Неестественная смерть естественной монополии

РАО «ЕЭС России» закончило свое существование. Реформа электроэнергетики проведена под интересы крупного частного капитала. Она обременена серьезными рисками, которые могут ударить не только по потребителям, но и по самим инвесторам

Этот день настал. 6 июня остановлены торги акциями РАО «ЕЭС России», 1 июля компания перестанет существовать. Реформа энергетической монополии, фактически запущенная аж в 1999 году (именно тогда о ней и заговорили в РАО), завершилась.

Если совсем кратко охарактеризовать эту реформу, то ее можно назвать весьма удачной. Стоимость некоторых сделок по приватизации отдельных компаний превысила 800 долларов за гигаватт мощности, что примерно в три с половиной раза превосходило уровень капитализации РАО ЕЭС (240 долларов за гигаватт на последний день торгов). Только на счетах Федеральной сетевой компании и ГидроОГК оказалось около 8 млрд долларов, собранных в результате приватизации отрасли. Это позволяет надеяться, что уже в самое ближайшее время начнутся мощные инвестиционные вливания в обновление и строительство новых сетевых мощностей (крупные капиталовложения в строительство новых ГЭС пока откладываются). Покупатели генерации обременены обязательствами по инвестстроительству новых мощностей — и тут вроде все безоблачно. Фондовые спекулянты и миноритарии тоже довольны. Их не обидели в ходе реформы, дали заработать. Кажется, что реформа проведена прекрасно и горизонт впереди светел и чист.

Но что-то не дает нам расслабиться. Главный вывод, который должен быть сделан по итогам реформы, не для всех очевиден и обычно не всегда акцентируется комментаторами. Он таков: государство не справилось с реорганизацией советской энергетики управлением ею и приняло сознательное решение переложить бремя проблем в частные руки, навсегда сбросив с себя ответственность за дальнейшие события. Но частный капитал не замечен в склонности к благотворительности. Это значит, что финансовая тяжесть решения проблем, опутывающих электроэнергетику, очень быстро будет переложена на потребителя — такова природа капитала.

Внедрение частного капитала в инфраструктурную отрасль — это скорее благо, нежели порок. Особенность момента в том, что масштаб этого проникновения настолько велик, что не имеет аналогов в западной практике. А значит, не имеет аналогов и сложность прогнозирования рисков негативного поворота в развитии событий и методов их предотвращения. Агенты капитала неизменно будут использовать слабости системы себе во благо (для извлечения дополнительной прибыли или, как вариант, уменьшения рисков). Тонкое одеяло устойчивости, которые советские стратеги соткали вокруг единого энергетического хозяйства, будут тянуть в разные стороны интересы уже отдельных игроков. Если где и было тонко — обязательно порвется.

Мы почти уверены, что команда Анатолия Чубайса, реализовавшая реформу РАО, не занималась «деталями» вроде прогнозирования и предотвращения рисков реформы. Зачем? Ведь еще более сложное мероприятие, реформирование советской экономики в ходе приватизации, в начале 90-х Чубайс проводил, не задумываясь о негативных последствиях. Результат оправдывает средства.

Мы дождались главного — завершения реформы РАО. Энергетическая монополия почила в бозе. Пора подумать о том, что и как

У партнеров

    «Эксперт»
    №24 (613) 16 июня 2008
    Экономический форум в Санкт-Петербурге
    Содержание:
    Глобальный насос справедливости

    Питерский форум показал: чтобы говорить на равных с экономическим Западом, Россия должна сама осуществить и в основном сама освоить огромные инвестиции

    Обзор почты
    Наука и технологии
    На улице Правды
    Реклама