Десять дней на площади Свободы

Геворг Мирзаян
доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ
10 марта 2008, 00:00

Массовые беспорядки в столице Армении продемонстрировали, насколько население страны раздражено безразличием властей. Только слабая организация протестующих и отсутствие сильного лидера не позволили митингам перерасти в очередную революцию

В результате столкновения властей и оппозиционно настроенных граждан в Армении было убито восемь человек. Еще 165 ранено, десятки автомобилей сожжено, а множество магазинов и торговых центров разграблено. Сейчас порядок в стране восстановлен, но в стране введено чрезвычайное положение и на улицах Еревана стоят БМП.

Комментируя произошедшее, власти говорят о вмешательстве в ситуацию внешних сил, намекая то ли на азербайджанцев, то ли на американцев. Новоизбранный президент Серж Саркисян уже заявил, что в его стране была осуществлена попытка проведения еще одной цветной революции. Между тем, судя по растерянной реакции западных СМИ на ереванские события, для США и Евросоюза случившееся в Армении стало полной неожиданностью.

Настоящие причины армянского политического кризиса имеют исключительно внутренний характер. Стабильность последних лет и отсутствие сколько-нибудь серьезных оппозиционных лидеров приучило правящую элиту к мысли, что ее положению ничто не угрожает. Между тем в Армении сформировался изрядный протестный электорат, который не нашел еще настоящего лидера и воспользовался кандидатурой бывшего президента Левона Тер-Петросяна как единственной представившейся возможностью. Нынешние события — это бунт населения страны против неэффективной и несправедливой социально-экономической политики, проводимой правящим тандемом Роберта Кочаряна и Сержа Саркисяна, сменивших друг друга на посту президента и премьера по итогам выборов.

Майдан по-еревански

Началось все с того, что оппозиционный кандидат в президенты Левон Тер-Петросян не согласился с победой на выборах бывшего премьера Сержа Саркисяна (набрал 52,8% голосов избирателей в первом туре). Он заявил, что выборы были подтасованы. 20 февраля он вывел своих сторонников на традиционное место политических выступлений в Ереване — площадь Свободы возле оперного театра.

Там они простояли десять дней. У протестующих не было четкой политической программы. Они лишь требовали признать победу Тер-Петросяна, который якобы набрал 65%. На площади поставили палатки, жгли костры в бочках, готовили какую-то еду, пели и танцевали. Многие жители Еревана, не слишком богатого на развлечения, шли на площадь просто поглазеть, бесплатно пообедать и отдохнуть. Другие, не доверяя средствам массовой информации, пришли послушать Тер-Петросяна вживую.

Говорят, что оппозиционеры привлекли в город много сельского населения, выдавая им за день стояния по 10 долларов на человека. В результате толпа на театральной площади максимально достигала 50–60 тыс. человек.

 pic_text1 Фото: AP
Фото: AP

В течение всех десяти дней власти почти никак не реагировали на выступления протестующих. Новоизбранный президент лишь однажды решил в пику оппозиции провести в Ереване митинг своих сторонников. Чтобы привезти в Ереван людей со всей Армении, властям пришлось временно разблокировать дороги в столицу, закрытые с самого начала противостояния. В итоге 26 февраля почти 100 тыс. человек было собрано на площади Республики. Перед ними (очень неуверенно и скованно) выступил сам Серж Саркисян. Вслед за этим, однако, значительная часть митингующих перебралась на площадь Свободы. Позднее выяснилось, что оппозиция, используя открытие дорог и транспортные средства властей, смогла под видом «сержистов» провезти в столицу большую часть своих сторонников.

В ночь на 1 марта ближе к утру на площади неожиданно возникли полицейские. Застав митингующих врасплох, они быстро вытеснили их с места стоянки. Тер-Петросяна, которого обязаны охранять как бывшего президента, служба безопасности предложила проводить до дома, так как, по их словам, гарантировать его безопасность в сложившейся обстановке они не могут.

Тер-Петросян попробовал воспротивиться и остаться «со своим народом», но тогда ему предложили подписать бумагу о том, что он добровольно отказывается от охраны и снимает со службы безопасности ответственность за его жизнь. Тут Тер-Петросян понял, что жизнь ему все-таки дороже общего дела, и благоразумно остался дома.

Впрочем, события на этом не закончились. По толпе прошел слух, что полиция на площади якобы кого-то убила. Страсти накалились очень быстро. Роль главного идейного вдохновителя взял на себя главный редактор газеты «Армянское время» Никол Пашинян. Он что-то говорил о том, что все они должны стать солдатами Левона, и призывал толпу расправиться с ненавистной властью. Толпа двинулась в сторону площади Мясникяна, попутно громя все на своем пути.

Сначала мародерство было идейным — громили те магазины, хозяева которых поддерживали власти. Но потом стали грабить вне зависимости от идеологии. По сведению очевидцев, бунтующие не пропустили ни одного магазина с электроникой и одеждой.

Тогда столкновение с полицией и армией и стали по-настоящему жесткими. Толпа забрасывала атакующих стражей порядка бутылками с зажигательной смесью и камнями, а полиция и армия стреляли трассирующими пулями и выпускали слезоточивый газ.

Потасовка была серьезной, однако стражей порядка в ней пострадало не меньше, чем протестующих. По данным генерального прокурора республики Агвана Овсепяна, телесные повреждения во время беспорядков получили 48 гражданских лиц и 117 полицейских, причем у последних было много пулевых ранений. А у демонстрантов было изъято 1055 металлических прутьев, дубинок и множество бутылок с зажигательной смесью. На видеосъемках полиции видны также пистолеты, брошенные демонстрантами во время разгона митингов.

Так далеко от народа

Осматривая на следующее утро то, что осталось от центра Еревана, представители власти были в шоке. Власть не была готова к тому, что песни и танцы у оперного театра закончатся разрушениями такого масштаба. И меньше всего подобного эффекта она ожидала от кампании Тер-Петросяна.

За несколько месяцев до президентских выборов никто не сомневался, что победу на них одержит премьер-министр страны Серж Саркисян. На его стороне был бюрократический аппарат и силовые ведомства. Бурный экономический рост последних лет также создавал у власти ощущение полного благополучия. К тому же достойных противников на политическом поле Армении у Сержа Саркисяна просто не было. Поэтому, когда в ноябре 2008 года о своем намерении баллотироваться на пост главы государства заявил первый президент Армении Левон Тер-Петросян, сторонников власти это совершенно не обеспокоило.

У Тер-Петросяна в народе очень дурная слава. Он печально знаменит развалом экономики в 90-е годы и пораженческой политикой по Карабаху. Поэтому правящая элита не стала усердствовать в предвыборной кампании Саркисяна или пытаться дискредитировать Тер-Петросяна. Саркисян пребывал в расслабленном благодушии и использовал административный ресурс для проведения своей предвыборной кампании — людей обманным или приказным путем заставляли участвовать в митингах поддержки, что в результате вызывало скорее глухое раздражение.

Тем временем буквально за пару месяцев рейтинг Тер-Петросяна достиг 30%, и в результате на выборах, даже по официальным данным, он получил 21,5% голосов избирателей. Более того, даже среди тех, кто все-таки проголосовал за нынешнюю власть, оставалось много колеблющихся, которые при определенных обстоятельствах легко перешли бы на другую сторону баррикад.

Надо отдать должное, Левон Тер-Петросян вел активную и очень продуманную агитационную кампанию. «Команда Тер-Петросяна работала не “вообще”, а апеллировала к интересам и представлениям определенных целевых групп, умело играла на противоречиях армянской политической жизни, наносила удары ниже пояса как власти, так и оппозиционным кандидатам, не стесняясь в выборе средств и умело пользуясь современными политтехнологиями для манипуляции избирателями», — сказал «Эксперту» координатор программ Института гражданского общества и регионального развития Шушан Хатламаджян.

Армения — очень маленькое государство, и народ привык доверять тем новостям, которые он узнает от соседей и знакомых, а не из газет. Поэтому основные усилия оппозиционного штаба были сосредоточены на проведении работы с массами, например с таксистами и парикмахерами. Основная вбрасываемая мысль была очень близка простому народу: нынешнюю коррумпированную элиту нужно срочно убирать из власти. Вместе с тезисом о коррумпированности элиты заодно разыгрывались существующие в обществе трения между «коренными» армянами (хайястанцами) и карабахскими, которые-де узурпировали власть (Серж Саркисян и Роберт Кочарян — армяне из карабахского клана, которые привели вслед за собой во власть многих своих соплеменников).

 pic_text2 Фото: AP
Фото: AP

Другим хитрым ходом Левона была поездка в Москву накануне выборов. 11 февраля он на несколько часов слетал в Москву, а по возвращении в Ереван окутал свой визит завесой тайны и лишь намекал на то, что встречался в столице России с самим Дмитрием Медведевым. Тем самым Левон убеждал сторонников, что Москва поддерживает именно его, а не Кочаряна и Саркисяна.

Не последним фактором столь удачной предвыборной кампании Тер-Петросяна стала и изрядная финансовая поддержка, полученная от некоторых олигархов. Этими деньгами он весьма разумно распоряжался. По словам независимого политолога Александра Исраэляна, «еще с конца прошлого года многим жителям Лорийской области от имени Левона списывались бытовые и продовольственные долги. Конечно, после этого многие граждане, засидевшиеся в долговой яме, встали на сторону первого президента».

Открыто Тер-Петросяна поддерживает один магнат — Хачатур Сукиасян (контролирует Армэкономбанк, производство безалкогольных напитков, евроокон, ряд предприятий общественного питания), однако сочувствующих и среди олигархов было значительно больше. Говорят, что Серж Саркисян, став президентом, собирался увеличить бюджет Армении с 1,5 млрд долларов в 2007 году до 2,5 млрд в 2008-м. И добыть эти деньги (в условиях тотальной неуплаты налогов) он якобы собирался именно у местных олигархов. В этом контексте Тер-Петросян, при котором в стране и сложилась современная олигархия, выглядел значительно более привлекательно.

Довели

Но главным фактором успеха Тер-Петросяна стало то, что большинство людей голосовало, в сущности, не за него, а против действующей власти. Конечно, были и другие кандидаты, которым можно было отдать «голос протеста» (к примеру, Артур Багдасарян, набравший в итоге 16,7% голосов), но они выглядели уж абсолютно игрушечными, и никто всерьез не мог представить их у руля государства. На их фоне Тер-Петросян, бывший президент и известный политик, был фигурой хоть и не положительной, но настоящей. Именно он и смог объединить протестный голос армянского народа.

Правящая элита практически проглядела формирование у себя под боком огромного протестного электората. Причиной этого стал серьезный дисбаланс между ростом ВВП и уровнем жизни населения. Так, все приходящие в страну деньги (только перечисления от проживающей за рубежом диаспоры составляют 2 млрд долларов) проедаются и не вкладываются в развитие производства.

Из-за монопольно-олигархического характера экономики внутри страны при высокой реальной безработице и высоких ценах на товары (практически все они импортируются) деньги распределяются очень неравномерно, и сегодня по уровню доходов Армения становится все более поляризованным обществом.

По словам армянского экономиста Эдуарда Агаджанова, «Армения — единственная страна, где объем внешнеторгового дефицита составляет 20 процентов ВВП при экономическом росте 13,8 процента (в драмах) и 50 процентов в долларовом эквиваленте. В стране в основном рекламируется секс-индустрия — гостиницы, рестораны, сауны, мотели, а промышленная продукция не рекламируется, поскольку ее нет. В итоге — дикая социальная поляризация, реальная бесправность большинства населения, как следствие — глубинный отрыв властей от народа. Вот так и получается, что вроде как экономика растет, да только основная часть населения не особо ощущает в своей повседневной жизни результатов столь радужных перемен. Более того, изо дня в день растущая дороговизна продуктов питания и товаров первой необходимости практически все съедает».

Теперь будущее Армении будет зависеть от того, сможет ли власть извлечь из этих выборов правильные уроки. Пока она принимает лишь административные меры. Парламент Армении уже снял депутатскую неприкосновенность с четверых депутатов — сторонников Тер-Петросяна: Акопа Акопяна, Мясника Малхасяна, Сасуна Микаеляна, Хачатура Сукиасяна (первые двое уже задержаны правоохранительными органами, а остальные объявлены в розыск), а генпрокурор Армении Агван Овсепян не исключил, что в дальнейшем и Тер-Петросян может быть привлечен к ответственности и арестован.

«Власти необходимо произвести серьезнейший “разбор полетов” с привлечением к этой работе всех политических сил страны и независимых экспертов. Провести анализ всех социальных, политических, системных и внесистемных факторов, которые препятствуют строительству справедливого эгалитарного общества. И начать разработку реального плана работы. 21 процент голосов, отданных за Тер-Петросяна, — это достаточно много, и эта цифра должна настораживать. Так как после отмены ЧП этот 21 процент никуда не денется, — считает Шушан Хатламаджян. — Эта цифра отражает уровень радикальных настроений в обществе. Последние фактически отчуждены от процесса принятия решений, от процесса формирования и функционирования власти. Они составляют устойчивый протестный электорат, что в принципе всегда может составить критическую массу — при умелом использовании политтехнологий».