Предвыборный отстрел

Геворг Мирзаян
доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ
6 апреля 2008, 00:00

Столкновение правительственных войск и оппозиционных шиитских группировок в Ираке продемонстрировало недееспособность правительства. После провинциальных выборов в стране может начаться гражданская война, и американцам придется разруливать ситуацию

В последнюю неделю марта Ирак вновь стал ареной масштабных боевых действий. Их жертвой пали по меньшей мере 300 человек. Несмотря на то что после вторжения США вооруженные столкновения и человеческие жертвы стали в Ираке почти нормой жизни, сражения такого масштаба все же редкость. Необычно и то, что в боях не принимали участия ни американцы, ни британцы. Это была чисто внутрииракская разборка: правительственная коалиция попыталась уничтожить своих главных конкурентов — «Армию Махди» под руководством радикального шиитского имама Муктады ас-Садра. Основной причиной для выступления правительственных войск стали приближающиеся провинциальные выборы, на которых лидер «Армии Махди» имеет шансы получить большинство голосов.

Бои проходили в основном в Басре и Багдаде и продолжались шесть дней (операция должна была победно завершиться на третий). В конце концов правительственные войска поняли, что не способны справиться с боевиками ас-Садра собственными силами, и были вынуждены попросить авиационной и артиллерийской поддержки у американцев и британцев. Но и это их не спасло. Бои закончились лишь после того, как Муктада ас-Садр призвал своих сторонников прекратить сопротивление и разойтись по домам.

Несмотря на победные реляции правительственных войск, подобное завершение операции скорее свидетельствует об их поражении. Причем не только военном. Проведенная операция уронила и без того невысокий среди иракских шиитов авторитет нынешнего правительства. Теперь шансы входящих в его состав партий на победу в грядущих выборах почти испарились.

Преждевременный экзамен

Начало боевых действий в Басре стало следствием принятого 19 марта иракскими властями решения (столь долго лоббируемого американцами) о проведении в Ираке провинциальных выборов. Большинство администраций южных шиитских провинций находится под контролем Высшего исламского совета Ирака (ВИСИ) — умеренной шиитской партии, входящей в правительственную коалицию. Однако опросы общественного мнения показывают, что в случае проведения демократических выборов власть в этих провинциях получат шиитские радикалы из «Армии Махди». Поэтому лидер ВИСИ Абдель-Азиз аль-Хаким уговорил своего союзника, премьер-министра Нури аль-Малики, нанести сокрушительный удар по позициям сторонников ас-Садра до проведения выборов.

Сделать это было несложно. До конца марта премьер-министр воздерживался от попыток силой подавить хозяйничающие на юге страны шиитские группировки лишь потому, что не был уверен в боеготовности иракских вооруженных сил. Однако аль-Хакиму удалось убедить аль-Малики в том, что обученная западными инструкторами иракская армия уже готова к ведению полномасштабных боевых действий без поддержки со стороны американских военных и что пора продемонстрировать это всему миру.

На решение о проведении операции повлияло и то, что с каждым днем позиции садристов в стране усиливались. Не распыляя свои силы и в целом соблюдая приказ ас-Садра об одностороннем прекращении огня, «Армия Махди» готовилась к финальному столкновению со сторонниками аль-Малики и аль-Хакима. Готовился и сам Муктада. Сейчас он находится в иранском городе Кум, центре религиозной жизни страны, где собирается принять сан аятоллы — высший сан в шиитском духовенстве. «Эта перспектива очень бодрит его противников, — говорит в интервью “Эксперту” директор Института Ближнего Востока Евгений Сатановский. — Ведь без этого сана Муктаду ас-Садра, невзирая на большое количество боевиков под его началом, нельзя было рассматривать как реального конкурента верховного лидера иракских шиитов аятоллы Али Систани». В этой связи лишь превентивное уничтожение «Армии Махди» силами иракской армии могло бы значительно ослабить новоявленного аятоллу.

Американцы не возражали, чтобы операцию проводили именно иракские солдаты. Накануне частичного вывода войск (в 2008 году США планируют вывести из Ирака 20 тыс. солдат) они хотели в боевых условиях опробовать иракские вооруженные силы.

Недооценили

Выбрав в качестве главной цели антисадристской операции Басру, Нури аль-Малики хотел не только разбить «Армию Махди», но и пополнить свой бюджет. Ведь Басра, второй по величине город Ирака и его морские ворота, — это территория, на которой обитают «различные шиитские вооруженные группировки и банды. Они занимаются контрабандой нефти, и правительство на этом теряет миллиарды долларов в год», — пояснил «Эксперту» научный сотрудник Американского института мира Пол Хьюз.

Британцы передали контроль над Басрой иракским властям в конце прошлого года, однако Багдад до сих пор не смог установить контроль над этим жизненно важным для Ирака городом. Посчитав, что пришла пора изменить положение, премьер-министр 25 марта двинул на Басру 30 тыс. солдат и полицейских. Операцию по взятию города, получившую название «Натиск рыцарей», планировалось завершить за три дня.

Вначале все шло по плану премьера. В Вашингтоне публично оценили его старания. «Я бы сказал, что это поворотный момент в истории свободного Ирака. До этого были и другие поворотные моменты, но этот им не уступает, — продекламировал Джордж Буш. — Решение ввести иракские войска в Басру говорит о настоящем лидерстве премьер-министра аль-Малики». Постоянные предложения сторонников ас-Садра прекратить огонь и сесть за стол переговоров лишь убеждали премьера в том, что положение «Армии Махди» критическое. «Мы продолжим операцию до конца. Никакого отступления, никаких разговоров, никаких сделок», — отвечал Нури аль-Малики на эти призывы. Премьер-министр лично прибыл в Басру наблюдать за ходом «натиска» и вложил в эту операцию весь свой небольшой политический капитал.

Как вскоре выяснилось, зря. Наступление правительственных войск в ряде районов захлебнулось. Ситуация осложнялась тем, что многие солдаты правительственных войск и полицейские не хотели воевать против садристов, более тысячи из них дезертировали. Очевидцы рассказывают, что около представительств «Армии Махди» выстраивались очереди иракских силовиков, сдававших свои автоматы и получавших взамен оливковую ветку и экземпляр Корана.

 pic_text1 Фото: AFP/East News
Фото: AFP/East News

Наскок вымуштрованных американскими инструкторами «рыцарей» был успешно отражен ополченцами армии ас-Садра. Боевики очевидно превосходили солдат по морально-боевым качествам, а иракская армия не могла компенсировать это преимуществом в тяжелом вооружении — у нее его просто не было. Американцы поставляют Ираку лишь стрелковое оружие, взрывчатку, средства связи и транспорт, справедливо опасаясь, что более серьезное вооружение — танки, ракеты, артиллерия, самолеты — может попасть в руки боевиков.

Кроме того, в ответ на операцию в Басре садристы подняли восстание в шиитских районах Багдада, нанеся несколько артиллерийских ударов даже по «Зеленой зоне». В этих условиях министр обороны Ирака Абдель Кадер Джассим Мухаммед был вынужден публично признать, что власти недооценили силу бойцов ас-Садра: «Мы считали, что это будет обычная операция, однако были удивлены уровнем сопротивления со стороны боевиков и вынуждены поменять тактику». Тогда Нури аль-Малики, поставив крест на попытках демонстрации самостоятельности иракской армии, попросил американцев и британцев нанести авиационные и артиллерийские удары по позициям боевиков. Но и это не помогло.

Великодушный Муктада

Операция в отдельно взятой Басре постепенно трансформировалась в общенациональное восстание, и правительство осознало наконец необходимость сесть за стол переговоров. Но подобная просьба о пощаде, выступи с ней Нури аль-Малики, после всех ранее сделанных заявлений стала бы концом его политической карьеры. Для выхода из этой сложной, если не сказать позорной для иракских властей ситуации делегация парламентариев вылетела в Кум, надеясь убедить ас-Садра в одностороннем порядке прекратить боевые действия. Не от хорошей жизни иракцам пришлось смириться с тем, что посредником на этих переговорах стал командующий иранскими диверсионными подразделениями «Кодс» (элитные части Корпуса стражей исламской революции) генерал Кассем Сулеймани. Тот самый человек, который руководит поставками иранского оружия шиитским боевикам в Ираке.

Его посредничество оказалось успешным, и Муктада ас-Садр пошел навстречу иракским властям. «Мы призываем к окончанию военного противостояния в Басре и других провинциях… во имя религии и сохранения жизней иракцев. Все, кто с этого момента будет применять оружие против правительственных войск, не имеют к нам никакого отношения», — заявил он 30 марта.

Ас-Садр так легко дал себя уговорить еще и потому, что в его первоначальные планы не входило втягивание своих партизанских формирований в полномасштабные военные действия. После начала наступления правительственных войск он даже не стал отменять свое августовское решение об одностороннем перемирии, позволив своим людям лишь «атаковать вражеские войска в качестве мер самообороны». По мнению многих аналитиков, ас-Садр хорошо понимал, что при затягивании операции и подключении американцев и британцев долго он тоже не продержится. «Нельзя сказать, что “Армия Махди” выигрывала бои. Скорее она их проигрывала не так быстро, как надеялся Нури аль-Малики, — считает научный сотрудник Американского института мира Джейсон Глак. — Боевики несли потери, и у них заканчивались боеприпасы. Муктада ас-Садр понимал, что не сможет выиграть битву против американцев и иракской армии».

Но ему это и не было нужно. Ас-Садр уже выжал максимум из этой заварухи и выиграл борьбу на дипломатическом фронте, сначала дискредитировав иракскую армию и правительство, а затем выступив в роли миротворца. По словам главного научного сотрудника ИМЭМО Георгия Мирского, «Муктада ас-Садр находится в выигрышной позиции и может позволить себе выступить в роли благоразумного, респектабельного человека, вождя всех шиитов. Он может дать понять, что он не бунтовщик, что он не против власти, а только против американцев».

Проигравший победитель

Ас-Садр так сформулировал призыв о прекращении огня, что смог сохранить лицо и в качестве военного лидера. «Муктада ас-Садр приказал своим бойцам уйти с улиц, но он ничего не говорил им о необходимости разоружения, — говорит Мустафа Алани, аналитик расположенного в Дубае Центра по исследованию стран Персидского залива. — Поэтому можно сказать, что он пошел на компромисс, а не потерпел поражение». Более того, продолжая операцию в Басре, Нури аль-Малики лишь помогает будущему аятолле очистить «Армию Махди» от нелояльных ас-Садру элементов — тех, кто, вопреки приказу своего лидера, не прекращает воевать против подразделений иракской армии. В итоге благодаря Нури аль-Малики к важнейшим октябрьским выборам Муктада ас-Садр подойдет в ранге национального героя, в сане аятоллы и с хорошо организованной боевой организацией за плечами.

Ситуация у аль-Малики намного хуже. Действия правительственной коалиции в Басре серьезно подмочили его репутацию в южных регионах Ирака накануне выборов. Особенно в глазах жителей Басры, серьезно пострадавшей от авиа- и артиллерийских ударов коалиционных войск. Многие горожане сравнивают нынешнюю операцию правительства против садристов с подавлением войсками Хусейна шиитского восстания в 1992 году. «Малики едва не уничтожил Басру, как когда-то сделал Саддам. В городе нет воды, нет электричества, главная торговая улица уничтожена, — приводит Financial Times слова одного из жителей Басры Акила аль-Идани. — Это так теперь принято бороться с преступностью?»

Провал «Натиска рыцарей» серьезно беспокоит и американское командование. Стало ясно, что одна из ключевых опор успешной политики Вашингтона в Ираке — перемирие между ас-Садром и аль-Малики — находится на грани краха. Жить этому перемирию осталось максимум полгода — до октябрьских выборов. Вне зависимости от их исхода проигравшая в шиитских провинциях сторона, вероятно, начнет боевые действия. И американцы, вопреки их желанию, будут втянуты в межшиитские разборки. Поэтому сейчас Пентагон, скорее всего, пересмотрит свое решение о частичном выводе войск, а командующий американским контингентом в Ираке генерал Дэвид Петреус постарается защитить эту позицию на слушаниях 8–9 апреля в демократическом конгрессе. Во всей этой истории американское командование радует лишь то, что британцы, их ключевые союзники в Ираке, уже поняли, что поспешили с решением о выводе войск. «Мы сохраним количество наших военнослужащих на нынешнем уровне — четыре тысячи человек — и будем в дальнейшем определяться по ситуации», — заявил министр обороны Великобритании Дес Браун. Учитывая, что ситуация в ближайшее время уж точно не улучшится, британскому контингенту придется остаться и наряду с американцами принять участие в гражданской войне, которая может разразиться после провинциальных выборов.