Драку заказывали?

Культура
Москва, 30.06.2008
«Эксперт» №26 (615)
Запуск нового глянцевого журнала о поэзии — непривычное сочетание! — с провокационным названием «Поэ(бой)» инициировал активную дискуссию о том, каковы, собственно, место и форма существования поэта в сегодняшней России

Кажется, время, когда современная русская поэзия интересовала исключительно самих поэтов, постепенно уходит в прошлое. Стихотворцы, хоть и не без поддержки тяжелой артиллерии пиара, собирают большие залы, становятся героями публикаций и даже — уму непостижимо — что твоя Фрекен Бок, залезают в телевизор; такой талантище — и в такой маленький ящик!

Понятно, что в эти новые чудесные места обитания попадают не все — и вот уже кипят нешуточные страсти вокруг четырех-пяти-шести «избранных» имен, обозначается классовое расслоение. Кто-то с готовностью примеряет лавры народного кумира, кто-то кричит: «Ату его, ату!», кто-то упрямо возводит индивидуальную башню слоновой кости; а мелкая поросль, задрав штаны, устремляется вдогонку за желтой майкой лидера: форменный «Поэ(бой)».

Четыре-пять лет тому назад, когда я пыталась уделять внимание современной поэзии на страницах одного петербургского ситигайда, эта практика, с одной стороны, казалась вполне передовой и дерзостной инновацией, с другой — делом полезным и важным; предполагалось, что помимо собратьев по цеху и друзей-сочувствующих, у современных поэтов есть гипотетические читатели, которые бродят где-то в первозданной тьме, лишенные доступа к волшебной зеленой лампе, и ежели кто-то предоставит им вожделенную информацию о ее местонахождении, тут же устремятся на свет. Их не может быть много — так рассуждали мы, но где-то они есть, эти думающие, образованные и тонкие люди, не похожие на трогательных, хоть и агрессивных порой городских сумасшедших, что составляли тогда устойчивый читательский процент посетителей литературных вечеров.

По правде говоря, публикуя расписания и анонсы наиболее значимых поэтических событий и изредка, насколько позволял пресловутый «формат», рецензируя книги стихов, мы вовсе не предполагали заменить Катю Лель на Дмитрия Воденникова, как иронично высказался о нынешней ситуации один из насельников Живого журнала.

С тех пор утекло немало чернил — стихи современных поэтов читают популярные артисты, на вечера, как на концерты заезжих рок-звезд, заранее заказывают билеты через интернет, стало хорошим тоном практически в любом ток-шоу иметь поэта — «говорящую голову», о знатных версификаторах снимают фильмы, осенью 2007-го в Политехническом музее выбрали короля поэтов (уже упоминавшийся Воденников), а в начале нынешнего лета сообщество потрясла новость: вышел пилотный номер глянцевого журнала о поэзии «Поэ(бой)».

Сочетание «глянцевый журнал о поэзии», в общем, по-прежнему кажется диковатым. Глянец — все-таки нечто из «мира чистогана», высший рекламный пилотаж, как ни крути, даже журналистика к нему относится на правах семантического бонуса, не то что поэзия, которая в русской традиции — всегда нечто сверхчувственное, мистическое, в современной западной — скорее сверхинтеллектуальное, но все равно — «сверх». Название тоже дурацкое — вызывает ассоциации одновременно с «Плэйбоем», побоями («и нанес потерпевшему поэбои, несовместимые с жизнью» — авторство lj юзер nastin), ну и, чего греха т

Новости партнеров

«Эксперт»
№26 (615) 30 июня 2008
Чемпионат Европы по футболу
Содержание:
Спасибо, Гус

Россия и ее сборная до и после чемпионата Европы глазами рядового болельщика

Обзор почты
Наука и технологии
На улице Правды
Реклама