Конец тайм-аута

Политика
Москва, 31.03.2008
«Эксперт» №13 (602)
В Дагестане совершено новое громкое заказное убийство. Кремлю придется что-то всерьез менять в республике, хотя любые перемены сопряжены с риском

Убийства главы государственной телерадиокомпании Дагестана Гаджи Абашилова и корреспондента Первого канала выходца из Дагестана Ильяса Шурпаева оказались не связаны между собой. Причины гибели Шурпаева далеки от дагестанской политики. Но это не делает произошедшее менее драматичным. Убийство Абашилова — знак того, что Дагестан остается одним из самых проблемных российских регионов и существенных перемен к лучшему там не видно.

Когда два года назад был смещен глава Госсовета Дагестана Магомедали Магомедов, а президентом республики стал бывший спикер Народного собрания Муху Алиев, Кремль явно давал понять: положение дел в республике его не устраивает, но совершать какие бы то ни было резкие движения он не готов. Москва как бы брала тайм-аут, откладывая дагестанские проблемы на «после выборов». Теперь передача власти состоялась, и становится понятно, что тайм-аут заканчивается. Похоже, новому президенту придется заниматься дагестанскими делами в ближайшее время.

Опасная близость

В самом Дагестане обсуждается несколько версий убийства главы республиканской ГТРК. Неважно, насколько эти версии правдивы. Важно, что в каждой из них отражаются те или иные грани дагестанской политики.

Гаджи Абашилов не был ни богатым, ни влиятельным человеком. Основные финансовые потоки в республиканской ГТРК обходили его стороной. В момент убийства он был в своей машине марки Hyundai — а люди богатые и влиятельные в Дагестане ездят на бронированных лимузинах. Явных врагов у Абашилова не было. Ни на должности главного редактора газеты «Молодежь Дагестана», не слишком популярной у читателей, но ценимой во властных кругах, ни в качестве директора ГТРК он ни с кем не ссорился. Да и как политик был не слишком заметен — главной и едва ли не исчерпывающей его чертой была близость к президенту Дагестана Муху Алиеву. Вокруг этого обстоятельства и строятся почти все версии его гибели.

Во-первых, Абашилова могли убить из-за его карьерных перспектив. По одной из версий, он хотел стать министром по делам национальностей. В Дагестане с его сложным балансом интересов разных этнических групп эта должность считается одной из ключевых. Но в республике действует система этнических квот, должность министра по делам национальностей занимает кумык, и аварца Абашилова сразу назначить на нее было невозможно, сначала надо было обеспечить адекватную компенсацию кумыкам. Поэтому он стал директором ГТРК «Дагестан», но с прицелом на Миннац. Такие планы могли вызвать чье-то недовольство.

Во-вторых, Гаджи Абашилов мог оказаться причастным к одной из кровавых межклановых войн. А именно к конфликту между главой дагестанского отделения Пенсионного фонда России Амучи Амутиновым и начальником махачкалинского отделения Северо-Кавказской железной дороги Гази Газиевым. Два покушения на Амутинова, которого спас бронированный «мерседес», связывают в республике с именем Газиева. А взрыв, тяжело ранивший начальника охраны Газиева, — с именем Амутинова. Как говорят в Дагестане, глава ГТРК мог употребить свое влияни

У партнеров

    «Эксперт»
    №13 (602) 31 марта 2008
    Олимпиада
    Содержание:
    Сочинцы! На коньки!

    Чтобы извлечь из Олимпиады-2014 не только политические, но и экономические дивиденды, необходимо тщательно продумать варианты использования олимпийского наследия в будущем, а также привлечь к реализации олимпийского проекта малый и средний бизнес

    Обзор почты
    Реклама