Общество проигравшихся банков

Сергей Сумленный
14 апреля 2008, 00:00

Мировой финансовый кризис существенно меняет структуру немецкого банковского сектора. Не многие общественные банки переживут кризис

Вековая вера немцев во всемогущество государственных организаций переживает в последние месяцы не лучшие времена. Кризис, охвативший мировую финансовую систему, больнее всего ударил не по частным немецким банкам, а по считавшимся оплотами стабильности и цитаделями осторожности полугосударственным земельным банкам и государственным федеральным кредитным организациям. Руководство именно этих финансовых структур показало рекордный уровень безответственности, а сами банки — столь же рекордный уровень убытков. Месяц за месяцем земельные банки шокируют общественность все новыми сообщениями о многомиллиардных списаниях. Между тем лихорадка кризиса может оказаться для банковского сектора ФРГ важным оздоровляющим фактором: наконец-то находящиеся в квазигосударственной собственности громоздкие и неэффективные земельные банки могут исчезнуть, уступив место более эффективным частным кредитным институтам.

Государственная дыра

Немецкая фаза мирового банковского кризиса, собственно, и началась с проблем именно государственного банка. Им стал банк средней руки IKB, специализировавшийся на выдаче кредитов среднему бизнесу под щадящие процентные ставки. Принадлежащий на 38% федеральному государственному банку KfW, а еще на 12% — государственному фонду поддержки промышленности, IKB, как оказалось, излишне увлекся созданием дочерних компаний, занимавшихся спекуляциями с американскими ипотечными бумагами. Убытки, вызванные «дочками» IKB — компаниями Rhineland Funding и Rhinebridge, составили, по последним данным, 8,5 млрд евро. Эта сумма может еще увеличиться — за последние месяцы руководство IKB неоднократно обнародовало все новые цифры своих убытков.

«Отрубание хвоста по частям», которое все последние месяцы практиковало руководство IKB, каждый раз сообщая о «последних» полутора-двух миллиардах убытков и немедленно получая от своего государственного акционера KfW очередной стабилизационный транш, стало ярким примером того, какой ворох финансовых проблем скрывают полубанкиры-получиновники, практикующие безоглядное вливание миллиардных сумм в безнадежно бездонные банки. Председатель комитета Христианско-демократического союза (ХДС) по поддержке среднего бизнеса Михаэль Фукс даже назвал такое поведение государственных банкиров финансовым грехопадением.

Неудивительно, что в прошлый понедельник глава KfW Ингрид Маттеус-Майер, не только сумевшая проглядеть кризис в своем ведомстве, но и умудрившаяся влить в безнадежный банк больше 7 млрд евро (еще миллиард выделил на стабилизацию IKB частный бизнес), ушла в отставку.

Кризис в головах

Между тем одиозная фигура Маттеус-Майер, входившей в правление KfW с 1996 года и возглавившей KfW в 2005 году, отлично иллюстрирует ситуацию, сложившуюся в управлении немецкими государственными и полугосударственными банковскими институтами. Управлявшая банковской группой с балансом 360 млрд евро Маттеус-Майер не имела вообще никакого экономического образования. Более того, опыта какой бы то ни было работы она тоже не имела, поскольку за всю свою жизнь успела поработать всего пару лет — после окончания университета судьей в городе Мюнстере. Уже в 1976 году Маттеус-Майер стала профессиональным политиком. С тех пор она успела поменять две партии (перейдя из СвДП в СДПГ), возглавить крупнейший государственный банк страны и довести его до самого большого кризиса за всю историю Германии.

История кризиса федерального государственного KfW как нельзя лучше отражает процессы, происходящие сегодня в немецких полугосударственных земельных банках. Эти финансовые организации, значительная часть долей которых принадлежит правительствам федеральных земель и в наблюдательных советах которых заседают мэры городов и министры земельных правительств, остаются на сегодня главными жертвами ипотечного кризиса. Спекуляции с американскими ипотечными бумагами долгое время оставались для этих банков одним из основных источников получения доходов. Так, по некоторым данным, саксонский Sachsen LB, уже переживший в ходе кризиса крах и поглощенный своим более успешным конкурентом LBBW, получал в последние годы до 80% прибыли благодаря операциям с высокорисковыми ипотечными бумагами. Именно земельные банки на протяжении последних месяцев чаще всего шокировали общественность все новыми сообщениями о своих убытках.

Лидером по количеству пущенных на ветер денег является на сегодня баварский банк Bayern LB — его убытки достигли 4,3 млрд евро, и они могут возрасти (поначалу было объявлено, что убытки Bayern LB составили 1,9 млрд евро). Убытки саксонского Sachsen LB достигли 2,8 млрд, а работающего в Северном Рейне–Вестфалии West LB — 1,6 млрд евро. Хотя значительная часть этих убытков покрывается земельными правительствами через финансовые вливания, ослабленный сектор земельных банков все больше склонен к консолидации. Собственно, первые шаги по консолидации рынка земельных банков начались еще до кризиса — в 2005 году земельный банк Баден-Вюртемберга LBBW приобрел 100% земельного банка Рейнланд-Пфальца LRP, а в марте прошлого года было объявлено о приобретении 98% земельного банка Берлина LBB союзом немецких сберкасс DSGV.

Поглотить всех

Успешно проглотивший LRP еще до кризиса, теперь, на фоне трудностей своих конкурентов, заигравшихся с американской ипотекой, баден-вюртембергский LBBW лишь продолжил экстенсивно расти. После того как Sachsen LB объявил о своих миллиардных убытках, правительство Саксонии не смогло отказать LBBW, готовому предоставить кризисному банку срочный стабилизационный кредит? и одобрило передачу проигравшегося Sachsen LB в руки баденских банкиров. Уже с 1 апреля этого года Sachsen LB влился в состав LBBW под названием Sachsen Bank. Вполне возможно, что расширение LBBW не закончится и на этом — на прошлой неделе руководство банка призналось, что всерьез рассматривает планы поглощения кризисного Bayern LB.

«Я думаю, в конце концов на рынке останется три-четыре крупных земельных банка, — говорит “Эксперту” Бернхард Геммель, специалист в области банковского регулирования компании Beiten Burkhardt. — Процесс консолидации земельных банков — это естественный процесс, он начался уже достаточно давно, а кризис только ускорил его. При этом я не думаю, что земельные банки полностью исчезнут. Общественные банки играют в экономике Германии важную роль. Существуют проекты, которые оптимально поддерживаются именно земельными банками, — это средние и мелкие проекты, которыми крупные частные банки заниматься не станут».

Глава LBBW Зигфрид Яшински настроен еще более боевито: «Возможно, через какое-то время на рынке останется единственный земельный банк, который станет этаким центральным банком системы сберегательных касс», — заявил Яшински в интервью еженедельнику WirtschaftsWoche. По его мнению, если другие земельные банки и останутся на плаву, то только как узкоспециализированные организации, работающие с конкретными проектами, например гамбургский HSH Nordbank, активно работающий на рынке кредитования судостроения.

Наднациональный контроль

Впрочем, возможные плюсы от консолидации немецких земельных банков не могут перевесить подспудное недовольство, существующее среди немецкого банковского сообщества. Банкирам не нравится, как надзорные финансовые органы выполняли свои функции в последние несколько лет. Именно поэтому глава Deutsche Bank и председатель всемирного союза банков IIF Йозеф Акерманн на прошедшей в четверг во Франкфурте конференции IIF призвал банки к созданию полномочной рабочей группы, в задачи которой должен войти мониторинг мировой банковской системы. «Эта группа могла бы своевременно информировать участников о возможных опасностях развития рынка и о появлении системных рисков», — заявил Акерманн.

Поскольку национальным контрольным органам все труднее отслеживать ситуацию на мировых финансовых рынках, все больше экспертов склоняется к необходимости создания наднациональных контрольных служб. «Создание общеевропейского надзорного финансового органа, особенно наблюдающего за крупными финансовыми институтами, действующими трансгранично, положительно сказалось бы на конкурентоспособности европейских банков на мировой арене. Такая европеизация финансового контроля повысила бы финансовую стабильность и облегчила бы интеграцию европейских финансовых рынков. Банки могли бы сэкономить деньги благодаря более эффективным структурам контроля, а голос Европы в мировой финансовой дипломатии стал бы более весомым», — поделился с «Экспертом» своим мнением аналитик Deutsche Bank Research Бернхард Шпайер.

Усиление роли государственных контрольных органов, пусть и в виде наднациональных общеевропейских структур, может стать для немецких властей пряником, способным подсластить горькую пилюлю неизбежного сокращения числа принадлежащих государству игроков на банковском рынке. Уменьшение числа земельных банков и сужение сферы их деятельности будет компенсировано более широким контролем за деятельностью частных банков. При том что на фоне мирового финансового кризиса частные банки готовы пойти на создание таких контролирующих органов, а государство вынуждено признать неэффективность большинства земельных банков, похоже, что такой обмен устроит всех игроков немецкого банковского рынка.

Франкфурт-на-Майне