Республика лам

Политика
Москва, 06.04.2008
«Эксперт» №14 (603)
В Индии создана модель самоуправления, которая могла бы возникнуть в КНР в случае предоставления Тибету реальной автономии. Сегодня это никем не признанное государство без территории пытается заново выстраивать отношения как со своими подданными, так и с властями Индии и Китая

По моей просьбе Топдён Тинлей набирает несколько телефонных номеров, но все абоненты молчат. Накануне около ста молодых тибетцев в очередной раз попытались взять штурмом китайское посольство в Дели. Многие были арестованы индийской полицией.

«Вообще-то, я против любых насильственных акций. Проблемы должны решаться мирным путем», — Топдён работает в официальном тибетском культурном центре Tibet House и старается держаться миролюбивой линии далай-ламы. Tibet House сегодня выглядит настоящим островком спокойствия посреди бушующей тибетской диаспоры в Индии. На третьем этаже в библиотеке двое мужчин среднего возраста погружены в изучение рукописей на тибетском языке. На втором скучает смотрительница крошечного музея — судя по записям, здесь бывает не более двух-трех человек в день.

По официальным данным, за границами КНР проживает около 140 тыс. тибетцев, 100 тыс. из которых обосновались в Индии, где находится и официальная резиденция далай-ламы Дхармсала. Несмотря почти на полувековое изгнание, индийские тибетцы сумели сохранить культурную идентичность и даже выстроить модель государства — со своим парламентом, налогами, удостоверениями личности, правительством и премьером. Вероятно, это лучшее из всех видов государственного устройства, которое удавалось создать тибетцам за все время существования этого народа, но и оно сегодня сталкивается с серьезными проблемами.

Тибетцам в изгнании, так же как и их соотечественникам в самом Тибете, приходится искать компромисс между сохранением традиционных ценностей и необходимостью интеграции в более динамичную и современную окружающую культуру. Кроме того, возросшая политическая активность тибетцев постепенно превращается в проблему для индийских властей, обостряя и без того непростые отношения между Дели и Пекином.

Государственный строй

«Бюджет нашего государства очень большой, это много тысяч долларов», — депутат тибетского парламента Цэтэн Норбу важно кивает головой. В парламенте Норбу представляет непальских тибетцев, в Дели он прибыл для координации антикитайских протестов и демонстраций.

Парламент собирается всего два раза в году — в марте, когда утверждается бюджет на текущий год, и в сентябре — для обсуждения других вопросов. В другое время в Дхармсале остаются лишь 10 из 49 депутатов, которые получают зарплату, остальные занимаются собственными делами. Норбу, например, преподает в Тибетском университете Катманду.

Демократические преобразования в тибетской общине начались в 1996 году, когда впервые прошли прямые выборы парламента в изгнании. Изменилась и процедура формирования кабинета министров — все кандидатуры стали утверждаться депутатами. В 1997 году далай-лама предложил провести референдум об отношении к Китаю. До референдума, правда, дело так и не дошло, вопрос был урегулирован после опроса общественного мнения и единогласного решения тибетского парламента — вместо требования о полной независимости от КНР официальные представители тибетцев в изгнании начали добиваться предоставления широкой авто

Новости партнеров

«Эксперт»
№14 (603) 7 апреля 2008
Россия - НАТО
Содержание:
Трехсторонний компромисс

Небольшая уступка России по вопросу членства Украины и Грузии в НАТО свидетельствует о серьезном изменении баланса сил и интересов внутри западного сообщества. Но она отнюдь не гарантирует нам комфортных отношений с НАТО, США и ЕС в будущем

Обзор почты
Реклама