверых исламистов — британских подданных. В начале 2008 года англиканский епископ Майкл Назир-Али был вынужден обратиться в полицию за защитой. Ему стали приходить письма с угрозами после опубликования статьи, в которой говорилось, что в некоторых районах Британии немусульманам появляться просто опасно из-за порядков, насаждаемых там исламскими радикалами.

Впрочем, эмоциональная реакция части британского общества совершенно затмила истинные намерения Уильямса. В самом деле, зачем главе англиканской церкви, который известен, по словам епископа Стивена Лоу, как «один из наиболее образованных и просвещенных архиепископов Кентерберийских в новейшей истории», взбрело в голову выступать в защиту шариата у себя дома?

По мнению его коллеги епископа Саутуоркского Тома Батлера, Роуэн Уильямс вовсе не предлагал вводить в Британии параллельное законодательство, рубить руки пойманным на воровстве или побивать камнями взятых в прелюбодеянии. «Архиепископ говорил, что поскольку в Британии исламские советы возникают стихийно, то не лучше ли бы было узаконить их существование, чтобы их деятельность не противоречила британским законам», — объяснил Батлер. То есть Уильямс не призывал способствовать развитию ислама в Англии, напротив, он предлагал «одомашнить» британский ислам и лишить его почвы для радикализации.

В лекции, с которой архиепископ выступил в лондонском Дворце правосудия, он обратился к специалистам в области права с предложением обсудить, каким образом в современном британском обществе, в котором живут и представители разных нехристианских конфессий и количество их неуклонно растет, можно облегчить их интеграцию в культуру и юридическое пространство Великобритании. Он сказал, что необходимо устранить положение, при котором активные приверженцы иных вероисповеданий, и в частности ислама, «систематически оказываются перед жестким выбором — сохранять верность своим обычаям или лояльность государству».

Выбор может возникнуть по таким вопросам, как одежда, семейное право или смена вероисповедания. Радикальные исламские лидеры легко могут использовать противостояние мусульманских обычаев и западных законов для формирования у мусульман чувства отверженности обществом. А отсюда уже недалеко до попыток громко заявить о своем протесте, вплоть до терактов.

Из мечети в суд

Предложения архиепископа Уильямса нацелены как раз на то, чтобы лишить исламских экстремистов их главного аргумента — формальной подчиненности мусульманских обычаев западной правовой системе. Кроме того, появление чего-то вроде исламских «арбитражных судов» позволило бы не только снять напряженность в мусульманской диаспоре, но и лучше контролировать процессы, которые там происходят.

Фактически такая работа в ЕС была начата после терактов в Лондоне. Тогда власти обнаружили, что изрядная часть европейского общества находится под влиянием духовных исламских лидеров, которые в мечетях дают очень отличающуюся от общепринятой оценку многим мировым событиям. В исламе проповедники имеют большое политическое влияние. Оказалось, что во многих европейских мечетях проповедуют духовные лидеры, прибывшие из наиболее радикальных исламских стран, и их проповедь подрывает устои европейской цивилизации и призывает правоверных к открытому конфликту. Между тем тот же шариат — это свод не конкретных законов, а довольно общих правил, которые очень по-разному трактуются даже в исламских странах.

Поэтому в Старом Свете задумались о возможности создания своего собственного внутриевропейского ислама, где были бы собственные религиозные школы, которые выращивали бы собственные кадры для проповедования в мечетях. Предложение Уильямса создать исламские суды в Великобритании — лишь следующий шаг в этом направлении. Европейским властям будет значительно проще налаживать контакты с группой исламских юристов, которые станут устанавливать нормы для правоверных, чем контролировать содержание проповедей.

К тому же опыт подобных институтов в Великобритании уже есть. На протяжении нескольких веков на законном основании там существуют раввинские суды — бет-дин. В бет-дин обращаются евреи, которые предпочитают решать возникающие конфликты по еврейскому закону. В одном Лондоне таких судов четыре. По своей юрисдикции они близки к арбитражным. Бет-дин состоит из нескольких судей. Как правило, это раввины с богатым опытом работы в общине, которые выслушивают стороны, опрашивают свидетелей и выносят решение, имеющее обязательную силу. Это не противоречит британскому законодательству, по которому в разрешении споров может принимать участие третья институциональная сторона, каковой в данном случае и является бет-дин.

Деятельность раввинских судов строго регламентирована: обе стороны конфликта должны, во-первых, быть иудеями, явившимися в суд по обоюдному согласию, а во-вторых, признавать полномочность этого суда. В противном случае он не имеет права рассматривать дело. Как правило, речь идет о разводах, претензиях и спорах в области гражданского права, уголовные дела такими инстанциями не рассматриваются. В раввинский суд могут даже поступать дела, в которых стороны — довольно крупные компании. Но и тогда обе они должны быть частными, а их владельцы должны быть иудеями. Кроме того, бет-дин занимается вопросами, как правило, не вызывающими споров, такими как проблемы медицинской этики в отношении пациентов-иудеев, переход в иудаизм, контроль за кошерностью продуктов и т. д.

Предложив учесть опыт еврейской общины, Роуэн Уильямс напомнил, что «определенные положения шариата уже признаны нашим обществом и нашим законом, так что мы вовсе не привносим чуждую и конкурирующую с нашей систему». Британское законодательство уже учитывает исламские религиозные принципы как минимум в двух областях. Министерство финансов утвердило такие финансовые продукты, как шариатские закладные и шариатские инвестиции. Законы шариата также применяются, например, в банковской сфере Великобритании. В августе 2004 года британский минфин выдал лицензию Исламскому банку Британии (Islamic Bank of Britain). Этот банк работает в строгом соответствии с принципами шариата.

Проблема интеграции мусульманских меньшинств не является сугубо британской. За последние тридцать лет количество мусульман, проживающих на европейском континенте, утроилось и составляет 25 млн человек (не считая России). По прогнозам Национального совета США по разведке, к 2025 году их будет уже 50 млн человек. А к 2050 году, по мнению американского Совета по внешней политике, каждый пятый европеец будет мусульманином.