Конец эпохи ширпотреба

Лилия Москаленко
24 марта 2008, 00:00

Рост цен на хлопок заставит многие отечественные текстильные компании отойти от производства и сосредоточиться на дистрибуции

Удорожание сельхозпродукции становится определяющей тенденцией российской экономики. Вслед за молоком, рисом, подсолнечником и зерном в последнее время взлетел еще один популярный биржевой товар — хлопок. За минувший год эта культура подорожала почти на 40%, а в последние две-три недели — еще чуть ли не на 15%. На прошлой неделе на Ливерпульской бирже тонна хлопка продавалась почти по две тысячи долларов за тонну. По мнению аналитиков, если цены на хлопок будут расти такими темпами, то уже к концу этого года они перешагнут отметку в три тысячи долларов за тонну.

Первыми в нашей стране на рост хлопковых цен отреагировали, конечно же, текстильные компании, особенно производители хлопчатобумажной пряжи. Их издержки выросли прямо пропорционально подорожанию сырья. Компании, занятые более глубокой переработкой хлопка (производители ткани и швейных изделий) пока замерли в ожидании дальнейшего развития событий. Однако все они приготовились к сокращению запасов хлопка и росту цен на конечную продукцию. Некоторые текстильщики уже сегодня подняли цены на ткани на 12%.

Рост цен на хлопок — критическое событие для российского легпрома. Отечественные текстильщики совсем недавно вошли в форму: выбрались из стагнации, модернизировали мощности и начали развиваться в перспективных нишах. Лидирующие компании, такие как альянс «Русский текстиль», «Нордтекс», Волжская текстильная компания, «Восток-Сервис», стали расти темпами, далеко опережающими динамику отрасли — не менее чем на 20% ежегодно. Рост цен на хлопок — самое важное сырье для текстильной отрасли (на хлопчатобумажные изделия приходится более 80% российского рынка) — может приостановить их развитие. Ситуация усугубляется тем, что большинство российских компаний работает в массовом сегменте рынка, который наиболее чувствителен к цене.

Вслед за кукурузой и бобами

Подорожание хлопка на российском рынке — естественное следствие динамики мировых цен на эту культуру, которая сегодня импортируется в Россию стопроцентно. Глобальный рынок хлопка лихорадит уже с середины прошлого года. Дело в том, что это сырье становится все более востребованным. В последние годы мировое потребление хлопка выросло в разы. Тому способствовали бурный рост производства текстиля и одежды в странах ЮВА, особенно в Китае, где переработка хлопка ежегодно увеличивалась более чем на 30%. Сегодня эту страну не случайно называют движущей силой мирового рынка хлопка: на Китай приходится более 40% мирового потребления. Несмотря на то что Китай — крупнейший в мире производитель хлопка, полностью обеспечить свои промышленные нужды он не может. Страна выращивает около 6 млн тонн хлопка, в то время как потребность в нем уже переваливает за 13 млн тонн. Очевидно, что Китай в ближайшее время будет активно наращивать импорт хлопка, что, понятно, скажется на ценах.

Если же говорить в целом, то уже сегодня на мировом рынке хлопка предложение явно отстает от спроса, и этот разрыв будет только увеличиваться. По данным ICAC (Международного консультативного совета по хлопку), в 2008–2009 годах объем мирового потребления хлопка приблизится к 28 млн тонн, а общее производство хлопка на планете оценивается всего в 25 млн тонн, и оно год от году падает ввиду сокращения посевных площадей под эту культуру. Так, США, ведущий экспортер хлопка, в прошлом году сократили производство хлопка почти на 13%. Дело в том, что с прошлого года администрация президента перестала поддерживать хлопковую отрасль, которая дотировалась на протяжении многих лет. Отчасти это решение было принято под давлением ВТО, но в большей степени — из-за смены предпочтений. Куда больше американских фермеров привлекают другие сельскохозяйственные культуры — соя, кукуруза, пшеница, которые начали расти в цене раньше, чем хлопок, и куда большими темпами. Например, за последние полгода цены на пшеницу в США поднялись на 61%, на соевые бобы — на 41%, в то время как на хлопок — всего на 17%.

Но есть и другие факторы подорожания хлопка. Долгое время эта культура, как и многие виды сельхозпродукции, была недооценена — в том числе из-за тех же дотаций. Теперь цены возвращаются к своей рыночной норме. Кроме того, на фоне удорожания зерна, кукурузы и сои поставщики хлопка не могут не поднять цены.

Немаловажное влияние на динамику цен на хлопок оказала и ситуация на фондовых рынках. Деньги инвесторов сегодня активно перетекают с фондовых рынков в сырьевой сектор. По мнению хлопковых трейдеров, этот спекулятивный фактор — едва ли не главный в нынешней хлопковой инфляции. Ценовые колебания на этом рынке были и раньше (например, в 2003 году), однако они были более плавными. «Чтобы тонна хлопка подорожала на 200–300 долларов всего за несколько дней! Такое возможно только при спекуляциях», — утверждает Олег Соколенко, директор по продажам компании «Теско», торгующей хлопком в России.

Очевидно, что тренд повышения стоимости хлопка будет долгосрочным. «Пора отвыкать от дешевого текстиля и дешевых швейных изделий, к которому нас приучил Китай за последние пятнадцать лет», — считает Дмитрий Куликов, генеральный директор Ивановского текстильного объединения. К повышению цен должны быть готовы не только производители, но и торговые сети, и конечный покупатель. Причем это касается продуктов как из натурального сырья, так и из синтетического: следом за хлопком стали дорожать и полиэфирные волокна — синтетический заменитель хлопка в текстильной промышленности.

Дорога в Пакистан

Понятно, что от роста цен выигрывают производители хлопка. Страны Средней Азии, основные поставщики этой культуры в Россию, получают прекрасный шанс увеличить инвестиции в посевные площади, нарастить количество и, самое главное, поднять качество хлопка, которое, не секрет, зачастую недотягивает до общемировых стандартов. «Для нас это очень благоприятная ситуация, — говорит Даулет Увашев, директор внешнеэкономического департамента казахстанского АО НК “Продкорпорация”. — Сегодня 98 процентов хлопка-сырца, выращиваемого на юге Казахстана, идет на экспорт. Крестьянам стало выгодно выращивать хлопок, и уже в этом году мы ожидаем расширения посевных площадей».

Нас, впрочем, больше интересует другое: смогут ли российские текстильные компании выжить в условиях новой конъюнктуры? «Мы уже сократили свою маржу до минимума и работаем едва ли не в убыток», — признается Дмитрий Куликов. Очевидно, что долго компании не продержатся — рентабельность в отечественном легпроме и без того невысока. Игроки поднимут — и уже начали поднимать — цены на конечную продукцию соответственно новым издержкам, а значит, столкнутся со снижением спроса.

Труднее всего придется компаниям с неполным циклом производства. Например, прядильным или ткацким. С одной стороны, их сегодня давят ценами поставщики хлопка, с другой — дистрибуторы со своей жесткой ценовой политикой. По данным Российского хлопкового сообщества, в этом месяце уже закрылись некоторые прядильные фабрики. Это неудивительно: узкопрофильные предприятия не могут подобно вертикально интегрированным структурам перекинуть часть издержек на другие части бизнеса и таким образом сохранить некоторую устойчивость. «Рост цен на сырье не так критичен для вертикальной компании, основные издержки которой все-таки больше связаны с дистрибуцией, со сбытом», — считает Юрий Яблоков, генеральный директор корпорации «Нордтекс». Крупные компании защищены и тем, что у них есть большие запасы.

Однако и холдинги столкнутся с трудностями. «Больше всего в этой ситуации пострадают компании, которые развиваются в конкурентных нишах. Например, в нише тканей для спецодежды, где работает множество азиатских производителей, более устойчивых к росту издержек из-за господдержки у себя на родине», — говорит Яблоков. По его словам, несмотря на удорожание хлопка, китайские и пакистанские компании пока держат цены на прежнем уровне.

Впрочем, непросто будет и текстильщикам, работающим в нишах, свободных от конкурентов. Например, сегмент тканей для постельного белья и самого белья сегодня занят преимущественно отечественными компаниями. Однако в этой нише совсем невысокая рентабельность, и потому подорожание сырья окажется для игроков чрезвычайно болезненным.

Необходимо учитывать и спекулятивный характер нынешнего роста цен на хлопок, при котором возможны резкие колебания как в одну, так и в другую сторону. «Скачки цен на сырье — хуже всего для экономики отечественных текстильных компаний, — комментирует Юрий Яблоков, — при повышении цены на сырье только произведенный товар оказывается дороже предыдущего, и это отбивает спрос. При резком же снижении цены продажи тоже приостанавливаются — рынок выжидает, что будет дальше, и мы теряем прибыль».

Наконец, нынешний рост цен на хлопок был бы не столь критичен для отечественных компаний, если бы не текущее постоянное увеличение издержек. «В прошлом году энерготарифы в России выросли едва ли не на треть. Значительно поднялись и зарплаты. И без удорожания хлопка наша себестоимость увеличилась на 20–25 процентов», — рассказывает Константин Волков, президент альянса «Русский текстиль».

Очевидно, что реакцией компаний на рост издержек будет сокращение производства внутри страны. И процесс этот уже начался, если судить по лидерам рынка. Многие из них говорят о существенном увеличении доли импорта в ассортименте в последнее время. Это подтверждает и выбранная ими стратегия — концентрация на дистрибуции, построение масштабной сбытовой сети и отход от крупных производственных программ. Самый яркий пример — перепозиционирование лидера рынка альянса «Русский текстиль» из крупнейшего производителя текстиля в дистрибутора, которое началось год назад. Сегодня руководство компании окончательно утвердилось в своей позиции. «Мы больше не будем инвестировать в мощности внутри страны, — говорит г-н Волков, — и в большей степени делаем ставку на импорт из Пакистана».