Они не уедут

Политика
Москва, 30.06.2008
«Эксперт» №26 (615)
Русские в Эстонии cчитают эту страну своей, хотя она превращает их в людей второго сорта

Проверяя билеты при посадке в Таллине, пожилой эстонец, водитель автобуса на Усть-Нарву, даже не пытается заговаривать с пассажирами по-эстонски. Знает, что бессмысленно. Машина идет в уезд Ида-Варумаа, то есть на северо-восток, а там живут русские. За окнами, на фоне меняющегося пейзажа, мелькают таблички, указатели, вывески, объявления — все на государственном языке, но в салоне за все пять часов поездки на нем не было произнесено ни слова. Ощущение странное…

Muulased и титульная нация

Muulased по-эстонски означает «чужаки», «инородцы» ─ так в республике называют русскоязычных. Есть для них и более грубое слово, но мы его здесь приводить не станем. Сегодня «чужаки» составляют примерно треть из 1 миллиона 350 тысяч населения Эстонии. А в Нарве, самом крупном городе уезда Ида-Варумаа и третьем по числу жителей в республике, на языке поэта Пушкина говорят 97% горожан. Вот как выглядит сегодня обычная русская семья, живущая там. Рассказывает Светлана Тропина, заведующая нарвским отделением Института экономики и управления: «Я — гражданка Эстонии. Экзамен по языку сдавала несколько раз: в 1995 году — на гражданство, а до этого несколько раз на категории. Муж и дочь имеют красные, российские паспорта, а у сына паспорт серый, он — лицо без гражданства. Невестка тоже получила эстонский паспорт, хотя она русская, как и мы все». Такая же пестрая картина и в семье у Ларисы Олениной, депутата городского собрания: «Эстонский паспорт есть только у меня. Сын закончил школу в 1993 году: тогда эстонскому языку фактически не учили, и сегодня у него серый паспорт. Дочь и муж — тоже неграждане. А мой покойный отец был гражданином России». Аня, студентка местного отделения Тартуского университета, как и Лариса, единственная в семье гражданка Эстонии: «Родители мои — граждане России, хотя живут здесь с 1982 года. Красные паспорта у них с начала 90-х годов, получить гражданство Эстонии они даже не пытаются: уже привыкли. Я получила синий паспорт без особых проблем, поскольку эстонский учила в школе. Но процедура была очень долгая».

Впервые вопрос о гражданстве встал перед русскоязычными в начале 90-х, тогда многие и написали заявления с просьбой поменять паспорт СССР на российский. «Это был не самый легкий выбор, — подчеркивает Светлана, — на это надо было решиться. Но у людей в России были родственники, собственность». Альтернативной же для большинства muulased стал серый паспорт, где написано aliens ─ «чужой». В целом по республике сегодня расклад такой: почти 100 тысяч граждане России, около 150 тысяч добились гражданства Эстонии и примерно столько же оставшихся — aliens.

Какой тренд здесь главный? «Движение идет в обе стороны, — утверждает Лариса, — и многие неграждане в конце концов берут российское гражданство. Людям нужна свобода. Если ты имеешь постоянный вид на жительство и, при сером паспорте, оформил его как европейский, то можешь с ним ездить в Европу без визы. А если у тебя красный паспорт и вид на жительство, то ездишь без визы в обе стороны. То есть кр

Новости партнеров

«Эксперт»
№26 (615) 30 июня 2008
Чемпионат Европы по футболу
Содержание:
Спасибо, Гус

Россия и ее сборная до и после чемпионата Европы глазами рядового болельщика

Обзор почты
Наука и технологии
На улице Правды
Реклама