Правительство без прецедента

На улице Правды
Москва, 25.02.2008
«Эксперт» №8 (597)

Запущенное на это неделе известие о том, что прямо 20 февраля состоится отставка правительства, интересно не в качестве вброса как такового — мало ли вбросов бывает и мало ли кто вбрасывает. Оно интересно общим безразличным отношением к перспективе отставки кабинета, а равно и к тому, что отставка не состоялась. Какая, собственно, разница?

Притом что, оправдайся вброс и случись отставка, она была бы и весьма нелогичной, и весьма неприличной. Нелогичной, потому что нет никакой надобности затевать канитель с формированием кабинета, который все равно придется распускать через два месяца при инаугурации нового президента. Если в 2004 г., когда почти день в день — 24 февраля — отставили М. М. Касьянова, такой кульбит как-то объясняли (хотя и без особой складности) коварством премьера, который мог нанести удар ножом в спину, то уж коварный В. А. Зубков с ножом — а иначе зачем отставлять? — это ни в какие ворота бы не лезло. И неприличной, потому что уходящему руководителю не подобает принимать важные кадровые решения, за которые не ему отвечать. Если нет цели демонстративно уязвить преемника, то какой смысл в столь нарочитых жестах?

Но изрядной характеристикой наших институций служит то, что вброс нимало не породил естественного «они там что, совсем?..» Причем «они», которые совсем, — это в двояком смысле. Возможно, те, которые якобы приняли такое решение, возможно, те, которые придумали такой вброс. Такой реакции не было, ибо существует общее убеждение, что по совету министров в любой момент может быть принято любое решение — и только человек, с луны свалившийся, может таким вещам искренне поражаться. Слава богу, не первый год замужем.

Такая абсолютная свобода — с правительством можно сделать что угодно, и никто тому не удивится — связана с тем, что в отличие от 90-х гг. нынешнее функционирование данного института лежит за пределами сколько-нибудь удобовразумительных толкований. Речь не идет о том, что в 90-е правительство работало идеально, а нынче хоть вон святых неси. Речь идет исключительно о понятности.

При Б. Н. Ельцине разные кабинеты имели разный смысл. Гайдаровское правительство формировалось как пожарная команда, призванная произвести некоторые неотложные мероприятия. Хорошо или плохо оно их провело — вопрос отдельный, но именно в таком качестве оно воспринималось и сторонниками, и противниками. Черномырдинский кабинет являл собой идеологию крепкого хозяйственничества, призванного хозяйствовать по принципу «где-то мы нахомутали, и теперь все только укладывается». То есть по принципу расшивки совсем уже узких мест, недопущения совсем уже катастрофических напряжений и поддержания — на то и крепкий хозяйственник — хоть каких-то базовых социально-экономических параметров. Опять же труды Виктора Степановича можно оценивать по-разному, но ничего непонятного в такой концепции нет. Кто жил тогда — поймет. Кабинет С. В. Кириенко рассматривался как очередная пожарная (вар.: ликвидационная) команда, нужда в которой, если вспомнить состояние финансов, б

Новости партнеров

«Эксперт»
№8 (597) 25 февраля 2008
Президентские выборы
Содержание:
Заявка кандидата

Кандидат в президенты Дмитрий Медведев предложил российскому обществу свое видение целей и задач, которые необходимо решать в ближайшие годы. Теперь многое будет зависеть от реакции самого общества на предложенную программу

Обзор почты
Реклама