Синема-верите

Культура
Москва, 02.06.2008
«Эксперт» №22 (611)
Итоги Каннского фестиваля-2008 убеждают: если главный киносмотр мира пока не превратился в смотр документального кино, то дело к тому идет

Каннский фестиваль отличается от других не менее почтенных кинофорумов отнюдь не количеством звезд или громких премьер, а только тем, что и первичная селекция, и вердикт жюри, как правило, отражают некую новейшую тенденцию и задают моду на грядущий сезон. Программа Канн-2008 поначалу казалась настолько спорной и неровной, что обнаружить тенденцию никак не удавалось.

В поисках интриги

Неужто все нововведения сводятся к латиноамериканскому вектору, столь обильно представленному в конкурсе? Чуткое жюри наградило малыми «Золотыми пальмами» представителей Южной Америки: малоизвестную театральную актрису из Бразилии Сандру Корвелони, сыгравшую в социальной драме Уолтера Саллеса и Даниэлы Томас «Штрафная линия» современную мамашу Кураж, и знаменитого пуэрториканца Бенисио дель Торо, воплотившего в монументальном пятичасовом эпосе Стивена Содерберга «Че» образ легендарного Эрнесто Гевары. Но, откровенно говоря, неизвестным исполнителям на фестивалях призы дают регулярно, а о таланте дель Торо (даром он, что ли, лауреат Берлина и «Оскара»?), как и о способностях Содерберга, открытого именно в Каннах, всему миру давным-давно известно. На новацию не тянет.

Другая тенденция — концептуальная геронтофилия. Хороший немецкий режиссер Андреас Дрезен показал в программе «Особый взгляд» откровенную эротическую драму о муже, жене и ее любовнике «На седьмом небе», где всем участникам треугольника было от 65 до 78 лет. Отличное кино, но горизонтов не раздвинуло: кто ж сомневался, что «и пожилые любить умеют», особенно в нынешней Европе, население которой стремительно стареет. На следующий день в главном зале «Люмьер» чествовали старейшего из активных режиссеров мира — великого португальца Мануэля де Оливейру, которому в декабре стукнет сто лет. Оливейра не выдуманный персонаж трогательной мелодрамы, а реальное лицо, но ведь его феномен уникален, тенденцией тут не пахнет. А для искусства чествование классиков — путь тупиковый. Пока тот же Оливейра ежегодно выдает по отменному фильму, какой-нибудь Вим Вендерс (всего 62 года, мальчишка!) снимает настолько старческое кино, что даже фестивальной публике не хватает терпения вежливо досмотреть его до конца. На вендерсовских «Съемках в Палермо» зал топал ногами и хохотал, а на финальном титре «Посвящается Ингмару и Микеланджело» раздался громкий дружный свист.

Суперстары

Не обижая тех, кому за семьдесят, кинематограф все-таки должен двигаться дальше. Борьбе с геронтократией был посвящен самый изобретательный, смешной и живой фильм конкурса «Il Divo» итальянца Паоло Соррентино, получивший сразу две награды: приз жюри и диплом Высшей технической комиссии «За идеальную гармонию между изображением и звуком». Подзаголовок картины «Поразительная жизнь Джулио Андреотти»; в центре внимания не столько биография, сколько личность семикратного премьер-министра Италии, ныне пожизненного сенатора, чьи связи с мафией не смог пока, несмотря на все старания, доказать ни один суд. Адекватным переводом заголовка могло бы стать слово «суперстар

У партнеров

    «Эксперт»
    №22 (611) 2 июня 2008
    Финансы
    Содержание:
    Опираясь на воздух

    Российские банки привлекают короткие пассивы и выдают длинные кредиты. Предприятия привлекают эти кредиты и финансируют еще более длительные инвестпроекты. Единственное, что могут предложить в этой ситуации финансовые власти, — охлаждение кредитной активности банков

    Обзор почты
    На улице Правды
    Реклама