Письма читателей

6 апреля 2008, 00:00

2008, № 12 (601)

О национальной капитуляции

Наверно, г-н Привалов в школе учился хорошо и легко. Возможно, он свое успешное функционирование в качестве обозревателя и научного редактора напрямую увязывает с уроками литературы, которые когда-то посещал. А главным залогом своих жизненных успехов считает свое серьезное отношение к выпускному школьному сочинению. И как добрый христианин и патриот он, натурально, желает, чтобы эти замечательные средства достижения конкурентных преимуществ были по-прежнему доступны всякому подрастающему гражданину РФ.

Так нет же! «Чиновники, не умеющие заглянуть дальше своего носа», подталкивая «Россию к развалу и хаосу», «заранее подписывая капитуляцию русского мира» и готовя «интеллектуальный холокост», подготовили свои «минобровские бумажонки», провели двухходовку «дискредитация-обнуление»… И не будет у подрастающего поколения ни обязательного выпускного сочинения, ни даже обязательного ЕГЭ по литературе. А сама литература сравняется с ОБЖ и плинтусом, потому что отменят оценки в аттестате. В общем, «это безумие». Ничего не остается, кроме как посылать к Минобру ОМОН, «воронки» — и санитаров со смирительными рубашками: надо срочно спасать Россию…

Н-да. Кто это тут говорил, что у нас свободы слова нет? Пусть полюбуется пламенным и бескомпромиссным разоблачением звериной сущности федерального начальства, цинично лишающего бедных бюджетников последних средств к существованию! Которым жить теперь на одну зарплату. Ведь чем еще, в самом-то деле, смогут торговать несчастные директора школ, завучи и учителя-предметники, если оценок в аттестате больше не будет? Мы-то с вами знаем, что народу в школе ничего, кроме оценок в аттестате, и не нужно. И опять же, как без оценок «плавильный котел» сможет «сохранять форму в огне»? То-то и оно…

Но есть надежда, что Россия выживет.

Красочно описанная жуть не так сильно связана с реальностью, как это представляется автору статьи. Например, отвратительные результаты тестов PISA, о которых упоминается, готовились и случились все же не после отмены сочинений, а задолго до этого. Не всем, стало быть, высокий статус предмета и наличие выпускного сочинения служат залогом успеха. И именно на основании этого ничего менять нельзя? Но интересно даже не это, а то, почему автор решил, что на уроках литературы обучают чтению и письму. Если ребенок не справляется с простенькими тестами на функциональную грамотность, то как он поймет, скажем, «Войну и мир»? Никак. Он ее и читать не станет. Какая «Война и мир», если скорость чтения у большинства — пять страниц в час. Отчего, кстати сказать, и школьные перегрузки.

Путает автор русскую литературу с предметом «русская литература». Сергей Эйзенштейн вспоминал, что утратил свою детскую религиозность исключительно на уроках Закона Божия. На которых не вере учили, а дрессировали. Аналогично и с уроками литературы, на которых учат тому, что следует говорить об авторах и их произведениях. И остается в головах после курса набор бессмысленных вне утраченного контекста сентенций про «луч света в темном царстве», «лишних людей», «энциклопедию русской жизни», «зеркало русской революции» и «буревестника революции». А кто этого не знает, тот не русский?

И про конспирологическую «двухходовку». Целый час довелось слушать, как орали на Первом канале телевидения критики ЕГЭ по литературе. Сухой остаток их доводов один: «надо поглядеть в глаза ученику». Но предлагаемые способы «глядения» взаимно исключали друг друга. Судя по всему, так и не договорились. И было бы странно, если бы смогли. Ведь классическое произведение потому и классическое, что в рациональный ряд не раскладывается. И ценность его только в одном: его можно прочесть и что-то воспринять. Или не воспринять. Но что тут можно проверить и оценить?

Никита А. Ольхов

 

Русский язык — сложный, живой язык, и, видимо, не всем людям дается, даже русским. Многое зависит от учителя в школе, обучиться русскому как английскому без преподавателя практически невозможно. Русская классическая литература тоже сама по себе является образованием, и не каждый может осилить эту громадину. Вы посмотрите, даже наши бывшие республики отказываются от русского образования, а процесс его облегчения приводит к деградации.

Николай Александрович Черных

 

А чему тут удивляться? Это все в духе общемировой тенденции к уничтожению грамотного поголовья. Дебилизация, знаете ли. Она успешно прошла в США, в Европе. Японцы упорно сопротивлялись, но их накрыли экономическим кризисом, чтобы не дергались. Всё. Деиндустриализация, деградация и дебилизация. Новая эпоха водколея: «движение трех “де”». Заметьте: идет тенденция на уничтожение среднего класса и технической интеллигенции (пролетариев умственного труда). Но об этом еще К. С. Льюис писал полвека назад в эссе «Человек отменяется». А общество будущего — это 1% элиты и 99% быдла, подсаженного на порнуху, ТВ, наркотики и ночные клубы. А в перспективе — вымирание 75% населения Земли. Новые «темные века» настают...

Игорь Александрович Нефедоров

 

На форуме прозвучала мысль, что министр не идиот. Когда вводили ЕГЭ, вся высшая школа была против (и аргументы были приведены). Когда высшую школу переводили на бакалавры-магистры, все ректоры были против (и аргументы были весомые). И что? Нет, министры не идиоты, и последствия своих решений они прекрасно осознают. Значит, есть какой-то рациональный расчет. Здесь прозвучала мысль, что это такая глобальная теория заговора неких инфернальных сил. Не уверен. Но цель должна быть. А какая? Полагаю, тут есть общий тренд. Переформатировать систему образования в том смысле, чтобы снизить нагрузку на бюджет. Создается впечатление, что государство стремительно выскальзывает из всей системы социальных обязательств (пенсии, медицина, образование). Это, видимо, непосильные для бюджета сферы. Государство с помощью налогов должно содержать бюрократов (не слышал, чтобы у этого сословия были проблемы) и полицию с армией (чтобы не бунтовали). Всё. Остальные сферы воспринимаются как досадные траты.

Вызов, который стоял перед большевиками, вынудил их создать одну из самых мощных и эффективных систем образования. Перед нашей страной сейчас стоит один вызов — включение в мировую финансовую и торговую систему. Трудового и интеллектуального подвига для этого не требуется.

Система образования ориентируется на потребности общества. Человек с высококлассным базовым образованием на рынке труда не нужен. А для того чтобы торговать мобильниками, не нужны Толстой и Чехов.

Васильев Яков Юрьевич

 

А деградация уже наступила. В мою молодость дворовые хулиганы дразнили моего пса Дуката — Долларом; нынешние, вполне приличные мальчики не понимают, в чем подвох. Один, правда, вспомнил, что есть такое курево. О том, что дукат — это золотая монета, не знает никто. Мой сосед по парте, завзятый двоечник и подававший надежды тяжелоатлет, с интересом читал «Мертвые души», правда, относился к ним как к детективу. Увы, школа сейчас не является государственным приоритетом, большинство школ — муниципальные, то есть в нашем российском варианте ничьи и никому не нужные. В крупном городе еще есть какой-то смысл учиться — есть на кого равняться, а на уровне райцентра учиться смысла нет. Все местные буржуины в прошлом — алкаши и хулиганы. Надо быть совсем больным на голову, чтобы пять-шесть лет учиться и 4 тыс. рублей в месяц получать. «“На фиг, на фиг!” — кричали пьяные пионеры».

Павел Евгеньевич Романов

 

Прочитала статью, комментарии и расстроилась. Потом посмотрела сайты православных классических гимназий — и немного успокоилась. Вполне достойные учебные планы, хорошие преподаватели. И музыка есть (даже с элементами сольфеджио), и литература, и русский язык и т. д. Ученики успешно участвуют в олимпиадах, поступают в вузы. Для учеников устраиваются замечательные экскурсии (для мальчиков — даже на Афон), летние лагеря. Разумеется, есть и приличные «светские» школы. Ощущение безнадежности растворилось, особенно после того, как увидела на одном из сайтов лица выпускников гимназии. Замечательные дети.

Маша Суралмаша