Тройственный атомный монстр

24 марта 2008, 00:00

На прошлой неделе Владимир Травин, директор «Атомэнергопрома», и Ацутоши Нисида, президент — управляющий директор корпорации Toshiba, подписали генеральное рамочное соглашение по развитию сотрудничества в области мирного использования атомной энергии.

Как сообщил «Эксперту» пресс-секретарь Росатома Сергей Новиков, реальным содержанием этот договор может наполниться только после подписания между Россией и Японией межправительственного соглашения по использованию атомной энергии, работа над которым началась после прошлогоднего визита главы Росатома Сергея Кириенко в Японию в апреле прошлого года. Пока же на основе соглашения «стороны начнут подготовку технико-экономического обоснования по рассмотрению сотрудничества в разных областях, включая проектирование и инжиниринг сооружения АЭС, производство и техническое обслуживание крупногабаритного оборудования, производство продуктов и услуг ядерного топливного цикла».

Процесс консолидации атомных активов — общемировая тенденция. Не так давно в атомной индустрии появились три ведущих игрока: Areva–Mitsubishi, General Electric–Hitachi, Toshiba–Westinghouse. Подписавшие в 2007 году соглашение о создании совместного предприятия американская компания General Electric и японская Hitachi собираются объединить средства для упрочения позиций на мировом рынке атомной энергетики. СП планирует потратить до 400 млн долларов на разработку новых энергоблоков для атомных электростанций. General Electric и Hitachi работают вместе с 80-х годов прошлого века, они уже выполняли совместные проекты по разработке реакторов в Корее и Японии и продолжают ориентироваться на азиатский регион сейчас, не забывая о родном для GE американском.

В сентябре прошлого года объявили о создании совместного предприятия французская компания Areva SA и японская Mitsubishi Heavy Industries Ltd. Главной целью СП было названо строительство ядерных реакторов третьего поколения, причем совместную работу над созданием такого реактора мощностью 1100 мегаватт, получившего название ATMEA-1, эти компании начали вести за год до создания совместного предприятия. Главные рынки для нового реактора, как считают в СП, находятся в Азии (причем не только в Китае, но и в арабских странах). Альянс Areva–Mitsubishi, безусловно, стремится выйти и на американский рынок, так как, по словам исполнительного директора Areva амбициозной Анн Ловержон, США обладают не только огромным потенциальным рынком, но и 80% мирового капитала.

Для Toshiba союз с «Атомэнергопромом» — уже вторая интеграционная ступень в области атомной энергетики. В октябре 2006 года Toshiba за 5,4 млрд долларов выкупила у британской государственной компании British Nuclear Fuels американскую Westinghouse Electric Co., построившую большинство АЭС в США и претендующую на подряды по строительству новых атомных станций не только у себя на родине, но и в Китае, а также на увеличение своей доли в мировых поставках ядерного топлива.

Японцы объединяются с европейскими и американскими атомщиками для обеспечения доступа своей продукции на закрытые прежде национальные рынки. Они стремятся усилить свои конкурентные преимущества прежде всего за счет доступа к технологиям топливного ядерного цикла, которыми сейчас не обладают, и освоения технологий производства так называемых водо-водяных реакторов под давлением (PWR, в западной терминологии, в России они известны как ВВЭР — водо-водяные энергетические реакторы). На этой технологии работает почти 70% всех атомных энергоблоков в мире, и, скорее всего, она станет основной при создании новых АЭС в ближайшее время. Японцы же преуспели в строительстве водо-водяных реакторов другого типа, так называемых кипящих реакторов (BWR — Boiled Water Reactor). BWR имеют ряд технологических и ценовых преимуществ перед реакторами, работающими под давлением, в частности благодаря тому, что пар, идущий в турбины, вырабатывается в самом реакторе, то есть в одном контуре. Но открытый радиоактивный контур считается и главным недостатком BWR с точки зрения безопасности. В отличие от кипящих реакторов у ВВЭР пар вырабатывается во втором контуре, изолированном от реактора, и главное они обладают важным свойством саморегулирования: при повышении температуры воды происходит самопроизвольное снижение интенсивности цепной реакции в активной зоне.

Toshiba в лице «Атомэнергопрома» получает партнера, обладающего всеми технологиями открытого топливного ядерного цикла (в отличие от той же Westinghouse, не занимающейся, к примеру, обогащением урана), всем циклом создания ядерных установок гражданского назначения, пожалуй, самыми передовыми в мире водо-водяными реакторными технологиями, отработанными и отрабатываемыми прежде всего на пяти реакторах в Азии (Индия, Китай и Иран). «Атомэнергопром» получит прежде всего возможность выхода на большой рынок ядерного топлива (в Японии на 16 АЭС работает 54 реактора, обеспечивающих более трети выработки электроэнергии в стране). Пригодятся и инжиниринговые таланты японцев, научившихся строить АЭС за три года, а не за пять-шесть, как российские строители. А вот отечественные энергомашиностроители рискуют столкнуться нос к носу с мировым отраслевым лидером, каковым является Toshiba, причем, вероятно, и на своей родной территории.