Делать средний бизнес

Есть такой старый анекдот. К психиатру приходит пациент: «Доктор у меня проблема, меня никто не замечает». Доктор: «Следующий!» Анекдот уместен для описания положения среднего бизнеса в России. Даже всячески пытаясь продемонстрировать свою любовь к нему, правительство апеллирует к малому бизнесу как к способу обеспечить пространство для самодеятельности граждан, а стратегических прорывов ждет от крупного бизнеса. При этом средний бизнес — основа капитализма. Именно потому его и не замечают, что у нас по-прежнему боятся капитализма.

Во всем мире средний бизнес почитается в экономической сфере не меньше, чем средний класс в политике. Есть страны, превратившие свои средние предприятия в национальный фетиш. Не случайно, например, немецкое слово «миттельштанд» (Mittelstand — средние предприятия, средний бизнес) используется во всех языках без перевода.

Со времен Бисмарка средний слой предприятий рассматривается в Германии как становой хребет экономики. Даже в разгар Второй мировой войны тоталитарное государство не посмело покуситься на его права. В 1944 году, находясь на краю военной катастрофы, немцы не решались утолить нехватку трудовых ресурсов в военном производстве ценой обескровливания миттельштанда. Не меньшим пиететом, чем в Германии, пользуется средний бизнес во Франции, Италии, Испании и большинстве других стран континентальной Европы. В Великобритании и США традиция несколько другая. Здесь в превосходной степени принято говорить одновременно о «малых и средних» предприятиях (SME — small and medium enterprises). Однако отличие англосаксонского подхода от континентального чисто терминологическое. Ядро того, что называют SME, составляет именно средний бизнес. Например, в 2006 году средний объем продаж компаний, включенных журналом Forbes в рейтинг 200 лучших малых предприятий США, превышал 347 млн долларов, а у крупнейшей фирмы рейтинга составлял 750 млн. Ясно, что вопреки названию рейтинга это размер хорошего среднего предприятия, а вовсе не крошечной пиццерии за углом.

В России о среднем бизнесе вспоминают куда реже, чем о крупных корпорациях, воспринимающихся как стратегическая база экономики, и реже, чем о малом бизнесе, под которым понимается нечто, где обычные люди могут реализовать свои предпринимательские амбиции. Мы провели простейший поиск в интернете и убедились, что крупный бизнес упоминается на 1,6 млн страниц, малый — на 6,8 млн, а средний — только на 0,3 млн.

Между тем по целому ряду параметров именно слой средних компаний жизненно важен для экономического развития любой страны. Эти компании гибче больших и при этом, в отличие от малого бизнеса, обладают достаточным масштабом, чтобы оказывать влияние на рынок, быть интересными инвесторам и, соответственно, иметь относительно большое кредитное плечо для развития, вести научно-техническую деятельность, диктовать свои условия на рынке труда и т. д. Иначе говоря, если кто и задает темп изменения нормального национального хозяйства, то это средний бизнес.

А что у нас

В соответствии с новым законом «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации» к средним предприятиям относятся компании с числом занятых от 101 до 250 человек, имеющие объем выручки и балансовую стоимость активов, не превышающие некую критическую величину, которую раз в пять лет должно устанавливать правительство.

Более половины компаний среднего бизнеса имеют выручку от 10 до 25 млн долларов. И только 9% — свыше 100 млн долларов

Определение это сугубо юридическое. Оно нацелено на установление налогового режима, но малоп

У партнеров

    «Эксперт»
    №10 (599) 10 марта 2008
    Беспорядки в Армении
    Содержание:
    Десять дней на площади Свободы

    Массовые беспорядки в столице Армении продемонстрировали, насколько население страны раздражено безразличием властей. Только слабая организация протестующих и отсутствие сильного лидера не позволили митингам перерасти в очередную революцию

    Обзор почты
    Наука и технологии
    На улице Правды
    Реклама