Письма читателей

10 марта 2008, 00:00

2008, № 9 (598)

О финише экономической политики

С экономической точки зрения финиш текущей финансовой (не путать с экономической) политики наступит тогда, когда убытки от вложений ликвидности за рубежом станут больше, чем убытки от вложений в стране. Для этого западной экономике «потребуется» кризис, сравнимый с нашими 90-ми.

С политической точки зрения финиш в обозримой перспективе вообще не наступит. Ни один здравый политик не пойдет «по тропе Чубайса» и не инициирует «приватизацию Стабфонда» даже под популистскими лозунгами типа всеобщего повышения зарплат и пенсий или маниловских проектов всеобщего счастья. По очень простой причине: реальные результаты этой деятельности — появление двух десятков новых Абрамовичей — народ ему едва ли простит.

Так что «наши» деньги к нам вернутся, только если мы станем чуть грамотнее, бросим пенять на зеркало и спросим конкретно с бюрократов от экономики: где ваши планы по нашему счастью? И если они начнут пищать про «углубить, улучшить» или про злого Кудрина, бить им по зубам.

А пока, уважаемые граждане, весь ваш пафос уходит в свисток, которым «слуги народа» гоняют назначенного козла отпущения Кудрина.

Насчет пресловутого воровства. Честный чиновник не ворует по определению. Он осваивает спущенные сверху деньги под такие же спущенные сверху планы. И если планы написаны в духе «углубить, улучшить, начать», то он начинает углублять, улучшать и начинать в меру своего разумения и страха перед начальством.

Проблемы у него начинаются, когда к нему попадает денег больше, чем он может себе вообразить, и вот тогда в срочном порядке начинается «освоение» — покупается оборудование, роются котлованы и прочая имитация под модные в народе лозунги, так безопасней. Будут ли вообще работать эти станки, его мало волнует — начальству видней.

Но особо умные чиновники поступают еще мудрее — просто пишут такие планы, на которые никто в здравом уме не согласится, в стиле «дайте мне денег миллиард до неба просто так, и тогда все улучшится и углубится радикально»; они четко осознают, что Кудрин не даст (ему тоже отчитываться придется), так ему этого и надо! Чтобы ничего не делать и на Кудрина все списывать.

Александр Маратович Садыков

 

Деньги не делают человека богатым. Деньги — инструмент для удовлетворения потребностей. Но надо разделять потребности и пути и способы их удовлетворения. Для удовлетворения потребностей в пище в двадцать первом веке необходимо иметь сельское хозяйство, пищевую промышленность, торговлю, общепит.

Есть потребность в жилье. Есть гора денег. Но существующая промышленность стройматериалов и стройкомплекс работают на пределе своих возможностей, и нет никаких предпосылок для увеличения объемов строительства.

Есть потребность в дорогах, но нет предпосылок для увеличения масштабов дорожного строительства.

Есть потребность в электроэнергии и т. д.

Вывод: наличие денег и отсутствие инструментов для реализации потребностей отражают уровень развития нашей страны.

Можно утешиться мыслью о том, что в некоторых африканских странах тоже есть нефтяные деньги, но с инструментами еще хуже, чем у нас, и поэтому там царит нищета.

Поэтому деньги вкладывать «некуда». Им находят какое-то применение, чтобы «не пропали». А то «разворуют».

Есть небольшая путаница. Тот, кто считает, что богатство в деньгах, — меркантилист. Меркантилизм — донаучная форма экономического мышления. Наша страна находится еще на индустриальной стадии развития и нуждается в развитии промышленности. Но государство изъяло деньги из экономики и не знает им применения.

Но дело не только в деньгах. У нас в России не хватает земельных участков (!) для жилищного строительства. У нас лесная и деревообрабатывающая промышленность не выпускает продукцию, из которой можно было бы строить дома (!). Зато леспром гонит на экспорт древесину. И предлагает на внутренний рынок в лучшем случае стандартную доску и т. п.

Налицо тупик.

Можно прибегнуть к услугам внешней торговли. Но у нас нет портов, которые могли бы обрабатывать цемент на ввоз. И т. д. и т. п.

Долго это продолжаться не может, ограниченность возможностей госкапиталистической системы налицо. Ее жизнеспособность весьма низка. Но это пока не очевидно. Потому что «здравый смысл» подсказывает: были бы деньги. А реальность, данная нам в ощущениях, говорит: а вот и нет!

Николай Игоревич Зайцевский

 

Соглашаясь с тем, что приоритетом для нашего крупного бизнеса должны быть вложения внутри страны, надо сделать несколько оговорок. Приход зарубежных компаний с их капиталами и технологиями нередко является «светлым местом» в российской экономике во многом потому, что они (компании):

а) объективно обладают технологиями и компетенциями во многих сферах, которыми наш бизнес пока не обладает;

б) имеют куда большие гарантии неприкосновенности своего бизнеса, инструменты защиты от распространенного у нас рейдерства разных типов.

И вывоз капитала нашим крупным бизнесом не может всегда оцениваться негативно: нередко это весьма выгодная нашей стране оптовая закупка зарубежных специалистов и технологий (которых иначе приобрести очень сложно), создание технологических цепочек, которые позволяют вдохнуть новую жизнь и в наши предприятия; укрепление политических и экономических позиций России в чужих странах. Ведь государства реально конкурируют за вложения в другие страны вовсе не от избытка денег: продуманные вложения выгодны всем сторонам. Поэтому простецкий лозунг «Не пущать!» заведомо неумен и ведет к снижению конкурентоспособности страны. Более адекватна позиция, предполагающая:

1) поощрение российских инвестиций внутри страны не в меньшей степени, нежели иностранных (налоговые льготы приходящим в определенные регионы или отрасли, ликвидация или снижение административных барьеров и рычагов воздействия на бизнес и т. п.);

2) создание весомых гарантий в виде независимого суда (нужного и всему обществу) российскому крупному бизнесу;

3) создание механизмов, гарантирующих прозрачность как инвестиций нашего бизнеса за рубежом, так и возвращения нашего капитала (или процентов с него) в Россию. Цель — сделать так, чтобы отдача с инвестиций в конце концов стала плюсом для России, а не только личной прибылью для олигарха, затем спокойно меняющего страну пребывания и подданство с «уведенными» российскими деньгами.

Андрей Владимирович Частник

 

Друзья, вы забыли о руководстве страны в целом, о «квалифицированной» Госдуме, о народе, в конце концов. Нужна инвестиционная история, профессионалы управленцы; между прочим, хотя бы небольшое понимание об инвестициях и у народа тоже. Прошло еще мало времени с того момента, как появилась сама возможность чего-то куда-то инвестировать. В 1994 году один из вице-премьеров звонил в нашу (российскую) зеленую инвесткомпанию и спрашивал: «Кто такой Доу Джонс и куда он падает?»

Всеволод Ильич Нелаев