Накачали мускулы

Дмитрий Верхотуров
25 февраля 2008, 00:00

В конце 2007-го — начале 2008 года афганское правительство сумело нанести мощный удар по талибам. Этот успех позволил Кабулу захватить инициативу в обеспечении безопасности страны, отодвинув международный контингент на задний план

Долгое время действующие по мандату ООН International Security Assistance Force (ISAF, Международные силы содействия безопасности) общей численностью более 43 тыс. человек были самой крупной и сильной армией в Афганистане. ISAF же обеспечивали и решение большей части проблем, связанных с обеспечением безопасности и борьбы с Шурой моджахедов на юго-востоке Афганистана. Но в конце 2007 года ведущей военной силой стала Афганская национальная армия (АНА). Уже в ноябре 2007-го численность АНА, как заявил официальный представитель министерства обороны Афганистана Мохаммад Захир Азими, достигла 55 тыс. человек. К середине января, по словам Азими, в армию было принято еще 5 тыс. человек.

АНА теперь сила

Казалось бы, небольшое численное преимущество афганской армии перед силами ISAF не имеет особого значения — ведь иностранные войска гораздо лучше вооружены и оснащены. Однако это не совсем так.

Наиболее боеспособные части ISAF составляют силы армии США (26 тыс. человек, или 60% ISAF) и армии Канады (2,5 тыс. человек, или 5,7%), которые и участвуют в большей части боевых действий. Остальные 35% ISAF (14,75 тыс. человек) разделены на небольшие подразделения, представляющие армии других стран НАТО; участия в боевых действиях они практически не принимают. Так что по численности АНА почти в два раза превысила боеспособные части международного контингента.

В течение 2007 года АНА пополнила свои арсеналы различным вооружением, 17 января 2008 года в кабульском аэропорту была торжественно открыта первая афганская военно-воздушная база, на которой были размещены переданные союзниками вертолеты. В 2008 году Афганистан получит 24 транспортных самолета, а впоследствии парк военной авиационной техники вырастет до 180 единиц. Кроме того, правительство Афганистана предпринимает усилия по возвращению афганских бортов, угнанных во время гражданской войны 1992–2001 годов в соседние страны. Так что через два-три года Афганистан может стать одной из самых сильных в военном отношении стран региона.

В течение 2008 года ISAF должны увеличиться на 3,25 тыс. человек — за счет американского и германского контингента. Но темпы роста АНА все равно выше — в 2008 году афганская армия должна увеличиться до 86 тыс. человек. А в начале года представители афганского командования стали говорить о планах создания крупной армии численностью 200 тыс. человек.

В Афганистане сформирована и полиция, которая также представляет собой весьма боеспособное формирование. Афганская полиция принимала активное участие в противостоянии талибам и в предотвращении терактов.

При подобном усилении афганской армии талибы лишаются каких-либо шансов на успех и на взятие власти. А в перспективе усиление афганской армии приближает момент, когда силы ISAF, исчерпав свои задачи, должны будут покинуть Афганистан.

Британские спецслужбы собирались создать в Афганистане тренировочный лагерь для талибов, где должны были готовить бойцов для борьбы с другими, «плохими» талибами

Военные успехи

В 2007-м и в начале 2008 года Афганистан сумел добиться крупных успехов в борьбе с талибами. Во-первых, на юге страны была сосредоточена крупная военная группировка численностью 30 тыс. человек, практически равная американскому, канадскому и британскому контингентам. Во-вторых, после крупного теракта в Баглане, когда были убиты шесть депутатов Волуси джирги Афганистана, правительство страны приняло решение начать военную операцию в провинции Гильменд. В ходе боев 6–11 декабря 2007 года части АНА сумели выбить талибов из города Мусакала, который талибы превратили в главный опорный пункт, учебную базу и место производства наркотиков. Перед штурмом афганские власти сумели договориться с талибским командиром муллой Абдул Саламом, который в решающий момент перешел со своим крупным отрядом на сторону правительственных войск, чем и предопределил поражение талибов. Мулла вскоре стал главой уезда Мусакала.

Афганские спецслужбы также развернули настоящую охоту на талибских командиров. В Мусакале талибы потеряли 17 командиров. После боев Управлению национальной безопасности Афганистана (УНБ) удалось захватить или ликвидировать еще нескольких крупных командиров: Шах Ахмада (взят в плен 7 декабря 2007 года), муллу Сангина (тяжело ранен 15 декабря), Абдуллу Джабара (взят в плен 22 декабря), муллу Асадуллу (взят в плен 24 декабря), муллу Садама (убит 30 декабря), Дарима Сегдая (убит 28 января 2008 года). Были убиты или захвачены в плен еще несколько талибских командиров низового звена. Наконец, в Пакистане был убит в бою с частями пакистанской армии мулла Мансур, брат одного из наиболее известных талибских командиров муллы Дадуллы, убитого 12 мая 2007 года, и командующий талибскими силами в провинции Гильменд.

В общей сложности за декабрь 2007-го — январь 2008 года талибы потеряли около 30 командиров разного уровня. Это очень сильный удар, кадровый потенциал талибов тает день ото дня.

Хотя обстановка с безопасностью в стране далека от идеала, уже можно сказать, что афганская армия научилась воевать и теперь представляет собой крайне серьезного противника, тогда как талибы резко ослабели и попали в неблагоприятную стратегическую ситуацию. Шура моджахедов оказалась в тисках между частями афганской и пакистанской армий. Такая война не может закончиться для талибов победой.

Британцы помогали талибам

Военные успехи афганской армии и спецслужб позволили вскрыть и некоторые причины успехов талибов в 2007 году, а именно помощь от иностранных разведок.

В самом конце 2007 года в Афганистане разразился дипломатический скандал. Из страны были выдворены два дипломата: Марвен Паттерсон из миссии ООН и представитель Евросоюза в Кабуле Майкл Семпле. Как заявил пресс-секретарь президента Афганистана Хомаюн Хамидзада, решение о выдворении дипломатов было принято президентом страны Хамидом Карзаем по представлению УНБ. После взятия Мусакалы афганские спецслужбы получили в руки материалы, позволяющие утверждать, что британцы, по сути, помогали талибам.

В начале 2007 года британский генерал Дэвид Ричардс заключил со старейшинами племен в южных уездах провинции Гильменд соглашение, согласно которому британские войска отводили из района, а безопасность возлагалась на местное ополчение. Британцы долго расхваливали свой метод, однако талибы быстро захватили эту зону с городом Мусакала, который был превращен в опорный пункт, тренировочный лагерь и самую крупную наркобиржу в Афганистане.

По некоторым сведениям, ставшим известными позднее, один из выдворенных в конце 2007 года дипломатов участвовал в переговорах с муллой Абдул Мананом и муллой Тором до отвода британских войск из уезда Мусакала. В начале февраля 2008 года УНБ опубликовало сведения о том, что британские спецслужбы собирались создать в Гильменде тренировочный лагерь для талибов, в котором должны были готовить бойцов для борьбы другими, «плохими» талибами, в частности с теми, что подчиняются мулле Омару. Британцы собирались обучить около двух тысяч человек.

Детали этой спецоперации окончательно еще не ясны, но из разрозненных сведений вырисовываются контуры плана создания в провинции Гильменд талибских отрядов, подконтрольных британским спецслужбам, для поддержания «контролируемой напряженности». Пока это больше предположения, чем факты, но они хорошо вписываются в картину происходившего.

Расследование сотрудничества британской разведки с талибами может вообще подорвать мандат ISAF и поставить под сомнение легитимность всей миссии.

Не все хотят умирать

Афганистан постепенно становится яблоком раздора в НАТО и поводом для обострения противоречий. Недостаточно эффективные боевые действия ISAF, откровенные неудачи, а также дипломатический скандал с британскими дипломатами вызвали новую ссору в НАТО.

В частности, канадцы, дислоцированные на юге страны (провинции Кандагар, Гильменд, Забуль, Урузган, Нимроз), требовали подкрепления и передислокации войск других стран НАТО. Канадцы даже пригрозили вывести свои войска в случае отсутствия подкрепления. 20 января 2008 года министр обороны США Роберт Гейтс написал письмо министру обороны Германии Францу Йозефу Юнгу с категорическим требованием увеличить численность германских войск в Афганистане и передислоцировать часть из них на юг страны. Германия отказалась.

К этому моменту Германия прочно обосновалась на севере Афганистана, где бои завершились в конце 2001 года (если не считать нескольких вооруженных стычек между отрядами генерала Дустума и командира Ата Мухаммеда). Причем бундестаг даже принял специальное решение, согласно которому перемещение немецких войск в Афганистане в зону боев на юге может производиться только в исключительных случаях. Кроме того, немецкая бронетехника, которая также базируется в районе Кабула, по свидетельству очевидцев, передвигается под немецкими флагами и со всех сторон на борта нанесены крупные, хорошо различимые надписи «Германия» на немецком, английском и на фарси. Говорят, это для того, чтобы немецкие колонны не становились объектом подрыва или нападения.

Отклонила требование увеличить контингент и Великобритания. Похоже, в НАТО сложился блок стран, которые не желают отправлять свои войска на «демократические» войны. Накануне саммита НАТО в Вильнюсе 7–8 февраля 2008 года Роберт Гейтс заявил: «Меня очень беспокоит, что Североатлантический альянс превращается в двухуровневую организацию, в которой есть союзники, готовые сражаться и умирать за безопасность людей, но есть и другие, кто не желает этого».

Выгоды от раскола в НАТО получил, как ни странно, в первую очередь Афганистан. Ряд стран, в частности Германия, увидели в афганской армии спасительную соломинку, за которую они тут же ухватились. Чтобы не терять лицо, Германия сразу увеличила объем финансирования и поставок боевой техники для АНА. Через два-три года афганская армия станет доминирующей силой в стране, и встанет вопрос о выводе сил ISAF. Тогда ни талибы, ни другие исламисты уже не смогут пройти Афганистан и выйти к Пянджу. Поэтому всевозможные сценарии радикализации исламистов, «талибанизации» Центральной Азии теперь становятся все менее вероятными.