Требуется государство постмодерна

Михаил Чернов
19 мая 2008, 00:00

Кризис еврейской государственности заставляет искать новые возможности взаимодействия между разными народами, проживающими на одной земле

Израилю исполнилось шестьдесят лет. За более чем полувековую историю новое еврейское государство никогда не было столь успешно и богато, как сегодня, и в то же время никогда не стояло на пороге столь масштабного кризиса.

Давление со стороны арабского и мусульманского мира усиливается, военно-технологический разрыв стремительно сокращается. Растут боевая выучка и профессионализм потенциального противника. Во время последней Ливанской войны боевики шиитской «Хезболлы» не совершили ни одного традиционного для этой организации теракта-самоубийства и действовали в условиях боя как дисциплинированный спецназ.

Идея раздела территории на еврейское и арабское государства бесперспективна. Экономика Палестинской автономии целиком и полностью зависит от Израиля. Еврейское государство поставляет палестинцам электроэнергию, обеспечивает водой и топливом, является основным рынком сбыта для палестинских товаров и каналом для их экспорта за рубеж. Израильские арабы и палестинцы не видят своей жизни вне современной израильской экономики, и в то же время они не хотят быть «людьми второго сорта».

О возможных альтернативных путях разрешения конфликта и перспективах еврейского государства корреспондент «Эксперта» побеседовал с израильским политическим активистом, раввином Менахемом Фруманом, известным своими необычными взглядами.

— Официальный Иерусалим с одобрения Вашингтона взял курс на раздел занимаемых Израилем территорий — бывшей британской подмандатной Палестины — на два государства, еврейское и арабское. Как вы относитесь к такому варианту разрешения израильско-палестинского конфликта?

— Я выступаю не за размежевание, курс на которое проводит нынешнее правительство, а за создание двух государств на одной территории. Идея национального государства себя исчерпала. Нравится это кому-то или нет, но такова общемировая тенденция. Однонациональных государств в мире практически не осталось. Так что в современных условиях идея национального государства не очень хороша.

— Как это может выглядеть на практике, не является ли такая идея утопией?

— Еще сто—сто пятьдесят лет назад утопией было создание самого еврейского государства. И ничего, мы создали свое, еврейское государство. Мир быстро меняется, меняются и формы государственного устройства. Конкретные формы нового государственного устройства — предмет переговоров и консультаций.

У меня были хорошие, близкие отношения с Ясиром Арафатом, я поддерживаю контакты с «Хамасом», участвую в общих мероприятиях с израильскими арабами. Совершенно очевидно, что евреи должны жить на всей территории земли Израиля, ни один город или поселение не должно быть оставлено, я выступал и против вывода наших поселков из Газы.

На этой земле живут два народа. Арабы также должны иметь нормальные условия существования на всей территории земли Израиля или Палестины, если хотите. Надо вести речь о двух взаимопроникающих друг в друга государствах, Израиле и Палестине, на одной земле.

— Но ведь декларируемые цели исламистов «Хамаса» — сбросить евреев в море. Аналогичных позиций в выступлениях «для своих» придерживаются и представители правящего в арабских районах Иудеи и Самарии «Фатха», возглавляемого Махмудом Аббасом. Разве можно вести с ними переговоры в рамках изложенной вами концепции?

— Палестинцы ведут диалог и выдвигают требования раздела земли на два государства или уничтожения Израиля, поскольку их заставляют говорить в русле западной политической культуры, по западным политическим лекалам, в контексте западных ценностей. Их окружает мир пиара, с декларируемой системой международного права. А ведь вся система международного права построена на принципах национальной государственности. Поэтому они и говорят о праве наций на самоопределение, территориальной целостности будущего палестинского государства, оккупации и так далее. «Территории в обмен на мир», нерешенная проблема Иерусалима, разделение страны стенами — это неверное решение. Если болит сердце, не ходят к дантисту.

Мы должны начать говорить на их языке — на языке, на котором общается наш «враг». В нынешней ситуации нет разницы между правыми и левыми, между Нетаньяху и Бараком — они все западные люди, у них западное мышление. Поэтому в контексте израильско-палестинского, еврейско-мусульманского урегулирования нет разницы, кто из них придет к власти. Но в другом — в близком восточной культуре ценностном режиме — они вполне могут понять и принять, что жизнь евреев на Святой земле, здесь на поселениях, — это вовсе не способ их оккупировать.

Необходимо выходить на новые формулы урегулирования отношений — менее политические и более духовные. Я живу на этой земле не для того, чтобы ее оккупировать, а потому что ее люблю. Поселенческая деятельность — это шаг к простоте, возвращение к небу и земле. Есть вещи и документы, которые мы могли бы подписать вместе — евреи и арабы. Я встречался еще с шейхом Ахмедом Ясином, и мы говорили, например, о том, что верховная власть на Святой земле принадлежит Всевышнему. Можно, думаю, таким же образом говорить и о статусе Иерусалима. Почему бы Иерусалиму не дать статус столицы мира?

— То есть вы считаете, что необходимо уйти от чисто территориальной проблематики?

— Безусловно. Я многие годы чувствовал, что израильско-палестинский конфликт — это конфликт не только из-за территории. Это гораздо более широкая проблема, связанная с отношениями между западным и мусульманским миром. Еще задолго до уничтожения башен-близнецов в США я говорил, что будет осуществлен теракт против них, и они были взорваны.

Я ни в коем случае не пророк и не обладаю даром предвидения. Просто нужно понимать мусульманский мир. Лучше бы представители внешнеполитической администрации США взяли годик отпуска, посидели поучили бы Коран и Хадисы вместе с шейхами, как это делал я много лет. Чтобы добиться мира, необходимо понять мусульман. Ислам — духовная империя, и там есть что изучать.

Арабы считают, что США послали евреев на Ближний Восток и основали Израиль для того, чтобы построить здесь витрину западного общества, чтобы показать арабам в центре мусульманского мира, какие они якобы никчемные и примитивные. На Святой земле нет мира, потому что Запад не уважает Восток и мусульманский мир. Надо начать уважать ислам и восточную культуру. Заносчивость, высокомерие, надменность американцев, как, впрочем, и многих евреев, для меня неприемлемы так же, как и для мусульман.

Мусульмане всегда меня принимали — при том, что они прекрасно знают, что я один из основателей поселенческого движения «Гуш Эмуним» в Израиле. Они просто чувствуют, что я к ним отношусь серьезно. Израильтяне и палестинцы — маленькие народы, но у нас одна задача — создать мост между западной и исламской культурой.

Нынешний формат ближневосточного урегулирования — путем раздела земли и двух народов, на ней проживающих, — не работает.

— Так с чего надо начинать в сегодняшних условиях, когда и израильская политическая элита, и американская, и палестинская упорно настаивают на отделении от Израиля «палестинских территорий» и на создании арабского государства?

— По крайней мере необходимо максимальное вовлечение России в процесс мирного урегулирования на Ближнем Востоке. То, что одни США правят миром, очень плохо. Не должно быть никакого нового Pax Romana. Согласно еврейской традиции не может быть одного судьи, всегда должно быть как минимум двое. Я надеюсь, что российские связи с Египтом и другими арабскими странами будут способствовать решению палестино-израильской проблемы.

Предложенная российским руководством мирная конференция по Ближнему Востоку с участием всех сил, включая «Хамас», — очень важный шаг. Именно «Хамас» превратился в ключ к миру в регионе. Американцы, конечно, будут кричать и возмущаться по поводу участия России в ближневосточном урегулировании, но потом они еще скажут Москве спасибо за проделанную работу.