Восточные гости решили прописаться

Влас Рязанов
кандидат географических наук
10 марта 2008, 00:00

Корейская компания KP Chemical построит в Елабуге завод по выпуску полиэтилентерефталата. Это первый крупный инвестпроект зарубежного нефтехимического капитала по созданию в России производства с нуля

В конце февраля татарстанский банк «Ак Барс» подписал с южнокорейской нефтехимической компанией KP Chemical (входит в корейскую чеболеобразную структуру Lotte Group с оборотом 32 млрд долларов) соглашение о строительстве в Елабуге завода по выпуску полиэтилентерефталата (ПЭТФ) мощностью 300 тыс. тонн. Начальные инвестиции в этот проект составят не менее 150 млн долларов, запустить завод предполагается через два-три года. Иностранный капитал уже вкладывал в российский нефтехимпром сходные объемы денег (например, шинные холдинги Nokian Tyres и Michelin), но случай с корейцами все же прецедентен.

Во-первых, вложения осуществляются в собственно нефтехимическое производство (производство шин к химии зачастую вообще не относят). Во-вторых, корейцы будут иметь операционный контроль над новым предприятием, прошлые инвестпроекты с участием иностранцев предполагали их второстепенную роль в управлении и владении новым производством. В-третьих, главное — это первый инвестпроект зарубежного капитала в России по созданию химпроизводства с нуля, все предыдущие ограничивались модернизацией советских активов.

Отметим, что проектов по созданию ПЭТФ-заводов в России сейчас немало. Но на их фоне идея создания завода в Елабуге интересна прозрачными перспективами сырьевого обеспечения этого импортозамещающего предприятия.

Диктатура сырья

Для российского (да и мирового) полимерного рынка ПЭТФ относительная новинка. Хотя в качестве волокон (терилен, дакрон, лавсан) его используют с начала 1940-х, массовое производство ПЭТФ для выпуска пластиковой упаковки началось только в 1980-е годы. Полиэтилентерефталат на порядок легче стекла и обладает неплохими барьерными свойствами, что делает изделия из него (в первую очередь бутылки) хорошей тарой для напитков — пива, соков, подсолнечного масла и газированной воды.

В СССР все вышеперечисленное традиционно разливалось в стеклотару, хотя в 1983 году в Могилеве при местном заводе химволокна и было создано опытное производство ПЭТФ. В России первое предприятие такого рода было запущено только в 2003 году «Сибуром» в Твери (мощностью 50 тыс. тонн), опять же на базе завода химволокна. К этому времени, однако, потребность внутреннего рынка в ПЭТФ уже превышала 350 тыс. тонн, а потребляющие отрасли демонстрировали двузначные темпы роста (см. график 1).

Дефицит ПЭТФ на российском рынке велик: при годовом спросе на него в 550–600 тыс. тонн мощности составляют всего 150 тыс. тонн. Так что любой инвестпроект по производству вроде как должен быть обречен на успех. Однако развитие этого бизнеса быстро натолкнулось на препятствие в виде отсутствия сырья.

Сырье для ПЭТФ — это этиленгликоль и терефталевая кислота (ТФК), которую получают из параксилола. Производители этиленгликоля и параксилола в России есть, хотя и немного. Но вот ТФК в страну импортировалась в полном объеме вплоть до запуска башкирского «Полиэфа» в 2005 году. Уникальность этого строившегося почти двадцать лет предприятия привела к длительному конфликту за контроль над ним (см. «Борьба за пустую бутылку», «Эксперт» № 47 за 2005 год), который в итоге завершился формальной победой альянса «Сибура» и «ЛУКойл-Нефтехима». Правда, уже в момент запуска «Полиэф» мог удовлетворить только около 40% потребности потенциальных производителей ПЭТФ в терефталевой кислоте.

В общем, успех или неудача любого проекта по строительству ПЭТФ-завода напрямую зависит от того, как его инвесторы решат проблему обеспечения сырьем.

Диктатура бутылок

Еще одно препятствие к окупаемости инвестиций в ПЭТФ-проекты — особенности структуры рынка.

Сейчас спрос на ПЭТФ формируется производителями заготовок (так называемых преформ) для пластиковых бутылок, на них приходится более 90% всего потребления этого полимера в России. Как правило, преформ-заводы в России строят только крупные компании, которым удается наладить конструктивное сотрудничество с транснациональными грандами вроде «Кока-колы», покупающими у них преформы. Дело в том, что бизнес по производству преформ низкорентабелен (для России — всего 5–8%), и выживать на нем можно только за счет больших объемов производства и долгосрочных контрактов с крупными покупателями. Низкая рентабельность — следствие закупочной политики покупателей-олигополистов и высоких цен на импортируемый полимер.

В России более половины рынка преформ находится под контролем всего трех производителей — «Ретала», «Европласта» и Alpla. Производители преформ, озабоченные повышением рентабельности своего бизнеса, давно пытаются обеспечить себя ПЭТФ собственными силами. Например, «Итера» для снабжения своих заводов преформ еще в 2001 году купила ПЭТФ-завод в Могилеве и значительно его расширила (позже «Итера» вышла из «бутылочного» бизнеса, продав его «Реталу»). Крупнейший российский производитель преформ «Ретал» имеет собственный завод ПЭТФ в Клайпеде, его конкурент «Европласт» в 2006 году начал выпускать ПЭТФ на заводе «Сенеж» в подмосковном Солнечногорске. Надо сразу сказать, что построить новый ПЭТФ-завод довольно просто, были бы деньги. В мире есть ряд инжиниринговых компаний (таких как Buhler, Uhde Inventa-Fischer и Lurgi Zimmer), готовых за умеренную цену поставить новый завод под ключ едва ли не в любой точке земного шара.

Поэтому претендентам на удовлетворение дефицита ПЭТФ в России придется десять раз подумать, прежде чем ввязаться в новый инвестпроект. Проблемы с сырьем еще можно решить за счет импорта — в том случае, если рентабельность продаж конечного продукта оказалась бы очень высокой. Но на это надеяться нельзя: покупатели полимера в случае задирания цен до уровня импортных станут скорее строить новые ПЭТФ-мощности самостоятельно, нежели покупать сырье по завышенным ценам.

Все тузы в одних руках

Несмотря на то что российский рынок ПЭТФ выглядит не очень дружелюбно для создания здесь нового производства (ограниченный круг потребителей, сложности с сырьем), желающих войти на него довольно много (см. таблицу). Казалось бы, KP Chemicals придется изрядно постараться, чтобы отвоевать на нем место под солнцем, но на самом деле позиции компании из Страны утренней свежести значительно сильнее, чем кажутся на первый взгляд.

KP Chemical была создана в 2001 году в рамках разделения находящейся в финансовом кризисе компании Kohap на бизнес, связанный с нефтехимией и пластиками, и на сегмент полиэфирных волокон. Спустя три года новая компания была куплена межотраслевым конгломератом Lotte Group. Несмотря на то что KP Chemical входит в десятку ведущих производителей ПЭТФ в мире, масштабы деятельности корейской компании по глобальным меркам весьма скромны (она располагает только двумя заводами в Ульсане), а финансовое положение может быть названо близким к стагнации (см. график 2). Тем не менее компания располагает весьма крупными (1,1 млн тонн) мощностями по выпуску терефталевой кислоты — сырья для производства ПЭТФ — и выступает основным импортером этого продукта в Россию. Из Кореи же ввозится 60% потребляемого в России ПЭТФ. Иными словами, несмотря на не самое блестящее финансовое положение, KP Chemical имеет главное, чего нет у большинства инвесторов в российские ПЭТФ-проекты, — опыт работы на глобальном и российском рынке. Это дает право предположить, что сложностей в заключении договоров с покупателями, производителями преформ, не возникнет.

Ситуация с обеспечением сырьем несколько сложнее. Единственный производитель терефталевой кислоты в России «Полиэф» минимум половину объемов будет перерабатывать в ПЭТФ сам. Надеяться на появление новых игроков не стоит. Производители параксилола (это «Уфанефтехим», Омский и Киришский НПЗ), из которого и получается терефталевая кислота, основной объем продукции экспортируют в Европу, что их вполне устраивает. Поэтому KP Chemical здесь придется надеяться только на себя: на новое предприятие в Татарстане это сырье планируется поставлять со строящегося завода по производству кислоты мощностью 800 тыс. тонн в китайском Цзясине.

По линии второй сырьевой составляющей — этиленгликоля — у татаро-корейского альянса также есть весомое преимущество перед конкурентами. Дело в том, что половина всего российского этиленгликоля производится в Татарстане, так что без этого сырья проект KP Chemical и «Ак Барса» точно не останется.

У нового проекта в Елабуге есть и иные плюсы. Банк «Ак Барс», судя по всему, будет отвечать за финансовую сторону и связь с местными властями. Участие в проекте «Ак Барса», долгое время играющего в республике роль Сбербанка, кроме всего прочего, обеспечит будущему заводу режим наибольшего благоприятствования со стороны властей Татарстана. Построить завод планируют в особой экономической зоне «Алабуга», где действует льготный налоговый режим и предполагается обеспечение резидентов необходимой инфраструктурой.

Приманка для инвесторов

Учитывая увеличение в отраслях пищевой индустрии роли пластиковых бутылок, дефицит ПЭТФ в России будет только нарастать, и проблем с загрузкой нового производства у KP Chemical, скорее всего, не возникнет. Так что российский завод позволит корейской компании увеличить выручку примерно на четверть и улучшить показатели рентабельности.

Если это случится, KP Chemical под патронажем Lotte (у которой есть долгосрочные интересы в нефтехимическом бизнесе) вполне может подумать о создании в нашей стране собственной производственной цепочки, включая производство терефталевой кислоты, этиленгликоля и параксилола. В этом случае можно будет говорить о новом уровне интеграции российской нефтехимии в мировое разделение труда. Ведь до сих пор зарубежным компаниям не удавалось реализовать в России ни одного крупного нефтехимического проекта, да и желающих это сделать было, скажем так, немного. Так что пример KP Chemical может открыть для России новые возможности по привлечению в химпром иностранного отраслевого капитала.