Не дуйте на воду, дайте закипеть

По уровню реального ВВП Россия достигла лишь уровня 1990 года. Мы не просто можем, но и должны расти по 7–10% в год в течение ближайших пятнадцати лет. Если только борьба с инфляцией перестанет быть главным и единственным приоритетом в экономической политике

В начале мая новое правительство России объявило о своих приоритетах на ближайшие три года. Из всего обилия цифр мне больше всего запомнились две — обеспечить ежегодный рост ВВП на 6,5% и реальной зарплаты на 10%. При этом ставится задача загнать инфляцию в область однозначных значений.

Можно долго спорить об исполнимости этих планов и о взаимоисключающих последствиях их реализации для экономики. Я бы хотел выстроить собственную шкалу экономических ценностей, исходя, так сказать, из логики экономиста-практика. Оговорюсь с самого начала, что мои предложения суть не критика принимаемых решений, а попытка взглянуть на вопрос с разных сторон, приглашение к обсуждению.

Часто приходится сталкиваться с такой постановкой вопроса: чем необходимо пожертвовать для достижения экономического благополучия — инфляцией, курсом рубля, ростом ВВП, ликвидностью банковской системы? Предлагаю немного переформатировать задачу — отталкиваться не от выбора «жертв», а от выстраивания приоритетов. Мое видение сегодняшних приоритетов экономической политики таково (по мере убывания значимости):

1) рост ВВП;

2) ликвидность банковской системы;

3) курс рубля;

4) инфляция.

Прежде чем перейти к аргументации такого выбора, мне хотелось бы поделиться некоторыми общими соображениями. В экономике не бывает развития без жертв. Это как в жизни: если мальчик хочет хорошо играть в шахматы и быть гроссмейстером, ему вряд ли удастся бегать быстрее легкоатлета. Выбор приоритетов развития в экономике неизбежно приводит к вопросу «что за счет чего?».

Экономика циклична, и ее развитие при завершении очередного этапа показывает неэффективность «старых проверенных» методов регулирования и управления. Вспомним ХХ век, когда, начиная с 30-х годов и на протяжении почти пятидесяти лет, доминировала теория цикличности Джона Мейнарда Кейнса. Затем настало время монетаризма. Сейчас мы на примере проблем экономики США являемся свидетелями перехода и приспособления всего мира к условиям процесса глобализации. Идет выработка и поиск новых возможностей для развития национальных экономик в изменившихся внешних обстоятельствах. И это касается всех стран без исключения.

Завершая общие соображения, хочу обратить внимание на три важных тезиса.

Тезис первый. Россия входит в десятилетний период исключительно благоприятного развития. Наша страна вернулась в элиту мировой экономики. Наряду с чисто российскими проблемами, постоянно дополняемыми «экспортируемыми» мировыми, происходит процесс медленного исчерпания возможностей эффективного регулирования макроэкономических показателей на фоне потребности смены приоритетов развития.

Тезис второй. Бюджетный кризис 1998 года породил живущий до сих пор фетиш бюджетной стабильности как главного приоритета развития. Это неверно. Бюджетная стабильность — это средство достижения цели, а не сама цель!

Тезис третий. В сравнении с развитыми странами у России соотношение ВВП и национального богатства очень невысокое, что говорит о том, что большая часть этих активов (земля, водны

У партнеров

    «Эксперт»
    №23 (612) 9 июня 2008
    Нефть
    Содержание:
    Магические 200

    200 долларов за баррель нефти — эта цифра уже перестала казаться фантастической. До такого уровня цены могут подняться к концу 2008 года

    Обзор почты
    Реклама