Без идей, без воли, без решений

14 июля 2008, 00:00

Вот и «большая восьмерка» утратила изрядную часть своего глобального влияния. ООН, МВФ, ВТО, НАТО, ЕС — один за другим прежде весомые международные институты теряют былое влияние и авторитет. Нет, они продолжают функционировать и даже остаются умеренно полезными, но веры в то, что они способны принимать и проводить в жизнь сложные политические решения, практически не осталось.

Теперь очередь дошла и до «восьмерки». Встреча на Хоккайдо показала, что эта организация, которая долгое время считалась едва ли не теневым «мировым правительством», в действительности мало что может решить по существу. Даже претензий на управление мировыми делами уже практически не заметно. Кого-то разве может обмануть желание снизить выбросы к 2050 году?

Отчасти это является следствием размывания экономического и политического влияния в мире. Появились новые мощные игроки — Китай, Индия, Бразилия, Мексика, ЮАР и другие, без которых невозможно принимать серьезные решения. Но прежде всего это следствие процесса подспудного ослабления самих развитых стран.

В составе нынешней «восьмерки» практически не оказалось политиков с подлинно глобальным видением. Гордон Браун, Николя Саркози, Сильвио Берлускони, Стивен Харпер, Ясио Фукуда — этих политиков трудно заподозрить в способности (да и в желании) решать проблемы мира. Они куда больше озабочены своими внутриполитическими позициями либо — как максимум — имеют узкорегиональный взгляд на проблемы, да и то тактический.

На политика с каким-то собственным глобальным видением тянет Джордж Буш. Но он уже совсем скоро уходит и к тому же по рукам и ногам связан массой ошибок, совершенных в свои два президентских срока.

Из западных политиков более или менее адекватно выглядела лишь Ангела Меркель.

«Восьмерку» покинул целый ряд политиков, которых можно было назвать государственными деятелями. Жак Ширак, Герхард Шредер, Тони Блэр, Дзюнъитиро Коидзуми — к ним можно относиться по-разному, но то, что эти политики были уровнем выше нынешних представителей своих стран, бесспорно. Да и Владимир Путин в их ряду не терялся. Все эти личности имели определенное видение глобальных процессов и решимость двигаться в избранном направлении.

На фоне нынешнего состава «восьмерки» российский президент Дмитрий Медведев смотрелся одновременно и выигрышно, и чужеродно. Как новичок он вполне успешно вписался в «восьмерку» психологически. Но вот его масштабные предложения о необходимости серьезной перестройки мировой финансовой системы отклика у коллег не нашли, и это бросилось в глаза.

Сразу стало заметно, что вопросы такого уровня его коллеги просто не воспринимают. Хотя уже довольно давно очевидно, что нынешняя система международных финансовых организаций и институтов не отвечает требованиям дня. А экономический кризис уже придал этому несоответствию угрожающий характер.

С другой стороны, что может сделать Россия в данной ситуации? Не многое. В международной политике вес идеям придает сила того, кто их выдвигает, а также его способность добиваться реализации своих замыслов. Россия же пока не пользуется в развитом мире достаточным авторитетом, чтобы к ее предложениям всерьез прислушивались.

В самом деле, было бы странно, если такие мощные финансовые державы, как США, Япония, Британия и Германия, принимали в качестве руководства к действию предложения страны, чей самый крупный коммерческий банк в мировой банковской табели о рангах занимает 33-ю строчку по размеру капитала. Одних валютных резервов в 570 млрд долларов недостаточно, чтобы считаться первоклассной финансовой державой. Хотя в том, что касается энергетики, с нами уже вынуждены считаться.