С государственным размахом

Алексей Ходырев
21 апреля 2008, 00:00

Заинтересованность государства в масштабных проектах изменит структуру рынка информационных технологий. У крупных игроков есть все, чтобы упрочить свои позиции

Российский рынок информационных технологий в 2007 году совершил уверенный рывок: совокупная выручка ИТ-компаний — участников рейтинга составила почти 350 млрд рублей, что на 43% больше, чем в 2006 году (см. график 1). И с точки зрения динамики, и с позиции количественных показателей был установлен абсолютный рекорд за всю историю наших исследований: ранее самым успешным периодом для ИТ-сообщества были 2003-й и 2004 годы, когда прирост совокупного объема реализации составлял 37,5 и 32% соответственно (потом в течение двух лет этот показатель был на уровне 28%).

Впрочем, столь существенный рост совокупной выручки, на наш взгляд, не в полной мере отражает темпы развития рынка. Более репрезентативным можно считать «очищенный» от дистрибуции и перепродажи показатель прироста выручки российских компаний — участников рейтинга. По итогам 2007 года он составил 26,2%, а годом ранее был зафиксирован на уровне 29,6%.

Крупные для крупных

Так или иначе, темпы роста по-прежнему высоки. Но пришло ли время бить в литавры? Результаты рейтинга и мнения руководителей компаний-лидеров однозначно указывают на увеличивающуюся роль масштабных проектов. «Все реже клиенты нуждаются просто в покупке какого-либо конкретного оборудования: большинство проектов связано с разработкой комплексных решений», — отмечает генеральный директор компании «Ай-Теко» Виталий Подшивалов. «Уже никого не интересует просто “железо”», — соглашается первый вице-президент компании R-Style Александр Киреев. К слову сказать, суммарная выручка участников рейтинга в сегменте «дистрибуция» выросла всего на 14% (см. график 2).

Повышение спроса на масштабные ИТ-проекты отмечалось еще во время прошлогоднего исследования (см. «Эксперт» №16 от 23 апреля 2007 года, "В погоне за потенциалом"). Минувший же год красноречиво показал, какие участники способны не только прочувствовать конъюнктуру, но и грамотно воспользоваться ситуацией. В первую очередь это крупные диверсифицированные холдинги, умеющие не только торговать, но и оказывать, скажем так, более интеллектуальные услуги. Сергей Мацоцкий, генеральный директор IBS, отмечая ярко проявившуюся в 2007 году тенденцию к консолидации в отрасли, поясняет: «ИТ-бизнес предельно чувствителен к размерам, так как построен на командах людей, их компетенции и опыте».

Основным двигателем рынка продолжает оставаться государство — заказы госструктур уже не первый год обеспечивают около 25% выручки участников рейтинга. При этом относительное затишье в 2006 году сменилось значительным ростом заказов в 2007-м. Говорит президент Национальной компьютерной корпорации (НКК) Александр Калинин: «Ушедший год проходил под знаком грядущих парламентских и президентских выборов. Видимо, поэтому объявленные ранее нацпроекты в свою активную стадию вошли лишь в 2007 году. Мы это почувствовали на изменении структуры доходов наших компаний. Так, у “Аквариуса” в прошлом году произошел значительный рост поставок решений в сферу образования и здравоохранения».

По мнению Александра Калинина, чья компания лидирует в нашем рейтинге, крупным заказчикам, и государству в том числе, нужны столь же крупные подрядчики. «Заказчик осознал, что реальную отдачу от информатизации можно получить лишь в случае следования единой ИТ-стратегии. А если вокруг него находится множество мелких фирм, работающих разрозненно, хороших результатов от таких проектов ждать не приходится. Поэтому мы уже наблюдаем процессы консолидации рынка, которые и продолжатся в ближайшие годы. Ландшафт ИТ-рынка изменится. В каждом сегменте останется пятерка-десятка крупнейших игроков и с большим отрывом пойдет второй эшелон ИТ-компаний».

В первой десятке лидеров нынешнего рейтинга наибольший прирост выручки у группы компаний «Компьюлинк»: учтенный объем реализации вырос почти на 300%. Столь резкий взлет, по словам президента ГК «Компьюлинк» Михаила Ляща, обусловлен в первую очередь крупномасштабными проектами, в том числе интеграционными: «Особенно динамичным рост был в таких сегментах отечественной экономики, как телекоммуникации и связь, финансовые и профессиональные услуги, нефтегазовая промышленность, дистрибуция и потребительские товары». В числе крупных проектов, работы по которым завершены или ведутся, Михаил Лящ отмечает Федеральную таможенную службу, Федеральный центр информатизации при Центризбиркоме, органы ЗАГС субъектов РФ, «Ростелеком», МТС, «Газпром», ряд предприятий Сибур-холдинга и ТНК-ВР, торговую сеть «Техносила» (проект в «Техносиле» включен в библиотеку «Успешные ИТ-кейсы» «Эксперт РА») и др.

Второй фактор роста для «Компьюлинка» (характерный также для других крупных игроков и увеличивший свою значимость в последние годы) — это M&A-активность, которая заключается в приобретении сильных нишевых игроков ИТ-рынка, и последующее развитие синергии и комплексной работы с клиентами. По словам Михаила Ляща, за 2006–2007 годы группа совершила ряд удачных стратегических сделок. Это приобретение разработчика ПО для финансового и телекоммуникационного сектора — компании «Кворум», а также специализирующейся на обучении ИТ компании REDLAB/REDCENTER. Помимо этого была основана компания Milestone в области управленческого консалтинга.

Тревожный сигнал

В ходе исследования мы выявили феномен, объяснение которого не может не вызывать тревоги у участников ИТ-рынка.

Наибольший рост объемов реализации зафиксирован в сфере поставок программного обеспечения и оборудования в рамках интеграционных проектов: выручка компаний — участников рынка в этом сегменте выросла аж на 93%. По логике, феноменальные показатели поставок должны обеспечить похожую динамику и в секторе ИТ-услуг (консалтинг, интеграция, услуги поддержки, в том числе по схеме аутсорсинга, обучение и сертификация). Ведь кто-то же должен закупаемое оборудование установить, конфигурации программ доработать, интеграцию с многочисленными уже существующими системами осуществить и тому подобное. К примеру, известно, что при составлении сметы на внедрение ERP-систем мирового лидера SAP клиенты относят примерно 50% бюджета к расходам на услуги, остальные 50% — к покупке ПО и «железа». А в интеграционных проектах, связанных с внедрением систем на базе «1С: УПП», затраты на ИТ-услуги: консалтинг, доработку конфигураций, обучение пользователей — чаще всего в разы превышают стоимость лицензий и затрат на обновление компьютерного парка.

Однако, если судить по показателям, присланным компаниями — участниками рейтинга, темпы роста сферы ИТ-услуг куда ниже, чем скорость прироста поставок в рамках интеграционных процессов. Так, совокупная выручка компаний от оказания ИТ-услуг увеличилась на 30%. Отдавая себе отчет в том, что установить конкретные показатели корреляции между этими двумя сегментами в структуре выручки компаний невозможно, возьмем на себя смелость утверждать, что взаимосвязь показателей существует. А раз так, то чем можно объяснить столь существенное их расхождение?

Первая гипотеза связана с изменением кадровой ситуации в отрасли. Виталий Подшивалов: «Наша компетенция как экспертов и опыт в управлении проектами год от года, безусловно, растут. Однако ту же самую тенденцию мы замечаем и у заказчиков. Все реже со стороны клиента выступают сотрудники, которые контролируют лишь финансовые вопросы, — мы работаем с отличными менеджерами». Рынку известно немало случаев, когда укрепление кадрового потенциала промышленных, торговых, финансовых и других компаний происходило за счет людей, ранее занятых в интеграционных проектах. Довольно часто после успешно реализованных проектов компания-заказчик любезно принимает наиболее ярких-трудоспособных-перспективных в свой штат. Таким образом, та часть пирога, на которую потенциально претендовала ИТ-компания, курируется уже собственными ИТ-департаментами заказчиков.

Впрочем, изложенную гипотезу вряд ли стоит считать основным объяснением выявленного нами расхождения. Ведь когда персонал переходит из ИТ-компании в компанию клиента, это связано чаще всего с расширением спектра задач по автоматизации, и выполнять все своими силами не только нелогично, но зачастую и попросту невозможно. Выходит, что законный заработок у ИТ-компаний никто не отнимает.

Напрашивается еще одно объяснение: качественно изменились и запросы клиентов ИТ-компаний. Если говорить о бизнес-структурах, то можно утверждать, что большинство крупнейших компаний в России уже наладили управленческий учет. Рассуждая о главных тенденциях 2007 года, Тагир Яппаров, председатель совета директоров ГК «АйТи», отмечает, что для большинства крупных организаций характерен переход от строительства ИТ-инфраструктуры к поддержке и развитию информационных систем. О том, как это влияет на доходы ИТ-компаний, можно узнать благодаря проекту «Эксперт РА» «Успешные ИТ-кейсы». В частности, если судить по опубликованным анкетам участников проекта, становится очевидно, что затраты на поддержание работы внедренных бизнес-приложений ниже, чем расходы на внедрение.

Что же касается госструктур, то низкий уровень автоматизации большинства учреждений как раз и создает почву для роста поставок ПО и hardware. К слову, в опубликованном в этом году отчете экспертов ООН об электронных правительствах («United Nations e-Government Survey 2008: From e-Government to Connected Governance») Россия находится на 60-м месте в рэнкинге индексов готовности стран — членов ООН к электронному управлению.

Наконец, объяснением того, почему ИТ-услуги по темпам роста отстают от поставок, может быть приватное признание одного из участников рынка: подавляющее большинство ИТ-компаний непубличны, а раз так, то почему бы не завысить в анкете показатель выручки от продаж? С тем, что прозрачность рынка информационных технологий оставляет желать лучшего, нельзя не согласиться. Лишь ряд участников: IBS, «Компьюлинк», «Сибинтек», ФОРС — Центр разработки, НЭТА, «РТСофт», «Парма-Телеком», «Беркут», «Арктика», «МЦФЭР-консалтинг» — подтвердили данные финансовой отчетностью.

Код доступа

Среди особенно позитивных тенденций 2007 года — успехи компаний, специализирующихся на разработке программного обеспечения. Совокупная выручка компаний-участников в этом сегменте выросла на 46%, и, судя по масштабным госпроектам, это далеко не предел. Пока же более чем вдвое увеличились доходы у «Лаборатории Касперского», больше чем на половину — у ГК R-Style и ГК «Армада».

На руку разработчикам оказалось пресловутое «дело Поносова», ускорившее переход российского бизнеса и государственных организаций на лицензионное ПО, а также амбициозная задача по созданию свободного ПО с открытым исходным кодом. В нынешнем году дополнительный импульс развитию разработчиков и продавцов ПО придаст отмена с 1 января 2008 года НДС на программное обеспечение.

Объем разработки ПО «рос, растет и расти будет», убежден Александр Киреев. «В мире растет потребление программного обеспечения. И не последнюю роль тут играет ставшая более открытой в последнее время политика крупных производителей ПО, предоставляющих свои платформы для создания программных продуктов по отношению к партнерам-разработчикам», — поясняет он.Георгий Генс, президент ГК ЛАНИТ, отмечает две ключевые тенденции для разработчиков — это рост внимания к вопросам соблюдения авторских прав, а также к теме свободного ПО. «В 2007 году Министерство информационных технологий и связи РФ проявило интерес к теме свободного программного обеспечения и открытых стандартов в ИТ. Был выбран поставщик свободного пакета программ для школ. Тем самым обозначена тенденция к уменьшению зависимости государства от поставщиков лицензируемого ПО и к стимулированию государством разработки свободных программ», — отмечает Георгий Генс. Надо сказать, некоторые ИТ-компании уже основательно подготовились к тому, чтобы пожинать плоды этих инициатив.По словам Алексея Кузовкина, генерального директора ГК «Армада», в прошлом году эта группа компаний начала реализацию масштабного проекта по разработке свободного ПО на базе Linux в российских общеобразовательных учреждениях: «Нами были подготовлены дистрибутивы операционной системы и прикладных программ. В 2008 году мы проведем апробацию софта в тысяче с лишним школ Татарстана, Томской области и Пермского края. На 2009 год запланировано внедрение пакета свободного программного обеспечения более чем в 60 тысячах образовательных учреждений по всей стране. Это поможет ежегодно экономить на оплате лицензий за пользование проприетарными программами около одного миллиарда рублей».Какими на деле окажутся перспективы свободного ПО, покажет время. Другое дело, что уже сейчас вовсю разворачивается поставка лицензионного программного обеспечения для школ. По утверждению Михаила Ляща, на сегодняшний день «Компьюлинк» обеспечила школы страны лицензионными программными продуктами, а дальнейшие работы компании в этом направлении связаны с решением вопросов образовательных учреждений по использованию Базового пакета программного обеспечения и предоставлением школам обновленных версий ПО до конца 2009 года. С этой целью запущен информационный портал проекта — «Первая ПОмощь 1.0» и колл-центр единой службы поддержки. 

Опасная простота

Наименее «интеллектуальный» сегмент рынка — дистрибуция — развивался в 2007 году медленнее большинства направлений: прирост выручки участников рейтинга от этого вида деятельности составил 14%. Весьма показательны результаты компаний — участников рейтинга, доля выручки от дистрибуции в которых выше 50%: по темпам роста суммарной выручки такие игроки, как правило, отстают от более диверсифицированных компаний. При этом, как уже говорилось выше, поставки ПО и оборудования в рамках интеграционных проектов оказались, напротив, лидерами роста. Такой результат лишний раз свидетельствует об увеличении значимости для отрасли масштабных проектов, выполнять которые под силу крупным компаниям. Да, пока что зарабатывать на перепродаже «железа» способны многие компании, однако в будущем ситуация может измениться. Александр Калинин указывает на то, что многие иностранные производители сейчас переходят к поставкам в Россию на условиях DDP и DDU (то есть «до места назначения с оплаченной или неоплаченной пошлиной»). В скором времени это может сократить число дистрибуторов.

«Акцент в функционале дистрибуторов должен будет сместиться с логистической составляющей на иные ценности для канала сбыта, — говорит Калинин. — И количество дистрибуторов должно уменьшиться. Те же компании, которые в своей стратегии ориентировались на всевозможные value, на работу с региональными партнерами, на предоставление всем контрагентам максимально удобных условий работы — от создания региональных офисов и складов, консультаций со стороны высококлассных технических специалистов до помощи в тестировании решений (так как не каждая компания имеет возможность в своих лабораториях провести экспертизу проекта и его тестирование), — эти дистрибуторы станут лидерами».

Аутсорсинг как точка роста

Многие представители крупных диверсифицированных ИТ-компаний указывают на все возрастающую значимость сектора ИТ-услуг, обеспечивающего сейчас более трети выручки участников рейтинга (см. график 3). По оценке Тагира Яппарова, в обороте крупных системных интеграторов, ориентированных на развитие сервисного бизнеса, а не на поставки, доля выручки от услуг уже приближается к 50% или даже превышает половину (у ГК «АйТи» — 56%). Одним из наиболее важных факторов, обеспечивающих рост ИТ-услуг, большинство опрошенных «Экспертом» руководителей компаний считают аутсорсинг бизнес-процессов: требования к квалификации ИТ-специалистов настолько выросли, что компаниям зачастую уже невыгодно вести все необходимые ИТ-процессы самостоятельно (например, поддержку пользователей и ИТ-инфраструктуры). Председатель совета директоров ГК «Оптима» Андрей Шандалов также отмечает увеличение спроса на ИТ-аутсорсинг: «Многие компании последовали западной тенденции, передавая все функции как по внедрению, так и по эксплуатации бизнес-приложений сторонним компаниям. Лидирует здесь банковский сектор, бурное развитие которого за последние несколько лет сделало актуальной для его игроков задачу замены основных бизнес-приложений. Причем подчас заказчики заинтересованы не только в интеграции, но и в последующем переводе на аутсорсинг многих вспомогательных бизнес-процессов». Кстати, о том, что финансовые структуры могут играть роль первой скрипки для ИТ-компаний, красноречиво свидетельствует такой показатель: по доле в общей выручке участников рейтинга финансовый сектор уступает только госструктурам (см. график 4).

Несмотря на отмеченные преимущества аутсорсинга, развитие этой схемы имеет свои ограничители роста. Прежде всего это уже ставшая притчей во языцех нехватка квалифицированного персонала и ограниченность финансовых ресурсов ИТ-компаний. «В аутсорсинговых проектах на первом этапе инвестирует компания-аутсорсер, в том числе в людей, она берет на себя первые расходы, — говорит Тагир Яппаров. — В этой модели выход на окупаемость наступает с третьего-четвертого года при условии, что контракт заключается на десять лет. Поэтому такие контракты требуют наличия серьезного капитала у аутсорсера. Российские ИТ-компании еще не имеют свободного капитала, достаточного для развития серьезной аутсорсинговой практики. Часть бизнес-моделей, работающих в мире, нам пока объективно недоступна, российские ИТ-компании просто не отрабатывают потребности рынка, нам не хватает масштаба, ресурсов. Возможно, привлечение средств на финансовом рынке поможет решить проблему».

Для решения еще одной проблемы — кадровой — ИТ-компании расширяют сотрудничество с вузами и открывают собственные центры обучения. Например, IBS открыла магистратуру в МФТИ, «Компьюлинк» заключила соглашение с факультетом вычислительной математики и кибернетики МГУ о старте новой образовательной программы подготовки и переподготовки ИТ-специалистов, «АйТи» открывает кафедры совместно с техническими вузами, организует стажировки студентов и стремится активно расти в этом направлении и за пределами Москвы — в этом году планируется открытие ресурсных центров компании на Урале и на Юге России.

Подобные инициативы, безусловно, важны для отрасли, но ликвидировать острый кадровый голод на ИТ-рынке не удастся без вмешательства государства — проблема слишком серьезна. О ее масштабе говорит Борис Бобровников, генеральный директор компании КРОК: «Постоянный рост отрасли требует 200 тысяч новых специалистов ежегодно, а вузы дают только 40 тысяч».