Благополучие водочников vs здоровье нации

Софья Инкижинова
корреспондент журнала «Эксперт»
Лина Калянина
редактор отдела конъюнктуры отраслей и рынков журнала «Эксперт»
14 июля 2008, 00:00

Бороться с производством нелегальной водки экономическими и фискальными методами невозможно. Решить эту проблему можно, только ликвидировав коррупцию среди чиновников и в правоохранительных органах

Тема водочных акцизов сегодня вновь актуальна — российские ведомства в очередной раз рассматривают возможность изменения акцизов на крепкий алкоголь. Поводом для обсуждений послужила аналитическая записка, которую в июне этого года Союз участников алкогольного рынка (СУАР) направил на рассмотрение в правительство РФ. В записке производители водки вышли с рядом предложений по регулированию отрасли, в том числе касающихся изменения порядка взимания акцизов на алкоголь и снижения величины самого акциза. Планировалось, что порядок сбора акцизов будет рассмотрен на президиуме правительства в конце июня. Именно тогда контролирующие отрасль органы должны были выработать единую позицию, чтобы представить ее премьер-министру Владимиру Путину. Однако из-за несогласованности и полярности точек зрения вердикт водочникам вынесут лишь осенью или даже к концу года. От того, каким окажется окончательное решение, будет зависеть не только дальнейшее развитие алкогольной отрасли, но и будущее страны.

Принятие тех или иных законотворческих решений в алкогольной отрасли постоянно затягивается. А если нововведения принимаются, то всегда находятся недовольные. Причина тому — серьезные расхождения во взглядах как внутри ведомств, так и между самими участниками рынка.

Предмет спора

Спорный вопрос об изменении действующей системы взимания акцизов на спирт и спиртосодержащую продукцию — до сих пор один из главных на алкогольном рынке. Его участники разбились на два лагеря: те, кто выступает за снижение акцизных ставок, считают, что нововведения позволят уменьшить количество нелегальных производителей и, как следствие, избавить рынок от нечестной конкуренции; те, кто поддерживает повышение, говорят об оздоровлении нации.

Необходимость изменения акцизных ставок связывают с проблемой производства нелегальных спиртных напитков и их реализации по бросовым ценам. Вот уже почти десять лет уровень легального производства остается на прежнем уровне: по данным Росстата, ежегодно в стране выпускается порядка 135 млн дал крепких спиртных напитков. В то же время по итогам 2007 года объем розничных продаж составил 195 млн дал, и с каждым годом эта цифра уверенно растет. По оценкам, государство недобирает налогов примерно на 1,5 млрд рублей.

Сегодня акциз поступает в бюджет из двух источников: от производителей спирта (25,15 рубля за 1 л этилового спирта) и от ликеро-водочных заводов (173,50 рубля за 1 л использованного этилового спирта). За вычетом акциза на спирт производители платят 148,35 рубля за литр.

Сегодня себестоимость бутылки водки экономкласса объемом 0,5 л на ликеро-водочных заводах (ЛВЗ) составляет порядка 15 рублей, с учетом акциза (34,7 рублей), НДС (около 8,5 рубля) себестоимость поднимается до 60 рублей. Сюда стоит прибавить логистические затраты и стоимость размещения бутылки водки в рознице — порядка 30% от себестоимости. В результате минимальная цена легальной водки оказывается на уровне 80 рублей. Однако на полках региональных магазинов можно встретить продукцию начиная от 35 рублей, что говорит о присутствии на рынке нелегальной продукции. Прибыль производителей нелегального продукта, несмотря на дополнительное финансирование «откатов», которые успешно позволяют донести товар до потребителя, оказывается выше, чем у легальных производителей.

Рассуждая о нелегалах, обычно любят говорить о небольших ликеро-водочных заводиках или даже о цехах, расположенных, как правило, в глубинке. Считается, что именно они старательно уклоняются от налогов и занимаются демпингом. А вот о крупных компаниях, которые производят нелегальные спиртные напитки на легальных мощностях (например, в ночную смену) с повторением акцизной марки, зачастую забывают. Последние наносят гораздо более значительный урон отрасли, они серьезнее и опаснее региональных «малышей» в силу своих объемов, инструментов, опыта.

В свою очередь, нелегальная продукция бывает двух сортов: обычная качественная водка или некачественные, опасные для жизни суррогаты. Некачественная нелегальная водка, хотя и производится в меньших масштабах, представляет серьезную угрозу — это спиртосодержащие жидкости, употребление которых порой завершается серьезными отравлениями и летальными исходами. По имеющимся неофициальным подсчетам, доля суррогатов в нелегальном алкоголе составляет около 30%, остальное — это качественная водка, произведенная нелегальным способом.

Игра на понижение

В настоящее время налоговым законодательством предусмотрено постепенное повышение стоимости акцизов примерно на 10% в год. Такова позиция Министерства финансов РФ. В предусмотренной правительством трехлетней программе предполагалось увеличить ставки акциза с сегодняшних 173 до 190 рублей в 2009 году, до 209 рублей в 2010-м и до 230 — в 2011-м. Это чуть выше, чем планировалось ранее, но ниже темпов инфляции. Данный аспект принципиально важен для недорогой водки, где акциз составляет существенную часть себестоимости, и практически не сказывается на сегменте дорогих напитков.

Повышение акциза от планомерного до кардинального — та позиция, которой помимо Минфина придерживаются не многие. Лишь отдельные участники рынка высказываются за увеличение стоимости водки за счет повышения налога, преимущественно это производители напитков премиальных сегментов, а также люди и компании, болеющие за здоровье нации. Понятно, что этой группе трудно противостоять многочисленному водочному лобби, в частности более чем сотне компаний — участников СУАР, которое выступает за снижение акцизов на водку.

По мнению водочников, снижение акцизов поможет побороться с теневым рынком и позволит избежать им нечестной конкуренции. СУАР предлагает изменить схемы взимания акциза на спирт, алкогольную и спиртосодержащую продукцию — ввести единую (одинаковую) ставку налога, а также обеспечить механизм уплаты акциза банковской гарантией. По мнению СУАР, злоупотребления с уплатой акциза возникают на этапе продажи продукции оптовому звену, поэтому участники рынка предлагают перенести начисление акциза с момента отгрузки продукции оптовому звену на момент получения спирта на спиртзаводе предприятием — производителем алкогольной (спиртосодержащей) продукции. «Уплату акцизов в бюджет необходимо производить только через спиртовые комбинаты, исключая ликеро-водочные заводы, — говорит генеральный директор ГК ОСТ Алексей Мустяца. — Поскольку спиртзаводов в два с половиной раза меньше, чем производителей алкогольной продукции, эта мера позволит улучшить администрирование акцизного налога».

Помимо изменения схемы взимания налога в своей записке водочники предлагают еще и понизить акциз до 100 рублей за 1 л безводного этилового спирта, в результате чего розничная цена за бутылку легальной продукции снизится до 55 рублей. Потенциальное сокращение доходов бюджета из-за предлагаемого снижения ставки акциза может быть компенсировано за счет повышения собираемости акцизных платежей при принятии предлагаемых мер в комплексе. По мнению водочников, при снижении акцизов нелегальные производители потеряют свое единственное конкурентное преимущество — низкую цену. Работая в равных условиях, легальные производители их легко вытеснят, так как доверие к продукции известных компаний выше. Легальные производители продолжат инвестиции в продвижение брендов, что вряд ли смогут позволить себе нелегалы. «Необходимо снизить акцизный сбор и установить минимальную цену, порог, ниже которого нельзя будет продавать водку и ЛВИ», — говорит председатель правления компании «Синергия» Александр Мечетин. По его мнению, такие меры в значительной степени ударят по серым производителям, что позволит легальным производителям также зарабатывать на продукции экономкласса. Кроме того, снижение акцизов, по мнению водочников, не приведет к увеличению уровня потребления крепких спиртных напитков. Однако у потребителей появится выбор. Они будут приобретать алкогольные напитки в тех же количествах, но по низким ценам, не рискуя здоровьем.

«Снижение акцизов — единственный шаг быстрого вытеснения нелегального алкоголя с рынка, — уверен Александр Мечетин. — Сегодня им хватает денег, чтобы обеспечить коррумпированную составляющую их деятельности. Однако когда мы будем находиться на равных условиях с нелегальными производителями, то по сравнению с нами им не будет хватать финансовых ресурсов на маркетинг, логистику, и они будут вытеснены с рынка. Когда мы сократим процентную составляющую нелегальных производителей, то можно будет говорить о постепенном повышении акцизных сборов. Если же поднять цену сегодня, когда никаких инструментов контроля за теневым производством не создано, то, естественно, легальное производство уменьшится, а нелегальное увеличится».

Ставка на жизнь

Позиция другого лагеря: необходимо увеличить ставки акцизов на алкогольную продукцию, чтобы снизить уровень ее потребления. Статистика показывает: несмотря на то что сегодня в основном употребляют дешевый алкоголь — стоимостью до 100 рублей, умирают не от суррогатов. Как правило, причиной заболеваний, порой заканчивающихся летальным исходом, становится не качество, а количество выпитого (см. статью «Водочная эпидемия», «Эксперт» № 42 от 13 ноября 2006 года).

В России самая дешевая водка — бутылка стоит почти столько же, сколько сок или минеральная вода. Снижение цен подталкивает людей, находящихся в пограничной зоне, к алкоголизму. Экономический барьер для тех, кто мог бы и не пить водку, если бы она стоила дороже, фактически перестает существовать.

Простая арифметика: в Советском Союзе ежемесячная средняя заработная плата составляла порядка 100 рублей, бутылка водки стоила чуть меньше 4 рублей. На эту сумму можно было приобрести 25 бутылок водки. Сегодня жители отдельных регионов получают 10 тыс. рублей, а одна бутылка в среднем стоит около 80 рублей. То есть это 125 бутылок водки. Если не тратиться больше ни на что другое, ежедневно можно выпивать по четыре бутылки.

Опыт показывает, что проблему нелегального производства и реализации алкоголя по низким ценам нельзя решить экономическими методами. «Возможное снижение акцизов, которое преподносится как мера борьбы с подделками, вряд ли будет действенным, — считает руководитель пресс-службы компании “Омсквинпром” Татьяна Максименко. — Производители поддельной водки вообще не платят акцизов, поэтому мы не сможем соревноваться с ними в цене. А вот введение минимальной цены более реалистично и могло бы, с нашей точки зрения, оказать стабилизирующее влияние на рынок».

С г-жой Максименко согласен коммерческий директор компании «Самогон», совладелец бренда «Косогоров Самогон» Николай Полуэктов: «С точки зрения алкогольной политики государству следует не уменьшать акцизы в два раза, а повысить налоги в несколько раз». По его мнению, принимая законы, следует помнить о российской культуре пития: у нас сложился северный тип потребления, когда в основном пьют крепкий алкоголь в больших количествах, поэтому необходимо использовать опыт стран с аналогичным потреблением. Главный из них: чтобы люди не спивались, алкоголь должен стоить дорого. Показателен опыт Финляндии, где де-факто введен сухой закон. Спиртные напитки приобрести можно, но в специализированных магазинах, в определенное время и по высокой цене. Это имеет и свои негативные последствия — например, когда финны пересекают границу с Ленинградской областью, они устраивают у нас алкогольные сафари. Но тем не менее проблему финны решили.

В последние годы кривая потребления крепких спиртных напитков медленно, но верно идет вниз. «По статистике розничных продаж мы видим: чем выше поднимается цена на водку, тем большее количество россиян переходит на другие напитки. Причем молодые люди, как правило, выбирают слабый алкоголь. Поколение, выросшее на водке, постепенно уходит», — говорит генеральный директор компании «Бизнес-аналитика» Андрей Стерлин.

Водочные производители лукавят, когда говорят, что снижением акцизов можно победить нелегальный рынок. Механизм ухода нелегалов с рынка выглядит очень расплывчатым и неубедительным. Несмотря на увеличение премиум-сегмента на водочном рынке, эконом-сегмент все еще остается основным источником доходов водочных производителей, и они хотят здесь больше зарабатывать. А то, что с увеличением акцизов якобы увеличится производство суррогатов и их потребление, то сегодня уже речь не идет о тех потребителях, которые готовы пить одеколон или тормозную жидкость, — их мы уже потеряли. Сегодня в большей степени решается вопрос об их детях и о тех, кто еще может не пить.

Упорядочить алкогольный рынок можно лишь совершенствованием правоохранительной системы. Важна политическая воля и слаженная работа контролирующих органов. Многие участники рынка уверены, что проконтролировать, допустим, производство спирта не так сложно, было бы желание. И им легко поверить, потому что утаить более трети выпущенных алкогольных напитков — а именно такую часть продукции официальная статистика признает нелегальной — представляется маловероятным. Но пока местные власти, внимательно следящие за деятельностью того или иного ликеро-водочного завода, сами греют руки у этого костра, он не потухнет.